Мнение. Как Владимиру Путину оставить оппозицию не у дел

Нужно воспользоваться рецептом главы Особого отдела Департамента полиции Сергея Зубатова

Одно из самых недооцененных явлений в российской политической истории — так называемая зубатовщина. Кроме людей, профессионально изучающих жизнь предреволюционной России, о ней сейчас вообще никто не помнит. А между тем, получи ее автор, начальник московской полиции Сергей Зубатов, поддержку правительства и престола, никакой революции в России вообще могло бы не быть.

Народ, хлеб и масло

Идея зубатовщины сводилась к тому, чтобы отвлечь рабочих от политической деятельности с помощью вовлечения их в борьбу за свои экономические права. Главным социальным конфликтом эпохи модернизации, как известно, является противостояние труда и капитала. Так вот, Зубатов предложил власти сменить здесь союзника — оказаться по одну сторону баррикад не с капиталистами, а с народом. В те моменты и в тех местах, где власть это предложение принимала и позволяла Зубатову его реализовывать, результат неизменно впечатлял: эффективность социал-демократической пропаганды падала в разы, численность революционных парторганизаций уменьшалась кратно. Не знаю, читал ли Зубатов Ленина (говорят, начальник полиции был очень теоретически подкован), но в работе он исходил из той же посылки, которую в 1902 г. сформулировал будущий вождь пролетарской революции. Ее суть в том, что, будучи предоставленным самому себе, пролетариат никаких политических требований не сформулирует и пытаться свергнуть власть не будет. Естественным желанием рабочих, мол, будет скатиться в тред-юнионизм: бороться с работодателями за «хлеб и масло». Как известно, Ленин этому процессу всемерно пытался помешать, Зубатов же всячески ему способствовал.

Внутренний враг России

Если говорить не о тактическом маневрировании, а о серьезных стратегических вещах, то у нынешнего российского режима есть последний аргумент, с помощью которого он может попытаться спасти свою умирающую легитимность, — «маленькая победоносная война». Но только не с внешним врагом — этот трюк уже однажды использовали с Украиной и второй раз он вряд ли прокатит, — а с врагом внутренним.

С бизнесом.

В глазах отечественного избирателя проблемой номер один является вопиющее и постоянно растущее имущественное неравенство. Строго говоря, виноват в ней не столько бизнес, сколько власти, однако использовать ситуацию в своих интересах им это не помешает. Достаточно будет объявить крестовый поход за «социальную справедливость», ввести прогрессивное налогообложение, реприватизировать несколько крупных компаний — и результат не заставит себя ждать. История зубатовщины свидетельствует, что, объединившись с народом против «буржуев», власть вполне способна противостоять росту протестных настроений.

Главная имиджевая проблема президента Владимира Путина как раз в том, что он не народ защищает, а является выразителем интересов олигархического сословия. Согласно последним данным объявленного иноагентом «Левада-центра», впервые за 20 лет в глазах населения олигархи обошли по этому показателю даже силовиков. Война с бизнесом позволит если и не решить проблему полностью, то по крайней мере смягчить ее.

Будет и хороший бизнес

В случае реализации указанного сценария оппозиция окажется в крайне невыгодном положении. Она вынуждена будет либо защищать «олигархов», либо дистанцироваться от схватки, рискуя оказаться, таким образом, вне повестки. В версию, будто противники режима — американские шпионы, верит все меньше граждан. Представить дело так, что оппозицию финансируют российские «олигархи», Кремлю будет несравненно легче.

Да, в конечном итоге все это окончательно угробит экономику, но как минимум на пару-тройку лет приостановит процесс падения путинских рейтингов. Работать с позитивной повесткой у нашего президента получается не очень, а вот сплачивать сторонников против врага он умеет совсем неплохо.

Главная сложность описанного сценария заключается в том, что «поделиться с людьми» придется заставить не только Михаила Фридмана и Владимира Потанина, но и братьев Ротенбергов с Геннадием Тимченко. Последним, впрочем, будет доверена роль «хорошего» бизнеса — того, что будет делиться охотно, не сопротивляясь, с пониманием всей важности стоящей перед ним задачи.

Если Владимир Путин решит переизбраться в 2024 г. сам, то война с бизнесом представляется для него единственным способом гарантированно избежать повторения белорусского сценария. Обойтись без нее можно будет только в том случае, если он решит реализовать сценарий «Преемник».

Никогда не говори никогда

И последнее. Любому, кто по прочтении написанного захочет воскликнуть: «Ерунда! Никогда такого не будет!» — автор предлагает задать себе один вопрос. А кто, собственно, сможет помешать президенту Путину реализовать указанный сценарий? Госдума? Совет Федерации? Конституционный суд? Губернаторы? Уполномоченный по защите прав предпринимателей? РСПП? Общественная палата? ОНФ? Ротенберг? Ковальчук?..

Ну или представьте, например, себе: читаете вы в 2013 г. рассуждения, что, пытаясь противостоять падению собственной популярности, режим может пойти на аннексию части территории соседнего государства. Разве не воскликнете вы тогда то же самое: «Ерунда! Никогда такого не будет!»

Тем не менее через несколько месяцев именно это и произошло.

Аббас Галлямов, политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции VTimes.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *