Кузены по оружию. Почему инцидент с Протасевичем не изменит отношение Путина к Лукашенко

У Кремля не осталось выбора. Судьба российской власти накрепко связана с судьбой белорусского режима

Мария Захарова из МИД фактически поддержала Александра Лукашенко в его противостоянии с Евросоюзом. В стиле любимого на Смоленской площади Вячеслава Михайловича Молотова она объяснила особо непонятливым: «Кровь и страдания миллионов по всему миру выбили из-под западных демагогов табуретку, с которой они проповедовали». Эта полная скрытых смыслов и аллюзий элегантная фраза закрывает открытую было в соцсетях дискуссию «Путин разъярен воздушным пиратством белорусского диктатора». Мария Владимировна и Сергей Лавров потому так долго сидят в своих кабинетах, что хорошо изучили психологию своего кремлевского начальства.

Да, Александр Григорьевич вроде бы подставил своего московского спонсора в преддверии предстоящего саммита с Джо Байденом. Но спонсор не покарает спонсируемого и не отдаст его на съедение Западу. Во-первых, я не думаю, что в Вашингтоне будут сильно переживать по поводу инцидента с ирландским лайнером. С точки зрения Байдена и его государственного секретаря Тони Блинкена, в этой истории должны разбираться европейцы. Она не должна мешать подготовке встречи в верхах в Женеве, на которой президент США надеется согласовать с Путиным правила поведения для новой «холодной войны» и дату начала переговоров о заключении нового договора об СНВ. Путин это прекрасно понимает.

А во-вторых, принудительная посадка самолета Ryanair с целью ареста оппозиционера Романа Протасевича должна была вызвать в Кремле уважение. По духу, если не по масштабу, эта спецоперация вполне в стилистике «принуждения к миру» Грузии, «вежливых людей» в Крыму и всегда вовремя возникающих на горизонте хорошо вооруженных жителей Северного Кавказа, которые внимательно следят за расследованиями независимых от власти журналистов или высказываниями оппозиционных политиков.

Ну, а то, что движение «Хамас» опровергло заявления Минска о минировании рейса Афины — Вильнюс, — так чего вы хотели от бывшего председателя колхоза и его окружения? Ясно, что академий (ФСБ) они не кончали. Как сказал бы в этой ситуации товарищ Сталин, «других белорусов у меня для вас нет». И, добавлю уже от себя, не будет. Путин, что называется, «вписался» за Лукашенко еще в августе прошлого года. Для него спасение минского диктатора любой ценой стало равноценно выживанию его собственного режима.

Лукашенко теперь окончательно утвердился в высшей лиге союзников, которых Москва не бросит ни при каких условиях, наряду с Башаром Асадом и Николасом Мадуро. В глазах Путина Белоруссия теперь тоже поле боя с коллективным Западом, как Сирия и Венесуэла. Только намного более важное, в силу понятных военно-стратегических, исторических, географических и психологических причин. Лукашенко это понимает и пользуется статусом привилегированного вассала. И поэтому чувствует себя безнаказанно. Вдобавок вплоть до инцидента с авиалайнером его вдохновляла в целом слабая реакция ЕС и США на подавление белорусского протестного движения. Западные санкции против минского режима были во многом символическими. Возможно, теперь их ужесточат. Акт воздушного пиратства в стиле палестинских террористов 70-х годов не пройдет для Лукашенко бесследно. Хотя степень политической слабости ЕС в общении с разнообразными диктатурами по всему миру такова, что и здесь гора может вновь родить мышь.

Но для Москвы это неважно. Она продолжит защищать Лукашенко, потому что у Путина нет другого выбора. Те, кто думает, что во время предстоящей встречи в Сочи он потребует от минского гостя гигантских уступок вроде перехода на российский рубль или объединения фискальной политики двух стран, вновь ошибаются. Не обсуждают они никакие «интеграционные проекты». Главная тема для белорусского и российского лидера — это координация совместной борьбы с оппозицией, обмен опытом и обсуждение взаимодействия спецслужб двух стран. Москве сегодня есть чему поучиться у Минска. Жестокость и упорство в подавлении оппонентов, которые проявляет Лукашенко, — не только пример для аналогичных режимов по всему миру, но и его главный вклад в отношения с путинской Россией. Пока Александр Григорьевич сидит в президентском дворце, репутация Кремля — «Мы своих не бросаем!» — остается как бы на высоте. Ради этого не жалко ни кредитов, ни имиджа. Лукашенко это знает. Использует. И будет использовать дальше.

Константин Эггерт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *