Куда идем мы с пятачком?

«С пятачком» – это про деньги, а не про героя детского мультика. Потому и со строчной буквы. Речь   о том, что находится в нашем кармане и что мы  могли бы иметь и чем бы сами распоряжались в соответствии с нашими нуждами и интересами. Не всё решается деньгами, но, если у кого-то  только пятачок, пять центов, а у кого-то  полноценный доллар, то, естественно, их возможности в плане приобретения чего бы то ни было будут существенно разниться размахами (масштабами).  Верно также и то, что, проявляя экономическую грамотность, и с пятачком можно многого добиться. Если карман дырявый, доллар и ускользнуть может, а пятачок способен и умножаться, когда  к нему относятся со смекалкой и вкладывают в дело на пользу людям, в том числе  и себе любимому.  Показательных примеров одного и другого предостаточно.  Они касаются как отдельных частных капиталов, так и  капитала общего, созданного в целом страной, её населению, вроде, и принадлежащего, но находящегося в распоряжении политической верхушки, которая далеко не всегда считается с интересами большей части народа. В свою очередь, и народ  не вполне сознаёт, что, не имея политических и гражданских прав, он тем самым лишает себя ещё и прав на полноценное распоряжение имеющимися в стране денежными средствами. А это значит, что люди не могут отстоять такие важные для них ценности как неприкосновенность частной собственности,  справедливую оплату труда, его достойные условия, право на хорошее образование, право на сохранение здоровья.

       Ценность большинства национальных бумажных валют колеблется с тенденцией к уменьшению их покупательной способности. Какую валюту ни возьми, она дешевеет. Получается, что отоварить  сегодня доллар, фунт стерлингов, крону или гривну уже не получается в той степени, как это мы могли сделать вчера.  Что такое сегодняшнее  подорожание сахара, гречки, подсолнечного масла и картошки иначе, как не удешевление российского рубля?    Наш рубль вообще ещё тот скакунчик. В советское время на него можно было роскошно пообедать в заводской столовой, а на нынешний и газеты самой дешёвой, той же бестолковой «Правды»,   не купишь. Обесценился бедняга, лишился даже бумажного выражения. Только маленькой монеткой и ходит. Не всякий к нему нагнётся, чтобы его поднять валяющегося на дороге. Впрочем, и бумаги, хотя и называются ценными, но их можно печатать и печатать. А бумага, как и тот металл, её заменяющий по мелочи,  мало что стоят. Копейка как таковая вообще прекратила своё существование.  Это вам не золотые и серебряные таланты в римскую эпоху, не ржавевшие  и  не истлевавшие.  Их вес определял реально и их ценность. Бумажные же деньги в разных картинках (с Лениным ли, без Ленина)  можно  печатать сколько нравится.  В удовольствии чего государства себе и не отказывают.   Поэтому рубль  рублём мерить всё равно, что комаров в тундре считать поштучно. Доллар – относительно более устойчивая и понятная по своей ценности валюта. Он и в Африке доллар, как с недавних пор и в России, его и хающей и одновременно ценящей. Потому как работает. Цена нефтяной бочки определяется не рублём или гривной, а именно американской национальной валютой, преподающей всему миру урок выживаемости и относительной стабильности.  Этим во многом и оправдывается его существование в качестве международной валюты.   

       Но, оценивая российский пятачок в целом долларами или ещё какими-то другими условными единицами (СДР, ЭКЮ), мы не можем сказать точно, каков он в действительности.  Предполагаем, что не малый. А знать бы надо точно. В своём-то кармане мы знаем до последней монеты, сколько чего лежит. От его содержимого и строим планы. Так же надо знать и содержание казны (кубышки), находящейся в государственном владении.  По большому счёту это тоже наши деньги, от них зависит качество нашей жизни. Но мы о них доподлинно не знаем.  Протоколов на эту тему населению не предъявляют.
        Есть, хотя и расхожее, но со здравым смыслом выражение –  «жить по средствам». То есть  «разумно». Народу как раз  эти общенародные средства и неведомы,  за семью замками находятся. Потому уверенно и не скажешь, по средствам   живёт российский народ  или не по средствам.  Откуда что берётся и на что тратится, знать мы не тяготимся. Так уж повелось издавна. Считать себя хозяевами своей жизни не в нашем историческом опыте. Моссовет в Москве хозяин, он заботится о нас. Ему и честь. В современной финансовой политике России определяющую роль играют федеральные программы, разработанные в условиях авторитарной власти. Рост ВВП достигается преимущественно за счёт добывающих отраслей и отраслей первичной  переработки сырья.     Нам же со свиным рылом в калачный ряд соваться не след. За исключением редких случаев, когда люди теряют свою кровную собственность или лишаются своих близких, как это, например, произошло с родителями погибших в московском «Норд-осте» или в осетинском Беслане. Лишь тогда возникает громкий и бескомпромиссный протест. Тогда лишь начинают звучать песни типа «Возьмёмся за руки, друзья!» или «Мы жаждем перемен». Звучат они, сказать по справедливости не долго, и, если что-то и меняют к лучшему, то с очень маленьким эффектом. А теперь и вовсе эти песни замолкли.

       Существует такое понятие как «бюджет», под которым понимается основная масса  финансовых ресурсов – доходов и расходов,  концентрирующихся в государстве и муниципальных образованиях. По аналогии речь ведётся  о личном и семейном бюджетах, за которыми  мы худо-бедно как-то следим.  А  в наших ли правилах следить за общим пятачком – публичным бюджетом – и ощущать себя его хозяевами?  Свойственна ли нам такая традиция, чтобы  как в личном порядке, так  и организуясь в коллективы, задаваться  вопросами, как и кем этот пятачок создаётся,  на что уходит-тратится? Или он, как по песне, представляет собой «большой-большой секрет», который пусть высокие дяди в добротных пиджаках и разгадывают-расхлёбывают? Какое участие мы, как граждане,  принимаем в отстаивании  тех бюджетных статей, в которых мы сами, прежде всего, и заинтересованы, требуем ли на общественных началах с привлечением независимых экспертов соблюдения принципа прозрачности бюджетных отношений, как, впрочем, и других принципов бюджетного федерализма?

       Чтобы общий пятачок использовался в наших сбалансированных интересах, мы должны быть его, если уж не совсем  полными хозяевами, то  равноправными владельцами. Задача трудная, но, так или иначе, всё же решаемая за счёт функционирования  демократических институтов.  В масштабе государства его граждане делегируют  отдельные личные права на этот пятачок определённым государственным органам, которые чаще всего именуются властью. Власть – это наши доверители. Так надо рассматривать её в идеале. Стопроцентного идеала, конечно, не бывает и в отдельных семьях, особенно в тех случаях, когда власть в них берёт в свои руки кто-то один из её членов. Тем более, мы не можем ожидать существования идеальной власти в масштабах государства. Но приближаться к идеалу мы можем, и  человечество на то  выработало свои инструменты и механизмы. Главнейший из них – демократия. 

      Посредством демократии люди заявляют о своих правах и интересах, в том числе и отношении имеющихся в стране денежных средств. Распоряжение пятачком поступает в руки доверенных лиц, одни из которых являются законодателями, другие – исполнителями, а третьи – теми, кто призван оберегать предусмотренный законом порядок от  различного рода нарушений и к кому в первую очередь следует отнести судей. В этом разделении властей заключается нравственное и социальное содержание финансовой политики государства. Власть в принципе не должна обладать господством над деньгами – её строгая обязанность заключается в рачительном и справедливом их использовании.  Люди доверяют власти свой пятачок на строго ограниченное время и следят, насколько он рационально и справедливо с их точки зрения тратится и умножается. В демократических странах деятельность власти по распоряжению финансами  контролируется также независимыми общественными образованиями, формально властью не обладающими, но чья работа позволяет вносить необходимые коррективы в проводимую властью денежную политику.   В связи с этим  возникает необходимость иметь независимые информационные системы, объективно и оперативно оповещающие людей о том, что с нашим пятачком происходит, какие трансформации он испытывает. На основе такой информации люди оценивают деятельность своих доверителей и принимают решение о продлении их полномочий или замене. А подчас  возникает и настоятельная  необходимость как говорится дать кому-то и по шапке за неправильное использование нашего общего пятачка.  История показывает, что со временем любая власть  себя изживает, начинает допускать те или иные нарушения и перестаёт удовлетворять запросы и интересы населения, первочерёдно заботясь о самой себе любимой. Пятачок начинает использоваться не с той эффективностью и не в тех направлениях, как от него ожидалась. Очень часто наблюдается такая картина, когда власть имеющиеся средства направляет не на улучшение благосостояния людей, а на  укрепление самой себя и получение в своё распоряжение благ в ущерб жизненным интересам других частей населения. Такая власть бросает вызов народу, отнимая у него его кровные деньги и становясь фактически их непосредственным владельцем.

       В сознании большинства  христиан, утвердилось такое мнение, что   ростовщичество – не вполне богоугодное занятие. Однако в одной из евангельских притч Иисуса Христа обнаруживается другой, совсем не отрицательный взгляд на использование денег с выдачей в долг под проценты. Вспомним.   Один богатый господин,  отправляясь в долговременную командировку, поручает имеющиеся у него  финансы трём своим завхозам. Двое из них не позволили деньгам где-то залёживаться и добились их приращения, за что получили от хозяина благодарность и, надо думать, хорошее вознаграждение.  Третий же завхоз надёжно закопал порученный ему талант под предлогом, что он может пропасть, после чего ему не избежать сурового наказания. Собственно, так и произошло.   Вернувшийся владелец таланта осудил бестолкового и трусливого работника, назвав его «лукавым и ленивым рабом». Надо думать, что только словами дело  не ограничилось. Данная  притча может служить пищей для сравнения с нашей действительностью.

        Если подлинным хозяином имеющихся в стране денег считать её народ, то он вправе поощрить тех хозяйственников, кто сумели увеличить народное достояние, и наказать  тех, кто, обладая властью, по лени, неумению или ещё по каким-то причинам не добились материального прогресса.  В наше ковидное время многие государства, проявляя заботу о населении, пошли по пути безвозмездной финансовой поддержки людей, оказавшихся в тяжёлой материальной ситуации. Завтрашний день, безусловно, важен, но важнее день сегодняшний.   От него и завтра напрямую зависит. Обманутые и не обманутые ожидания – это баланс между сегодня и завтра. Его надо поддерживать. Эпидемия стала историческим вызовом существованию мировой цивилизации. И следует считать правильным, что во внутренней политике демократических стран стала доминировать логика спасения жизни каждого отдельного человека. И эту логику можно назвать логикой истины.   

Германия на антиковидные дела отрядила порядка 20% своих экономических возможностей, а Япония и того больше. В быт  вернулось понятие «вертолётные деньги», объясняемое в положительном смысле. А почему бы и в не положительном? Вертолёты, хотя они и дороги в эксплуатации,  часто спасают людей, попадающих, казалось бы, в безвыходные ситуации. Мир это в основном  понял. Если есть деньги и они позарез нужны людям, то почему бы их им не раздать?     В то же время Россия (её авторитарное руководство), уподобляясь незадачливому распорядителю из Евангелия, думающему, как бы чего плохого для него самого не вышло, выделило на борьбу с пандемией только 3.5% имеющихся у неё средств.  Видимо,  по принципу «спасение утопающих – дело самих утопающих». Соломинку протянем, а на большее ты не рассчитывай. Зато три подлодки, неведомо с какой целью трепанировали льды Арктики, потратив на то немалые суммы.   Вот и возникают вопросы вроде того, для чего существует государственная кубышка (национальный резервный фонд), почему и для чего засушиваются финансы? Уж не для того ли, что они могут понадобиться, когда народ, подлинный создатель имеющихся финансов, захочет ими овладеть в собственных интересах, а не в угоду владельцев «заводов, шахт, пароходов»? Кто-то скажет, что деньги надо экономить, что экономика должна быть экономной. Но экономить, жертвуя людьми, их здоровьем,  их образованием, – это значит консервировать их бедность, ограничивать нацию в возможностях её развития. Только здоровый, образованный и подготовленный профессионально человек способен умножать финансовое достояние общества. Евангельский распорядитель имущества к пяти талантам прирастил ещё пять. Вкладывая копеечку в человека, мы как общество, как страна завтра можем получить целый пятачок. Пока же роста доходов российского населения не наблюдается, поскольку копеечки идут в значительном своём количестве на цели, далёкие от жизненно важных интересов народа.  

      Говорят, что приобретение денег требует доблести, сохранение – рассудительности, а трата – искусства. К этому всему хотелось бы добавить, что ещё необходима честность, когда речь заходит о деньгах общественных, доверенных ограниченному кругу лиц, а иногда кому-то и одному. Как и где найти обладателей всех этих качеств?  Соблюсти всё это вместе совсем не просто, да и возможно ли?   Возникает масса затрудняющих факторов, находящих как общее социальное, так и психологическое объяснение.

      Доблесть,  рассудительность и способность к искусствам, как и честность, проявляются у людей с различной степенью. Это один аспект проблемы. Во власть из лучших обладателей этих качеств надо выбрать кого-то ещё лучше. Но надо также иметь в виду, что граждане выигрывают не от всякого положительного человека, находящегося во власти.  К власти тянутся многие, но не все оказываются способными принять её вызов даже при наличии у них положительных личностных и социальных сторон.  Выявить тех, кто отвечал бы более  других выдвигаемым требованиям, чтобы именно его можно было делегировать на ответственный пост в качестве хранителя общественных капиталов, в стране должны существовать демократические институты.   Им и предстоит решение выдвигаемых  проблем, чрезвычайно актуальных в наши дни: смысл жизни, нравственность, свобода личности, экология,  единство слова и дела, гуманизм, патриотизм, интернационализм. Конечно, без правильных денежных отношений со всем этим не справиться.

        Огромные размеры страны, отсутствие навыков гражданственности у подавляющего большинства россиян, имперский синдром массового сознания, бедность большей части населения, не оставляющая сил ни для чего, кроме ежедневной борьбы за выживание, оглупляющее и дезинформирующее действие СМИ и массовой культуры, – всё это препятствует выбору наиболее достойных лиц во власть, в число хранителей нашего общественного капитала, или как можно сказать наших надёжных банкиров. Одним контролем над счетами чиновников, предлагаемым вслед за Навальным и правительством, делу не поможешь.     Выбор есть, но нет выборов. Допускаются к телу (финансовой кубышке) исключительно  официальные фигуры, лояльные по отношению к уже действующей власти. По сути, повторяется негодная советская практика использования номенклатурных лиц для их выдвижения  во власть, к тому же усугублённая узами родственности, приятельства  и клановости. Номенклатура же склонна забывать такой принцип как «производственная необходимость».  И  одновременно в порядке вещей при ней наблюдаются ситуации, воплощающие человеческую чёрствость, безжалостность, пренебрежение интересами людей, необдуманность действий для достижения сиюминутного выигрыша. Нет механизма выявления способных лиц для привлечения их во власть. Нет периодичности смены власти, при которой и удаётся выяснить, кто что стоит. В лучшем случае наблюдается игра в угадайку. Традиция авторитарности неискоренимо господствует над прогрессом. Всё те же ёлки на Новый год и взятые у древности свечки в церкви.

      Однако дело не только во власти и её политике.  Уповая на неё одну и  критикуя лишь её за все существующие в нашей жизни недостатки, мы, как народ, допускаем роковые ошибки. Нам самим следует признаться в нашей вопиющей безграмотности, касающейся финансовых отношений, возникающих в государстве, в  обществе.  Нам в принципе неведомы ни природа финансов, ни их социальная сущность, ни содержание элементов финансовой системы. В школе мы этого не проходили, и сейчас российское образование находится в стороне от  её проблематики. Предмет «финансы» изучается лишь при подготовке специалистов узкого профиля. Важные вопросы быстро не решаются. Любой из них начинает обдумываться и закрепляться в наших знаниях и умениях с ранних лет обучения. Думается, что «финансы» как учебный предмет должны занять прочное и достойное место в школьных программах.

  Деньги служат бронёй от многих превратностей нашего изменчивого мира. Но в руках государства они могут играть двойную роль. Демократическая система издержек и противовесов, существующая в государстве, не позволяет финансам сосредотачиваться в одних руках и приносит в конечном итоге пользу всему обществу. В то же время, государство, в котором отсутствует демократия, в котором ни парламент, ни суд, ни СМИ не могут стать по-настоящему серьёзным препятствием на пути авторитарной власти, склонной аккумулировать деньги в своём распоряжении и использовать их для осуществления собственных  целей, идущих вразрез с интересами большинства населения. В этом случае крепнут силовые государственные органы, становясь государством в государстве, препятствующим экономическому прогрессу страны и росту общенародного благосостояния. Бизнесу в этих условиях становится развиваться сложно.  Потому тот, кто заработал хорошие деньги, предпочитает их конвертировать в зарубежную валюту и  вывезти её за рубеж и продолжать там заниматься предпринимательством. Результат – неизбежные потери капитала и ухудшение экономического положения страны. Рублей у населения, может, и становится больше, но радости от этого не прибавляется, поскольку в пересчёте на доллары их покупательная способность падает. Меньше реальных денег – меньше развития.   Политика, власть и финансы, а также отношение к ним со стороны большинства населения образуют конгломерат, без постижения которого мы обрекаем себя на отставание.