Кто здесь людоед

17 марта 2016
Общество

В Донбассе ситуация опять близка к войне. 5 марта украинские военные попытались (что стало обычным в последнее время) занять позиции на нейтральной полосе в районе Пролетарка у Ясиноватой. Это ненадолго удалось, потом были бои с применением минометов. Украинские атаки отбиты, есть погибшие с обеих сторон. Мы это знаем в деталях, на месте наш корреспондент.

Обстановка нагнетается на фоне провала переговоров в нормандском формате, причем из-за позиции украинской стороны, которая даже под давлением европейцев оказывается неспособной принять закон о выборах для «особых районов» Донбасса, что прямо требуется в Минских соглашениях. Одновременно в рамках кампании по поводу «дела Савченко» были атакованы российские дипломатические представительства в Киеве, Одессе и Львове; это происходило при одобрении и с участием официальных лиц. Тоже провокация. Перемирие на грани срыва.

Когда я излагаю эти факты, большинство друзей, кто не в курсе, думает, что я из Донецка, потому и обвиняю Киев в попытке спровоцировать войну. Но ведь легко перепроверить все факты по нейтральным свидетельствам, если уж мне не верить. Можно даже понять логику официального Киева: им не нравятся Минские соглашения, подписанные в результате военных поражений. Понять логику можно, но оправдать войну — нельзя.

Тем более удивительно, что на фоне попытки срыва перемирия множество прекраснодушных представителей российской интеллигенции выступило с требованием освободить Савченко. Хотя нет, не удивительно. Это же наша интеллигенция. Художественный образ — женщина за решеткой, в плену у Государства. Женщину любить легко, а государство — сложно, особенно если ты русский интеллигент.

То есть многие хорошие люди, особо не интересуясь содержанием дела и сутью происходящего, создали в своем восприятии типичный киношный образ. И требуют-то они не справедливого разбирательства (что было бы правильно), а просто немедленного освобождения Савченко. Требовать освободить — лучше, чем требовать посадить невиновного. Но не тогда, когда это требование прикрывает оправдание войны.

Надежда Савченко — все-таки не невинная жертва, она пошла на грязную войну добровольно. Она участник батальона «Айдар», который пользуется в Донбассе (это уж я знаю) дурной славой карателей примерно в той же мере, что и батальон «Азов»; их преступления иногда замечает даже и украинское правосудие, расследуя пытки и мародерство на своей территории. Савченко работала наводчицей артиллерийского огня — в том месте, где на дороге из города Счастья в Луганск гибли мирные люди, в том числе российские журналисты. Даже если окажется, что она не виновна в конкретном преступлении (убийстве журналистов), сама она не отрицает своего участия в войне именно в упомянутом качестве.

Это не значит, что Савченко должна быть лишена права на защиту. И если бы требование добрых, «нелюдоедски» настроенных граждан заключалось в справедливом разбирательстве, то я бы его поддержал. Собственно, я за освежение дела, если не доказана конкретная вина, и за обмен, если будет возможность.

Но «поддержка» Савченко вне правосудия и логики перемирия — политика, а не гуманитарный сюжет. Давлением извне и письмами нельзя освободить обвиняемую. Политики заинтересованы в Савченко-жертве, а не в ее возвращении в Киев. Недаром сомнительный адвокат Фейгин так расстроился, когда пранкеры уговорили Савченко закончить сухую голодовку. Владимир Рубан, тот самый, что с украинской стороны занимался обменом пленных и спас много людей, в интервью изданию Strana.ua сетовал на то, что киевские власти не очень и старались идти на обмен, когда это было возможно, и что в случае возвращения бывшая пленница может претендовать на высокие посты в Киеве.

Грязная политика и в том, что идея неподсудности Савченко — это идея неподсудности украинских военных и добровольцев, даже если они виновны в военных преступлениях. Это ознаменование права на убийство мирных граждан (в том числе российских) в целях защиты нации, и это людоедский принцип. Это оправдание попыток спровоцировать новую войну — ведь если украинские военные имеют право делать то, что делала Савченко, никто не возмутится, когда они снова начнут бомбить мирных граждан Донбасса.

Никто из группы поддержки Савченко, кажется, и не возмущался.

Виталий Лейбин

Общество

Госпрограмма по ипотеке в новостройках подходит к концу: возможности продления и другие варианты выплат

По заявлению представителей Министерства финансов России, госпрограмма по льготной ипотеке для новостроек закончится 31 декабря…

Общество

Подведены итоги всероссийского проекта «поём оперу вместе»

Проект «Поем оперу вместе. Хоровая школа и постановка «Россия в смутные времена» по мотивам оперы…

Общество

Школьники Москвы посетят тренинги по развитию гибких навыков

Всех московских школьников приглашают посетить серию встреч «Форсайт профессионального успеха», цель которых – развитие гибких…