МВД Свердловской области не усмотрело признаков нарушения закона в призывах к физическому насилию и убийству представителей ЛГБТ-сообщества

В сентябре 2018 года стало известно, что в Свердловской области МВД не усмотрело признаков нарушения закона в гомофобных комментариях с призывами к принудительному лечению, физическому насилию и убийству представителей ЛГБТ-сообщества.

В сентябре 2018 года стало известно, что в Свердловской области в марте юрист Ресурсного центра ЛГБТ Анна Плюснина, через сайт Следственного комитета России написала обращение с просьбой проверить на экстремизм комментарии под статьями на разных местных новостных сайтах.

В материалах, в частности, шла речь об открытии в Екатеринбурге ресурсного центра для сексуальных меньшинств, а также о том, что в городе гомосексуалам запретили вход в один из магазинов. Под новостями пользователи оставляли оскорбительные для людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией комментарии, призывали их принудительно лечить и применять к ним физическую силу вплоть до убийства. Своим обращением Плюснева пыталась добиться удаления гомофобных комментариев с новостных ресурсов.

Жалобы юриста были перенаправлены из Следственного комитета в Центр по противодействию экстремизму ГУ МВД по Свердловской области. Во всех трех ответах, подписанных начальником Центра Александром Бутаковым, говорится, что предметом речи в комментариях под материалами выступает группа лиц, «выделенная по признаку сексуальной ориентации», которая, с точки зрения полиции, не подлежит защите со стороны антиэкстремистского законодательства, т.к. не является ни социальной, ни национальной, ни расовой, ни религиозной группой: «Исследуемый текст не направлен на формирование у адресата негативной установки в отношении круга лиц или группы, выделяемой по признакам национальной, расовой, религиозной или социальной принадлежности. В представленных комментариях выражено негативное отношение к гомосексуалистам. Таким образом, в действиях неустановленных лиц, разместивших указанные комментарии, признаков правонарушений, в том числе экстремистской направленности, не усматривается».

Данный кейс хорошо иллюстрирует тот факт, что содержащееся в антиэкстремистских статьях неопределенное понятие «социальная группа» трактуется правоохранительными органами произвольно. Мы выступаем за исключение этого неопределенного понятия из антиэкстремистского законодательства, но пока оно есть в законе, оно может применяться к наиболее агрессивным призывам по отношению к явно уязвимым группам. ЛГБТ-сообщество к числу таковых, с нашей точки зрения, относится. В целом же, мы считаем, что гендер и сексуальная ориентация должны быть, наряду с полом, расой, национальностью, языком, происхождением и отношением к религии, указаны в списке признаков, на основании которых антиэкстремистское законодательство выделяет группы для защиты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *