Меньше кормить и больше доить. Как правительство будет повышать налоги

Из плохого и очень плохого вариантов будет выбран последний

Нужно отдать должное российскому правительству: оно честно держало себя в руках и (почти) не повышало налоги на протяжении нескольких лет после того, как президент Путин дал такое обещание. Такие мелочи, как регулярное повышение акцизов или снятие лишнего жирка с нефтяников, образовавшегося из-за стремительной девальвации рубля, можно в расчет не принимать. Но вот наступил тот самый «18-й год», и обещание президента Путина потеряло свою актуальность, про 19-й год он ничего (слава богу! – вздохнули чиновники) не говорил. Прошли выборы, и через несколько дней на заседании правительства обсуждался рост налогов.

Это заседание стало одним ⁠из символических событий, ⁠которые случились в России ⁠в первые же дни после дня голосования и которые, ⁠по всей видимости, будут определять контуры политики российских властей ⁠в ближайшие годы. К таким событиям я отношу требование Генеральной прокуратуры приговорить к девяти годам тюрьмы правозащитника Юрия Дмитриева, хотя проведенные экспертизы не поддержали предъявляемое обвинение. На мусорном полигоне Ядрово под Волоколамском произошел выброс ядовитых газов, в результате чего отравились и попали в больницу десятки людей, в основном дети, а местные жители с протестами вышли на улицу. С одной стороны, вроде бы ничего принципиально нового, с другой – продолжающееся запугивание активной части общества, точечные репрессии и полное равнодушие властей к проблемам населения.

О налоговых новациях правительства говорить сложно, поскольку они еще не сформировались в конкретные законопроекты и «масштаб бедствия» пока невозможно оценить. Возможно, все ограничится небольшими «социально ориентированными» изменениями в шкале подоходного налога – единая ставка налога будет повышена до 15% (с нынешних 13%), но при этом будет повышен необлагаемый налогом минимум, что позволит повысить уровень жизни миллионов россиян. Такие изменения я бы поддержал, потому что хорошо вижу, что правительство не может найти никаких решений для преодоления проблемы бедности в нашей стране, где каждый десятый живет с доходами ниже прожиточного минимума. Если при таком сценарии налоговая нагрузка на все население останется на прежнем уровне, то можно говорить о нейтральном характере изменений и о небольшом перераспределении налоговой нагрузки между различными группами населения.

Но, возможно, изменения подоходного налога будут сконструированы так, что «по случайному стечению обстоятельств» бюджет останется в выигрыше, то есть налоговая нагрузка на доходы населения возрастет, и, следовательно, покупательная способность населения снизится, и те надежды на рост экономики, которые правительство связывает с растущим потребительским спросом, канут в Лету. В дополнение к этому правительство может поддержать предложение Минфина и пойти на очередной налоговый маневр, который давно обсуждается, – снизить ставку социальных взносов с 30% до 22% при одновременном повышении ставки НДС с 18% до тех же самых 22% и отмене льготной 10%-ной ставки этого налога (так называемый «вариант 22/22»). Это предложение, на мой взгляд, носит фискальный характер, то есть его реализация приведет к повышению налоговой нагрузки, хотя Минфин утверждает, что это не так.

Поверить Минфину мне мешает следующее. Во-первых, такой маневр рушит все те расчеты, которые готовятся в правительстве по поводу очередной пенсионной реформы. Очевидно, что снижение ставки социальных взносов еще больше увеличит дефицит бюджета пенсионной системы и затруднит поиск тех параметров, которые позволят привести ее в стабильное состояние (пенсионный возраст, ставка налога, реальный уровень пенсий, дотации из федерального бюджета). Во-вторых, такой маневр неизбежно приведет к скачку инфляции – правительственные эксперты говорят, что при 4%-ном повышении налога цены вырастут на 2%, но мой жизненный опыт подсказывает, что со временем все повышение НДС будет переложено на конечного потребителя – на нас с вами. Зачем правительству нужно разгонять инфляцию в тот момент, когда Центробанк только-только смог ее подавить, неясно. Повышение инфляции приведет к необходимости дополнительной индексации зарплат бюджетников и пенсий, удержит Банк России от снижения своей ключевой ставки, что будет тормозить и без того невысокую экономическую активность в стране. Одним словом, очевидных негативных последствий от такого маневра много, а вот что может быть в плюсе, кроме повышения доходов бюджета, пока неясно.

Помимо сказанного, есть еще два бюджетных момента. Первый – налоговый маневр 22/22 приведет к еще большей концентрации бюджетных доходов на уровне федерального бюджета, хотя вся практика современной жизни говорит о том, что если идти на повышение налоговой нагрузки, то таким путем, чтобы росли доходы регионов и, самое главное, местных органов власти. В этом смысле изменение шкалы подоходного налога является более правильным решением, так как эти доходы целиком остаются в регионах, но, судя по всему, Москве не нужна финансовая устойчивость регионов.

Второй момент связан с бюджетной политикой в целом. Повышение налогов в России правительство предполагает осуществить не для борьбы с бюджетным дефицитом, который, похоже, исчезнет благодаря высоким ценам на нефть. Таким образом, повышение налогов приведет к росту бюджетных расходов, а ответ на вопрос, каких именно, правительство не считает нужным давать. То ли по причине незнания: вот подпишет президент очередные майские указы, тогда и узнаем. То ли по причине ставшей неискоренимой любви к секретности: мол, не ваше холопское дело знать, куда пойдут государственные деньги. Не понимаю, какая из этих двух гипотез хуже. Одна говорит о том, что правительство сегодня – это бюрократический придаток Кремля, откуда поступают приказы, требующие своего оформления в виде постановлений и распоряжений. Вторая говорит о том, что власть по-прежнему не рассматривает граждан страны как налогоплательщиков, которые имеют право участвовать в принятии решений о расходовании налогов.

Последний сюжет, на котором нужно обязательно остановиться при обсуждении налоговых новаций российских властей, связан с перспективами российской экономики. Похоже, все в Кремле, в Белом доме, на Неглинной улице, на Охотном Ряду окончательно смирились с тем, что российская экономика не может расти быстрее того потолка, который обозначен в последнем заявлении Банка России по поводу снижения ключевой ставки – на 1,5–2% в год. Очевидно, медленно растущая экономика не может генерировать больших объемов новых налоговых поступлений в бюджет, что будет сдерживать реализацию тех расходных обещаний, которые щедро раздавал президент Путин в своем обращении к Федеральному собранию 1 марта. Если правительство признает, что новых доходов ему ожидать не следует, то у него остается лишь два пути: повышение налогов или повышение дефицита (наращивание госдолга). У каждого из этих путей есть плюсы и минусы, и теория не дает однозначного ответа на вопрос, что является более правильным. В такой ситуации позиция Минфина мне хорошо понятна: если дать слабину и пойти на небольшое, ничем не угрожающее макроэкономической стабильности увеличение дефицита бюджета (до 1% ВВП, что эквивалентно 1 трлн рублей в 2018 году), то непонятно, каким образом можно будет противостоять аналогичному решению через год, когда давление на расходы бюджета будут расти и кто-то неизбежно предложит еще увеличить дефицит. Поэтому лучше сразу и жестко заявить, что «денег нет», и предложить бизнесу и населению немного поделиться с государством.

В этой связи вспоминается старая шутка: чтобы повысить эффективность коровы, ее нужно меньше кормить и больше доить. Повышение налоговой нагрузки – это худшее, что сегодня правительство может сделать для экономики.

Сергей Алексашенко
Старший научный сотрудник Института Брукингса (The Brookings Institution)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *