КС РФ отказался рассмотреть жалобу “Левада-центра”

12 сентября 2017
Пресс-обзор

Организация пыталась оспорить нормы закона, которые позволяют включать НКО в реестр иноагентов за политическую деятельность

Конституционный суд (КС) отказался рассмотреть жалобу “Левада-центра” на нормы закона, позволяющие принудительно включать НКО в реестр иностранных агентов за политическую деятельность, пишет газета “Коммерсантъ”.

КС опубликовал определение об отказе в рассмотрении жалобы “Левада-центра” на нормы закона об НКО—иностранных агентах, которые были внесены в него после того, как КС в 2014 году признал закон конституционным. Затем Минюст получил право принудительно включать НКО в реестр иноагентов, а к политической деятельности отнесли “формирование общественно-политических взглядов” путем проведения социологических исследований и обнародования их результатов.

“Левада-центр” настаивал, что ярлык иноагента присвоен ему с целью опорочить результаты научных исследований, а для внесения его в реестр иноагентов Минюст применил поправки, внесенные в закон в 2016 году, с обратной силой.

Как отмечается, определение об отказе КС проверить спорные нормы было принято на основе выводов секретариата (без передачи дела судье-докладчику) 18 июля, но подписано председателем КС Валерием Зорькиным и опубликовано после возвращения КС с каникул в сентябре.

Обращение в КС
В Конституционный суд “Левада-центр” обратился весной после того, как проиграл судебные споры о включении его в реестр иноагентов. В Минюсте установили, что заявитель с 1 января 2014 года по 29 июля 2016 года осуществлял “деятельность политического характера” и получал финансирование из зарубежных источников. Жалобы “Левада-центра” на то, что в проверяемый период его деятельность политической не считалась и Минюст применил эту норму с обратной силой, суды отклонили.

“Хуже не будет”
КС однако счел, что придание норме обратной силы “правовое положение” “Левада-центра” “не ухудшило”. Принятие в 2016 году нормы, относящей к политической деятельности соцопросы, уточнило, а не изменило ее прежнего содержания, решил КС.

“Левада-центр” настаивал в жалобе в КС, что проводил опросы, отнесенные к политическим, на собственные средства, а иностранные (их объем не превышал трети всех средств НКО) шли на маркетинговые исследования и научную деятельность, которую спорные нормы фактически ограничивают.

Но КС указал, что Минюст включает НКО в реестр “только в связи с установлением фактов осуществления организацией политической деятельности”, а спорные нормы не препятствуют НКО оспаривать эти действия. Вытекающие из закона об НКО препятствия научным социсследованиям КС проигнорировал, а разбираться с обстоятельствами дела “Левада-центра” не стал, сославшись на отсутствие у него таких полномочий.