Минздрав предложил новые правила реабилитации. Для людей с инвалидностью и тяжелыми заболеваниями восстановление не предусмотрено

Минздрав вынес на общественное обсуждение новые проекты порядка реабилитации детей и взрослых — взамен приказа, действующего с 2012 года. В СМИ и соцсетях пишут, что новые порядки опасны и не предусматривает реабилитацию для людей с инвалидностью. Обсуждение порядка реабилитации взрослых уже завершено, детский будут обсуждать до 3 апреля. «Медуза» объясняет, в чем главные проблемы новых документов.

Люди с тяжелыми заболеваниями останутся без реабилитации

В проектах приказов Минздрава сохранили разделение людей по «реабилитационному потенциалу». Если врач (врачебная комиссия) решил, что человек никогда не сможет полностью восстановиться, то в реабилитации он, по мнению ведомства, не нуждается. Люди без «реабилитационного потенциала» смогут рассчитывать только на паллиативную помощь — облегчение страданий и улучшение качества жизни. Причем это ограничение распространяется на любые организации, даже частные клиники не смогут проводить реабилитацию пациентов, если нет перспективы восстановления.

В группе без «реабилитационного потенциала» могут оказаться дети с церебральным параличом и спинальной мышечной атрофией (СМА), взрослые с рассеянным склерозом и боковым амиотрофическим склерозом (БАС). Эксперты называют такой подход дискриминационным и указывают на прямое нарушение конвенции ООН по правам инвалидов, которую Россия ратифицировала в 2012 году и тем самым признала, что людям с инвалидностью нужно обеспечить доступ к реабилитации и предоставить тот же набор услуг, что и другим. Реабилитация нужна вне зависимости от того, сможет ли человек восстановиться и, например, ходить. Любому человеку важно быть максимально самостоятельным, и нередко единственная цель реабилитации — сделать так, чтобы человек мог без чьей-либо помощи умываться, одеваться, чистить зубы, есть.

«Пожалуй, главное, что обескураживает в проекте документа, это то, что он полностью заточен под восстановительную реабилитацию, например, после травм или инсульта, — говорит генеральный директор благотворительного фонда помощи людям с БАС „Живи сейчас“ Наталья Луговая. — Притом, что огромное и активно развивающееся сейчас направление реабилитации — это поддерживающая реабилитация. Мы надеялись, что новый порядок поможет людям с БАС и другими прогрессирующими заболеваниями получать необходимую помощь в соответствии с международными стандартами, и что порядок будет способствовать развитию всей отрасли поддерживающей реабилитации — но сейчас есть большие опасения, что он, напротив, станет барьером для пациентов. Похоже, что согласно новому порядку реабилитации людей с такими заболеваниями практически точно отнесут к категории „без реабилитационного потенциала“, а это значит, что получить право на амбулаторную комплексную реабилитацию им вряд ли удастся».

Эксперты подчеркивают, что чем раньше физический терапевтэрготерапевт, психолог, логопед включатся в сопровождение пациента с БАС, тем больше шансов отсрочить тот момент, когда человек будет нуждаться в посторонней помощи. Ребенка с церебральным параличом важно учить по максимуму использовать тот потенциал, который у него есть, чтобы суметь жить в мире, который не приспособлен для людей с двигательными или, например, речевыми нарушениями.

Как это работает сейчас. Если у пациента нет «реабилитационного потенциала», ему гарантирован уход для поддержания «достигнутого или имеющегося уровня функций и приспособления окружающей среды под уровень возможного функционирования пациента». Паллиативная помощь в правилах реабилитации не упоминается в принципе, так как порядок ее оказания приняли через три года после действующего приказа (в 2015-м).

Реабилитация будет осуществляться курсами, а не постоянно

У детей продолжительность курса будет составлять от 12 до 21 дня, проводить его будут от одного до четырех раз в год (в проекте приказа для взрослых детализации нет). «Ни при ДЦП, ни при СМА невозможно проходить реабилитацию курсами: две недели, потом перерыв на несколько месяцев, а потом снова две недели курсом, — говорит генеральный директор реабилитационного центра „Апрель“ Наталья Семина. — Курсовой подход предполагает, что ребенку этого хватит, он возьмет и за курс восстановится, что во многих случаях невозможно. На такую реабилитацию расходуются средства, но это не приносит никакой пользы». Семина объясняет, что новый порядок подходит, если ребенок сломал руку, а дети с особенностями развития, двигательными нарушениями остаются за бортом, их потребности не учитывают.

В новом проекте предполагается, что в случае тяжелых нарушений (человек не может себя обслуживать, нуждается в постоянном уходе и так далее) реабилитация должна проходить в стационаре. Наталья Луговая называет это ошибкой: «Вся современная медицина идет по тому пути, чтобы, если это возможно, человеку оказывалась помощь на дому. Так, в феврале этого года был принят закон о паллиативной помощи, где закрепляется право человека на выездную паллиативную помощь. Мы в фонде изучаем зарубежный опыт и видим, что на Западе люди с БАС получают помощь в реабилитации на дому: это удобнее для пациента и дешевле для системы здравоохранения».

Как это работает сейчас. Сейчас в приказе Минздрава продолжительность реабилитации не прописана, хотя на практике врачи также назначают ее курсами.

Минздрав продолжит применять методы реабилитации, не доказавшие свою эффективность

В новом документе эрготерапия и лечебная физкультура, как и сейчас, сочетаются с физиотерапией и альтернативной медициной. Кабинеты физиотерапии предполагается оснащать аппаратами для магнитотерапии, лазеротерапии, теплолечения, лечения электросном и всем необходимым для иглорефлексотерапии. Советская физиотерапия (магниты, лазеры, прогревания и прочее) не имеет доказанной эффективности. Нет надежных данных, которые показывают, что иглорефлексотерапия — эффективный метод реабилитации и может помочь людям с церебральным параличом или пациентам после инсульта. «Основа восстановления — упражнения, которые проводят специалисты по методикам двигательной терапии, поэтому оснащение амбулаторных центров реабилитации не сильно отличаются от фитнес-центров, — поясняет Наталья Семина. — Там должны быть, в первую очередь, тренажерные залы и кабинеты со специальными столами для занятий, а не аппараты для физиотерапии».

Как это работает сейчас. В действующем приказе Минздрава также присутствуют неэффективные методы реабилитации и оборудование.

Марианна Мирзоян

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала юриста «Мед-ЮрКонсалт» Яну Алексееву и юриста компании Melegal Алину Чимбиреву

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *