Люди из ниоткуда

После распада СССР многие выходцы из республик, входивших в состав Союза, проживающие в России, по разным причинам не смогли получить российские паспорта, и оказались вне закона: они не могут легально работать, учиться, получать социальную и медицинскую помощь. Они не могут получать образование, устроиться официально на работу, получать пособия, пенсии, перемещаться на междугороднем транспорте,  регистрировать брак и реализовывать иные права.

В России отсутствует процедура признания статуса лица без гражданства. В результате чего многие лица, чей правовой статус не определен, не имеют удостоверяющих личность документов и лишены  возможности реализации прав. Огромного труда и затрат времени требует само признание лицом без гражданства. А затем следует череда трудностей, связанная с дальнейшей легализацией и приобретением гражданства.

Несмотря на то, что в российское законодательство неоднократно вносились изменения, в том числе направленные на урегулирование правового статуса лиц, длительное время проживающих на территории РФ (глава VIII.1 Закона о гражданстве РФ), положение данных лиц, по-прежнему остается сложным.

В организацию «Вера, Надежда, Любовь» обратился Муртази, который проживает вместе с семьей в России в Ставропольском крае с 1997 года, документирован паспортом СССР. Члены его семьи, супруга Лали, дочь Илона и сын Отари не документированы, у них имеются только свидетельства о рождении. Семья прибыла из Грузии.

На всём пути легализации данной семьи юристы организации сталкивались с различного рода  препятствиями. Это и бездействие должностных лиц, и незаконные требования, и недобросовестное затягивание решения вопросов, осложняемое выполнением мелких формальностей, излишней перепиской, и нарушение сроков рассмотрения заявлений и жалоб…

Свидетельства о рождении заявителей составлены на грузинском языке, что требовало нотариального свидетельствования верности перевода. Также обстояло дело и с получением письменного уполномочия, которое также требует нотариальной формы, для представления интересов заявителей юристами организации в суде и иных органах и учреждениях.

Истребование сведений об отсутствии у всех четверых гражданства Грузии также было мучительным. Грузия не отвечала. После неоднократных попыток связаться с органами юстиции и ведающими вопросами гражданства Грузии, были получены долгожданные ответы.

Особую трудность составило инициирование и проведение процедур установления личностей, поиска свидетелей, к которым тоже предъявляются определенные требования, составления документально подтвержденных автобиографий, длительного ожидания   результатов дактилоскопирования и пр. Длительным и довольно сложным был путь подтверждения проживания семьи в РФ по состоянию на определенную дату — истребование различных справок, в т.ч. сведений из информационных баз контролирующих органов, школ, поликлиник и других учреждений. В результате, при поддержке юристов организации, удалось установить, что каждый из членов семьи — это именно он. Только после этого, после документирования временными удостоверениями лиц без гражданства, не сразу, но удалось истребовать сведения из Грузии и представилось возможным участвовать в совершении нотариальных действий. Сведения были получены, документы переведены, доверенности оформлены.
Но впереди предстояли следующие этапы на пути легализации. Это судебный процесс и подача документов о приеме в гражданство. В суде юристы долго отстаивали свою позицию, состоялось немало заседаний. Итог — положительное решение.

После рассмотрения дела об установлении факта проживания в судебном порядке удалось добиться приема документов и заявлений от всех членов семьи о приеме в гражданство РФ. И даже на данном этапе имели место нарушения в части сроков рассмотрения и затребования документов, не предусмотренных законом.

В настоящее время Муртази, Лали, их дети Илона и Отари,  стали полноценными гражданами Российской Федерации и документированы паспортами граждан РФ. Теперь они могут реализовывать свои права и нести обязанности в полной мере.

И таких людей, семей в России десятки тысяч. В Ставропольском крае их также  достаточно много. Легализуются одни — приходят другие.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *