Минюст РФ: статус «иноагента» не означает негативной оценки НКО


Об этом говорится в направленных российским ведомством в ЕСПЧ замечаниях на жалобу «Экозащита и другие против России» о нарушении их прав в связи с изменением законодательства об НКО-иноагентах

Статус «иностранного агента» не означает негативной оценки для некоммерческой организации, а в первую очередь отвечает потребности российского общества для эффективного контроля за политической деятельностью НКО, получающих финансирование из-за рубежа. Об этом говорится в направленных во вторник Минюстом России в Европейский суд по правам человека замечаниях на жалобу «Экозащита и другие против России» о нарушении их прав в связи с изменением законодательства об НКО, выполняющих функции иностранного агента.

Как сообщили в пресс-службе Минюста, «до сведения ЕСПЧ доводится, что оспариваемые заявителями нормативные положения не предполагают возможность государственного вмешательства в определение предпочтительного содержания и приоритетов деятельности некоммерческих организаций, получающих иностранное финансирование, не означают негативную законодательную оценку некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, и не препятствуют некоммерческим организациям свободно изыскивать и получать денежные средства и иное имущество как от иностранных, так и от российских источников, в том числе для их использования в политической деятельности».

При этом «власти РФ исходят из презумпции законности и добросовестности деятельности некоммерческих организаций и не лишают их права на судебную защиту от любых необоснованных требований контролирующих органов, возлагая бремя необходимого доказывания на уполномоченные государственные структуры».

«Российская сторона исходит из наличия реальной потребности российского общества в развитии правовой базы, необходимой для осуществления эффективного государственного и общественного контроля за политической деятельностью некоммерческих организаций, получающих финансирование из-за рубежа, — сообщили в пресс-службе Минюста РФ. — Подобный подход соответствует общемировой тенденции усиления контроля и увеличения прозрачности финансирования деятельности некоммерческих организаций в демократических государствах, что в итоге положительно влияет на развитие гражданского самосознания и стимулирует увеличение государственной поддержки гражданского общества».

Мировая практика

В Минюсте добавили, что «в своей правовой позиции российские власти исходят из того, что ограничительные нормы в отношении некоммерческих организаций, получающих иностранное финансирование и занимающихся политической деятельностью, присутствуют в законодательстве многих стран мира». При этом в ряде стран санкции существенно строже в сравнении с теми, что установлены в РФ.

«Более того, требования российского законодательства об обязательной регистрации некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, в специальном реестре, о предоставлении отчетности о деятельности и источниках финансирования, о маркировке выпускаемой ими продукции, а также об особом порядке учета расходов и доходов не являются чрезмерными и не ограничивают некоммерческие организации в выборе возможной сферы деятельности», — подчеркнули в Минюсте. Подобные требования и регулирование в различных вариациях распространены во многих странах и направлены на обеспечение прозрачности и открытости деятельности некоммерческих организаций.

Калининградская региональная общественная организация «Экозащита! — Женсовет» была включена в перечень иноагентов в числе первого десятка — в июле 2014 года.

Закон об иноагентах был принят летом 2012 года. Он обязывает НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие финансирование из-за рубежа, принимать статус иностранных агентов с последующим занесением в специальный реестр. НКО-иноагенты обязаны указывать при публикации материалов в интернете и СМИ этот статус. За уклонение от этого требования предусматривается штраф.

Сперва вступление в реестр было добровольным, но в начале июня 2014 года был подписан закон о принудительном включении в реестр НКО, которые отвечают признакам иноагента, но не подали соответствующее заявление. На сегодня реестр Минюста включает 88 таких НКО.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *