Куда идет Россия? Егор Гайдар об уроках истории

Многие россияне не прочь понять, какое место наша страна занимает в мире. Насколько слова президента Путина об «особом пути» России соответствуют действительности?

Что писал в своих работах о развитии цивилизации Егор Гайдар? История человечества — это череда двух периодов стабильности и двух революций. Стабильным было первобытное общество охотников и собирателей. Оно существовало сотни тысяч лет. А первая революция — это неолитическая революция, когда люди освоили земледелие и скотоводство. Эта революция продолжалась несколько тысяч лет, и в ходе ее сформировались аграрные государства. В них власть была сосредоточена у феодальной знати. До начала ХIХ века все государства были такими. Это был второй период относительной стабильности. Однако в ХIХ веке начался «современный быстрый экономический рост», который и стал второй революцией в развитии мира.

До неолитической революции жизнь первобытных людей изменялась мало. Они занимались охотой и собирательством. Но все начало меняться примерно 10 тысяч лет назад, когда люди стали переходить от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству. Егор Гайдар пишет о том, к чему это привело: «Со временем появляется возможность изымать и перераспределять часть урожая, который превышает минимум, необходимый для пропитания семьи земледельца. А раз так — кто-то попытается специализироваться на изъятии и перераспределении, используя для этого насилие». Крестьянам-земледельцам некуда было деться от тех, кто забирал часть их урожая, тем более, если этот кто-то обеспечивал защиту от чужеземцев, способных забрать все. Так появились люди, профессионально занимавшиеся защитой: воины, которых земледельцы согласны были кормить. Возглавлял их вождь, его должность со временем стала наследственной. Воины с вождем во главе могли напасть на соседей, присоединить их территорию, сделать их подданными. Так формировались царства и деспотии.

Во главе аграрного государства стоял фараон, царь или император. Частями деспотии управляли назначенные им сатрапы или мандарины. Они отвечали за сбор с подданных дани. Это была первая номенклатура. Были и мелкие чиновники – писцы, мытари. Всех их кормили крестьяне. Они соглашались платить дань, пока оставшегося хватало на жизнь. Если не хватало, поднимали восстание, но армия его подавляла.

В этих государствах создавались новые орудия труда и оружие, возникали ремесла, появилась торговля, изобрели письменность. Но когда в Индии, Средиземноморье и Китае сформировались аграрные государства, прогресс остановился, потому что у крестьян не было стимулов выращивать большой урожай. Все равно излишек забирала номенклатура, которая стремилась значительную часть оставить себе и не передавать деспоту. Егор Гайдар писал об этом: «В саму структуру аграрной цивилизации с ее хищнической элитой, которая стремится выжать из крестьянина все до последнего, встроены механизмы, тормозящие внедрение любых инноваций».

Однако в первом тысячелетии до н.э. на побережье Эгейского моря, на территории современной Греции, возникли государства другого типа – полисы, города-государства. Их жители на побережье занимались рыболовством, на равнине выращивали пшеницу, а в предгорьях – оливки и виноград. У них была потребность в обмене товарами, в торговле. Поэтому появились полисы – города, в которые окрестные жители свозили свои товары. Для обороны своего полиса они собирались вместе и выбирали предводителя. Каждый приходил со своим оружием, а после отражения нападения варваров войско добровольцев расходилось по своим садам и огородам. Так в полисах было разрушено разделение на крестьян и воинов, которых крестьяне кормили в деспотиях.

Но самым важным новшеством в таких полисах, как Афины, стало укоренение частной собственности и опыта демократии. Частная собственность стала обычаем, поскольку результаты труда земледельцев принадлежали им самим, и их источник, земля, тоже принадлежала тому, кто ее обрабатывал. Это было закреплено законами Солона. Свой участок земледелец мог продать, заложить или потерять, если не выплатил залог. Демократия тоже была естественной формой организации полиса, ведь насильно никто ничего не отбирал, поэтому к власти приходил тот, кому жители полиса доверяли и выбирали руководителем. Такое устройство общества привело к невиданному расцвету культуры и могущества Афин в пятом веке до н.э. Греки даже смогли противостоять сильнейшей деспотии тех времен – Персии.

Культуру и общественное устройства греков переняли римляне. Вместо Зевса у них появился Юпитер, вместо Афродиты – Венера, а вместо законов Солона – Законы 12 таблиц. Рим тоже стал городом-полисом с частной собственностью и демократией. Началась экспансия Римской Республики на Юг, где завоеванные государства (Египет) платили дань, и на Север, где жили варвары (германцы), у которых отнимали землю. Сами римские граждане налогов не платили. Это было возможным, пока войска были ополченцами, а войны приносили Республике прибыль. Со временем армия стала профессиональной, требующей расходов, и были введены налоги. А там и республика превратилась в империю. Но античные понятия о частной собственности и гражданских правах в Европе сохранились и передались королевствам, княжествам и графствам, на которые распалась Западная Римская империя. А Восточная Европа — Византия — продолжила существовать в виде обычной «восточной» деспотии.

Королевства, княжества и графства Европы в начале второго тысячелетия были гораздо менее развиты, чем Китай или Арабский халифат. В тех уровень урбанизации и грамотности были в несколько раз выше. Выше был и ВВП на душу населения. Как же получилось, что в следующие столетия Европа стала обгонять по развитию Восток? Это произошло потому, что в Европе была конкуренция. Примером может служить открытие Америки. Колумб предложил путь в Индию не на восток, куда с этой целью отправлялись португальцы, а на запад. Португалия этот план отклонила. Но ее конкурентка, Испания, приняла план Колумба, и Америка была открыта. Примерно в то же время, в ХV веке, Китай провел несколько экспедиций к берегам Африки. Но китайский император запретил их продолжать. И Великие географические открытия были сделаны не в Китае, а в Европе. Но в Европе конкуренция влияла на все: на производство тканей, на способы выплавки металла, на производство оружия. Конкуренция и частная собственность привели к более быстрому экономическому развитию, Запад обогнал Восток.

Европейские государства в те времена тоже были аграрными, но уже не деспотиями, а абсолютистскими монархиями. Разница была именно в том, что в тогдашней Европе существовала частная собственность, в первую очередь на землю, и начала демократии — в виде парламентов. Это было то наследие, которое досталось средневековой Европе от античности. Ничего подобного не было в «восточных» государствах, которые продолжали жить, как и тысячелетия назад. Тогда и возникла дихотомия «Восток – Запад», которая так важна для нынешнего выбора пути России.

Как развивался Запад? Быстрое экономическое развитие Западной Европы, к которому присоединились Соединенные Штаты, позволило перейти к новому этапу истории цивилизации — современному экономическому росту. Он начался в Европе после окончания наполеоновских войн. Главная его характеристика – увеличение доли накопления в валовом внутреннем продукте страны до 10% и выше. За всю предшествующую историю эта доля не превышала 5%. Но это очень важно, так как только высокий уровень накоплений позволяет развивать бизнес и производство.

«Современный экономический рост» начался в Англии, к которой вскоре присоединились Бельгия, Голландия и Франция, а затем Австрия и США. Последними в эту группу стран-лидеров вошли страны Скандинавии. Остальные страны принято называть странами догоняющего развития. В первую очередь вдогонку в 1870-х годах бросились Япония и Россия. Японии это сделать удалось, после этого разделение на «Восток» и «Запад» стало означать уже не положение на карте мира, а различия в государственном и общественном устройстве.

Егор Гайдар описывает, как разные страны переходили к современному экономическому росту. Это зависело, прежде всего, от экономической обстановки в окружающем мире. Сначала она диктовалась странами-лидерами, их взаимной свободной торговлей и протекционистскими мерами по отношению к догоняющим странам. Те, в свою очередь, защищали свою экономику высокими импортными тарифами. Противоречия между англоцентричным миром и быстро догоняющими Германией, Италией и Японией привели к двум мировым войнам. Мировая торговля резко сократилась. Однако после этих войн стала проводиться политика согласованных действий в мировой торговле. Уменьшались таможенные пошлины, сформировалась мировая финансовая система.

Путь каждой страны к современному экономическому росту зависит также от того, когда она начинала рост и какая идеология тогда господствовала в мире. Когда рост начинался в Англии, господствовала теория рыночной экономики, сформулированная Адамом Смитом. Позже под влиянием идей социальной справедливости стала доминировать идеология государственного регулирования. И только в 1980 году политика «рейганомики» и «тэтчеризма» обозначила возврат к идеям свободного рынка и уменьшению роли государства.

Важную роль для страны догоняющего развития играет то, на сколько лет она отстает от лидеров. Россия, стартовав в этой гонке в конце XIX века, в течение 150 лет стабильно отстает от лидеров на 2-3 поколения. Также большую роль играют традиции и преобладающая религия. Например, ислам, накладывая множество ограничений на ведение бизнеса и общественную жизнь, не способствует экономическому росту страны.

Многое зависит и от политической культуры граждан, от их желания участвовать в выборе проводимой элитой политики. А она порою бывает ошибочной. Одной из выбираемых стратегий «гонки преследования» является стратегия «импортозамещения». Ее проводили те страны, которые хотели защитить свою экономику с помощью высоких импортных тарифов. Егор Гайдар на примере Индии показывает, к чему приводит такая стратегия. Индия не смогла достичь успехов, и ей пришлось от этой политики отказаться. Россия, введя контрсанкции, повторяет сегодня ошибки Индии.

Гайдар в своих работах показал, как с уровнем развития экономики связано общественное устройство. Страны с низким душевым ВВП – это, как правило, монархии или диктатуры, а страны с высоким — почти всегда развитые демократии. Есть и промежуточный уровень — зона перехода к демократии, который совершает низкодоходная страна, становясь страной с высокими доходами населения. То есть развитие экономики подстегивает переход к реальной демократии, что, в свою очередь, приводит к росту экономики. Гайдар отмечал, что в странах с развитой демократией «партии правого центра отстаивают интересы налогоплательщиков, партии левого центра — интересы групп населения, получающих социальные выплаты и льготы или заработную плату за счет бюджета». Баланс достигается за счет возможности смены одних другими. Так живет современный Запад, который пришел к этому в результате тысячелетней истории.

И все же, какие выводы из мировой истории, описанной Гайдаром, следуют в отношении России? Неутешительные. Частная собственность сегодня в России условна, власти всегда могут реквизировать ее у нелояльных владельцев. Политическая конкуренция сведена к нулю. Выбор стратегии развития страны находится в руках авторитарного лидера и поддерживающих его олигархов и силовиков. Россияне после проведения социалистического эксперимента оказались на стадии развития, характерной для аграрного государства. Хоть Россия и имеет ядерное оружие. Если это и есть «особый путь» России, то он ведет нас в сторону Северной Кореи.

Михаил Сарин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *