Малахов и Ургант поручились за Серебренникова. Возможно, и телевизионщикам иногда становится тошно

Андрей Малахов (вы уж простите, но без него весь последний месяц телеобозревателю никак) не только объявил, наконец, о переходе на канал «Россия», но и выступил в неожиданной для всех роли поручителя за режиссера Кирилла Серебренникова. Наряду с другими видными деятелями российской культуры, согласившимися поручительствовать за опального режиссера.

Участие остальных деятелей культуры в судьбе Серебренникова, в общем, было предсказуемым, а вот Андрей Малахов тут фигура удивительная. Никогда прежде один из самых популярных российских ведущих ни в каких таких (по-своему, протестных) акциях замечен не был, как будто даже специально от них дистанцируясь. Телевизионщики вообще люди осторожные. Знают, помнят по печальным судьбам своих прежде успешных коллег, что одно неловкое движение — и ты изгой с волчьим билетом, которому путь в большой эфир заказан если не навсегда, то на долгие годы, пока кто-нибудь из них, одумавшись, не докажет свою лояльность.

Подумалось: вот что делает с человеком пьяный воздух свободы, которого Малахов глотнул, едва избавившись от затхлой атмосферы Первого канала. В одном из интервью, опубликованном на этой неделе, он рассказал, что, когда на Первом ему стало невмоготу, позвонили с канала «Россия» и предложили стать продюсером собственной программы, то есть «человеком, который будет сам решать, что делать, как вести и какие темы освещать». Вот, оказывается, где сегодня оплот свободы и вольницы — на канале «Россия»! А мы-то думали…

Однако в списке поручителей значится и другой телеведущий — Иван Ургант, тоже вроде крайне далекий от политики человек, не раз заявлявший, что это ему просто неинтересно. И он-то как раз с Первого канала, где Малахову стало душно, а у Урганта открылось второе дыхание. Чудны дела твои, Господи! Все смешалось…

Теперь осталось дождаться выхода обновленного Малахова (28 августа в 18.00 и далее ежедневно), чтобы понять, какие же темы он так мечтал освещать на Первом, а ему не давали, что и вынудило его скрепя сердце попрощаться с «домом родным», где он провел четверть века. А вдруг он в первом же своем «Прямом эфире» на канале «Россия» соберет тех деятелей культуры, которые вместе с ним поручились перед судом за Кирилла Серебренникова, и публично скажет веское слово в его защиту?

Пока же все каналы ограничились лишь довольно сдержанными сюжетами о случившемся на минувшей неделе задержании режиссера в Петербурге, этапировании его в Москву и суде по избранию ему меры пресечения. Без оценок, но при этом ставя эту новость в открытие своих информационных выпусков. И на том спасибо, если вспомнить, что обычно государственное ТВ выполняет функцию информационного сопровождения разного рода властных решений и, как правило, последовательно добивает «лежачего», оперативно варганя всякие «анатомии протеста» и прочие спецпрограммы, которые должны убедить зрителя в том, что задержанный/обвиняемый, без всяких сомнений, подлый вор и/или злодейский злодей, у которого руки по локоть в крови.

Возможно, еще не вечер и все впереди, но пока только один деятель культуры Никита Михалков в интервью под телекамеры сказал, что не видит ничего особенного в случившемся, а в реакции либеральной общественности на задержание коллеги видит «надуманность и внешнюю кукольную истерику, за которой не стоит ничего».

В конце концов, какая разница, министр, губернатор или режиссер сидит в клетке (или же у режиссера клетка должна быть сахарной?).

От Михалкова ничего иного никто и не ждал. Зато все новости перечисляли внушительный список других деятелей культуры, не побоявшихся поручиться за Серебренникова, а также показывали тех, кто стоял у здания Басманного суда, что давало достаточно объективное представление о масштабе поддержки всемирно известного режиссера, угодившего под жернова «басманного правосудия».

И вот еще какая странность. Всего пару недель назад, когда соратники Серебренникова уже сидели за решеткой или под домашним арестом, а сам он пережил обыск и, находясь под подпиской о невыезде, ходил на допросы в СКР, канал «Культура» (государственный, между прочим, канал) вдруг поставил в эфир программу «Билет в Большой», посвященную скандальной истории постановки и последующей отмены уже заявленной премьеры балета «Нуреев». Показал сначала поздно вечером, а потом повторил на следующий день в прайм-тайм, широко ее анонсировав.

Программа оставила странное впечатление: как будто сначала готовились петь «за здравие», а пришлось петь «за упокой». Видимо, большую ее часть снимали до того, как стало известно об отмене (или переносе) премьеры, поэтому все участники грандиозной постановки восторженно говорили, какое счастье испытали во время репетиций и какое ни с чем не сравнимое зрелище приготовил зрителям Кирилл Серебренников. А кадры с репетиций это убедительно подтверждали.

В той же части, которая была доснята после скандала, директор Большого театра Урин, объясняя, что причиной отмены балета стала неготовность спектакля («Я сказал: давайте доделаем, и все согласились»), выражал «глубокое убеждение в том, что премьера спектакля будет, он обязательно состоится».

«Нам остается пожелать, чтобы премьера стала триумфальной», — добавил от себя в финале программы ее ведущий Михаил Зеленский.

Канал «Культура» ни в какой фронде, как и Андрей Малахов, никогда замечен не был. И, наверное, имея в виду непростую ситуацию, сложившуюся вокруг Кирилла Серебренникова, мог не выпускать в эфир «Билет в Большой». Но отчего-то выпустил — и даже дважды. Объяснения этому нет, кроме одного: даже отъявленным циникам иногда становится тошно от самих себя и дел своих, и тогда они совершают нечто, похожее на благородные поступки.

Потом, впрочем, все возвращается на круги своя. Несогласные на этой территории не ходят.

Ирина Петровская
Обозреватель «Новой»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *