Любовь и вороны

На Первом канале «обыграли тему» Раисы Максимовны Горбачевой. Им не стыдно — работа такая

«Дорогая Екатерина! Меня зовут Светлана, редакция спецпроектов, Первый канал, редактор программы «На самом деле» с Дмитрием Шепелевым. Мы заинтересованы в Вашем участии в нашем проекте. У нас высокие рейтинги, для наших участников созданы самые благоприятные и репутационно-выигрАшные (так! — И. П. ) условия». Такое сообщение получила на днях бывшая гражданская жена и мать двоих детей Бориса Немцова, телеведущая Екатерина Одинцова.

«Простите, а какая тема? — поинтересовалась она у редактора Светланы. «Тему можно обыграть о Борисе Немцове. Интересно это было бы Вам?» — последовал ответ, который так потряс Екатерину, что она выложила эту переписку у себя на странице в фейсбуке, сопроводив ее комментарием: «Я обычно вежливо уклоняюсь от их приглашений, но без возмущения — все понимаю, у журналистов такая работа, им нужны скандалы-интриги-расследования… Но сейчас это просто выше моих сил. Предлагают «обыграть» тему погибшего отца двух моих детей… Впрочем, я уверена, что редактор не хотела меня обидеть, искренне предлагала пиар на главном телеканале страны. И я понимаю, что желающие обыграть найдутся, и все будут довольны, а родные — мама, дети — потерпят, не врукопашную же идти».

Не знаю, получал ли предложение «обыграть тему Раисы Максимовны» Михаил Сергеевич Горбачев, но кажется мне, что даже этически девственные редакторы программы «На самом деле» вряд ли бы осмелились обратиться непосредственно к нему. Что, впрочем, не помешало им «обыграть» тему самостоятельно. И обыграли, посмев беспардонно влезть в личное пространство заслуженного и очень не молодого человека, пережившего и переживающего величайшую драму своей жизни — потерю бесконечно любимой жены.

Вообще-то, вся эта программа и построена на вторжении в личное пространство знаменитых (и не очень) людей, но в большинстве случаев с их согласия и с их участием. Бог их знает, зачем они соглашаются перетряхивать на глазах у миллионов зрителей свое грязное белье. «Я ненавижу свою мать, она меня, пятилетнего, чуть не задушила подушкой», — кричит сын сидящей напротив матери. «Я уверен, что жена мне изменяла и родила дочь не от меня», — кидает обвинение муж в лицо жене и матери своего ребенка. Ходят слухи, что кому-то за это платят. Кто-то пользуется любой возможностью для самопиара. Некоторые участники, подобно новоявленным потомкам Ленина из недавнего выпуска, уверяют, что и детектор лжи, и тесты ДНК — блеф, чистая постановка для драйва и интриги. «Это программа, в которой невозможно солгать», — так звучит рекламный слоган насквозь фальшивого шоу, где крупицы правды тонут в зловонной луже домыслов, слухов, передергиваний и оскорбительной лжи.

«Единственная моя. Что скрывала Раиса Максимовна от Горбачева? Проверку на детекторе лжи проходят люди из ближайшего окружения семьи Горбачевых. Они готовы откровенно рассказать о тайнах жены первого президента СССР», — ведущий Дмитрий Шепелев чуть не дрожит от возбуждения, городя все новые и все более дикие вопросы своим гостям.

«Ближайшее окружение» представлено личным поваром Горбачева и цыганкой Софьей, которая уверяет, что Раиса Максимовна напросилась к ней на сеанс, по ходу которого якобы спросила: «А Горбачев меня любит?» «И что вы ответили?» — в нетерпении бьет копытом ведущий. «Нет, — сказала я ей, — ты нужна ему для дела. А ты тем более его не любишь».

Студия потрясенно стонет. У ведущего вылезают на лоб глаза. Он лицемерно сокрушается: «Как же так? Вот вам и самая красивая история любви ХХ века». «Анатолий, — обращается он к повару, — по-вашему, они любили друг друга?» «Очень, — авторитетно подтверждает повар. — Я таких отношений не видел больше ни у кого. Им было хорошо вдвоем».

Цыганка фыркает: «Вот у меня муж сидит — я его поцелую, токи идут. А там любви не было». «Это правда», — важно изрекает специалист, следящий за показаниями детектора лжи.

Не буду дальше пересказывать весь тот подлый и пошлый бред, что несли на протяжении часа «люди из ближайшего окружения Горбачевых» и так называемые эксперты, оперируя слухами и сплетнями, цитируя скабрезные частушки времен перестройки, как бы иллюстрирующие ненависть народа к первой леди, которая, подумайте только, одевалась в Доме моды на Кузнецком мосту в то время, как простые люди довольствовались китайским ширпотребом.

Отдельно отмечу лишь главного эксперта по кремлевской закулисе г-на Караулова, который славен своей исключительной человеческой и профессиональной порядочностью. Настолько славен, что от его услуг недавно отказался последний телеканал, где выходила его десятилетиями не менявшаяся, застывшая как муха в янтаре авторская программа «Момент истины». С той поры он бродит по телеканалам в качестве эксперта-правдоруба, потрясая доверчивых зрителей глубокими познаниями в политике и экономике и скандальными откровениями о жизни сильных мира сего. Отличился он и тут, добавив смачных штрихов в образ главных героев программы.

А вдруг совершенно неожиданно, почти в самом финале шоу, когда все уже должны были окончательно убедиться, какие же монстры вершили судьбы страны, атмосфера в студии резко изменилась. Сначала бывший референт Горбачева Георгий Пряхин заверил собравшихся, что любовь — и большая любовь — была. Потом это же подтвердила писательница Лариса Васильева, рассказав о недавней встрече с Михаилом Сергеевичем. Потеплели глаза и у ведущего, лицо его озарила добрая счастливая улыбка, с которой он и подвел итог этого выпуска: «Вот она — правда! Тема сегодняшней программы мне подсказала единственный вывод: миром правит любовь!»

Эй, ребята, вы там совсем уже оскотинились? Вам не стыдно? Глупые наивные вопросы. Да я и так знаю: не стыдно им. Нисколечко. Это же просто шоу. Ничего личного. Народ хочет знать. Народ любит погорячее. Редактор Светлана так и пишет с гордостью: у нас высокие рейтинги. Ради этого «обыграют» кого угодно. Хоть мертвого, хоть живого. У ведущего Дмитрия Шепелева, кстати, тоже есть «тема», которую на разных каналах «обыгрывали» многократно его коллеги с помощью родственников Жанны Фриске. А он, кажется, искренне тогда переживал и со слезами на глазах отбивал их упреки, подозрения и наветы. Казалось бы, уж он-то знает, как это страшно и больно, когда ковыряют палкой в незажившей ране. Но нет — долой рефлексии и личные переживания. Работа есть работа. На дороге не валяется.

Ирина Петровская
Обозреватель «Новой»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *