Критерии эффективности государства

Последние годы официальная пропаганда прикладывала немало усилий, убеждая россиян в эффективности, стратегической дальновидности правящего режима и потому — в необходимости его бессрочного сохранения. С этой целью в массовое сознание настойчиво внедряются мифологемы: «Россия встает с колен», «либеральная империя», «энергетическая сверхдержава», «суверенная демократия», «консервативная модернизация». Эту же цель преследуют и предлагаемые поправки в Конституцию.

Для тех, кто задумывается о судьбе своей страны, важны ответы на вопросы: стал ли авторитаризм периода 2000-2020 гг. авторитаризмом национального развития? Какие стратегические задачи были решены? На каких стратегических направлениях удалось достичь убедительных результатов: в стране ликвидирована нищета, Россия уверенно вышла на мировой рынок наукоемкой продукции? Оснащены ли новым оборудованием отрасли обрабатывающей промышленности? Снижена энергоемкость продукции, модернизирована инфраструктура, обновлено оборудование электростанций и электрических сетей? Или хотя бы налажена обработка кругляка и прекращен экспорт круглого леса?

Ничего подобного сделано не было. Для функционеров правящего режима консерватизм является прикрытием очевидного корыстного желания сохранить свои состояния, сколоченные преимущественно противоправными способами; сохранить занимаемые властные посты, а вместе с ними и коррупционные механизмы обогащения; сохранить контроль за формированием законодательства и правоприменительной практикой, что позволяет «направлять» суд и использовать в своих целях силовой ресурс. Следовательно, инновационно-демократическая модернизация страны, необходимость которой осознает все большее число россиян, — это для правящих ныне групп риск утраты власти и социального статуса. Добровольно они на этот риск не пойдут. Логика тривиальна: утратив власть, группы господства рискуют попасть под каток послушного и угодливого российского «правосудия». Получив власть, конкурирующий клан способен начать новый передел собственности в свою пользу. А о реальной демократизации они даже не думают. Считают, что наш народ с его политической пассивностью и надеждой на «доброго царя» к народовластию и отстаиванию своих интересов не созрел.

***

Оценка социально-исторического качества нашего государства, его способности обеспечить развитие страны и повышение жизненного уровня населения должна быть поставлена на рационально-критическую основу. С этой целью обычно используются критерии эффективности государства.

Экономический критерий. Способно ли государство обеспечить национальное развитие? Динамика макроэкономических показателей последних лет вынуждает в этом усомниться. По итогам 2019 года рост ВВП России на уровне около 1%. При этомчисленность бедного населения — людей с доходами ниже прожиточного минимума, — по официальным (заниженным) данным, составило 20,9 млн человек (при этом большинство из них имело работу, что беспрецедентно для развитых стран). Согласно рекомендациям Международной организации труда, доля заработной платы в структуре ВВП не должна быть ниже 50-55%, в России она — порядка 25%. По мнению академика А. Аганбегяна, в России самая низкая доля зарплаты в ВВП. На нее человек достойно жить не может. Такая политика на рынке труда формирует отчуждение молчаливого большинства от государства, создавая потенциал масштабных социальных конфликтов.

Политический критерий. Способствует ли государство гражданскому и политическому вызреванию общества или препятствует ему? В России, после 1000 лет православной проповеди, к началу ХХ в. вызрела не христианская демократия, а диктатура, опирающаяся на всевластие репрессивных органов. Попытка преобразовать Россию в демократическое развитое государство, обеспечивающее высокий уровень жизни, соблюдение неотъемлемых прав и свобод граждан, была заблокирована номенклатурой, чекистами и олигархами.

Правовой критерий. Обеспечивается ли продвижение общества к правовому государству, или этот процесс блокируется? Вступив на пост президента, Владимир Путин заявил: «Мы настаиваем на единственной диктатуре — диктатуре закона». Но, судя по масштабам коррупции и казнокрадства, по приговорам «карманных» судов, за два десятилетия Россия так и не приблизилась к верховенству закона. Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда, констатируя «сращивание власти и криминала», опасается, что из-за «нарастающей криминализации… наше государство может превратиться из криминализованного в криминальное».

Социальный критерий. Способно ли государство поддерживать социальное равновесие между разнонаправленными интересами больших социальных групп? Развитие «капитализма для своих», торжество института власти-собственности (или, как ее называют, «условной собственности» — у кого власть, у того и собственность) породили острую имущественную поляризацию и, как следствие, несовпадение интересов большинства населения и олигархов, чиновников-казнокрадов. Положение усугубляется многомиллиардным вывозом капитала, который лишает экономику России средств на модернизацию. Плюс опасное отсутствие у большинства молодых людей шансов (куда бы они ни шли работать) на изменение их жизни и профессиональных траекторий. Из мирового опыта известно, что образованная, безработная и неустроенная в жизни молодежь — предпосылка революции.

Информационный критерий. Обеспечивается ли доступ населения к объективной, в том числе аналитической, информации или намеренно ограничивается, заменяется массированной пропагандой? Многие десятилетия в СССР существовала информационная монополия с целью выращивания плохо осведомленных миллионов с деформированным, пластилиновым сознанием. Российское телевидение во многом следует той же традиции. Свободные СМИ, за редким исключением, закрыты, в интернете на сайты введена цензура.

Экологический критерий. Способно ли государство проводить эффективную природоохранную политику, не допуская ухудшения состояния окружающей среды? Сегодня около 50% россиян вынуждены использовать для питья воду, не соответствующую гигиеническим требованиям. В 135 городах (55% городского населения) уровень загрязнения воздуха высокий и очень высокий.

Демографический критерий. Способно ли государство обеспечить хотя бы простое воспроизводство населения? Сбережение людей — главный приоритет для страны с демографическими проблемами. Для этого необходим коэффициент рождаемости порядка 2,2 ребенка на среднестатистическую семью; в России он годами не превышает 1,7-1,8, и нет никаких признаков его роста.

Оценка состояния России по этим критериям свидетельствуют о низком качестве российского государства, деформированного правящим режимом. Эксперты Мирового банка определяют это последствиями «захвата государства» группой лиц, которых политологи с легкой руки нобелевского лауреата Мансура Олсона сегодня именуют «стационарными бандитами». Асоциальные практики, транслируемые с верхних этажей социальной пирамиды, не встречая адекватного сопротивления российского общества, поражают все новые сферы. Государство вырождается, превращаясь в добычу коррупционеров и олигархов. Величину «добычи» характеризует масштаб коррупции. По оценке замгенерального прокурора РФ А. Буксмана, подтвержденной Советом Федерации, среднегодовая коррупция еще в 2007 году достигала 240 млрд долларов, сегодня ее уровень намного выше.

Таким образом, главная проблема россиян, низкий уровень их благосостояния и безопасности, заключается в природе правящего режима, в проводимой правительством политике, в законодательстве, в правоприменительной практике, в неготовности широких слоев общества заставить бюрократию проводить политику национального развития, а также в неспособности российской правящей бюрократии осознать свою историческую и нравственную ответственность перед народом. Проблема сегодня и в неспособности нашей высшей школы воспитать ответственную элиту, которая смогла бы реализовать общественные интересы.

***

Наиболее продуктивное определение понятия «общественность» принадлежит профессору Б. Миронову: «Общественность — это социальные группы, с интересами которых вынуждена считаться власть». До 90% россиян убеждены, что не имеют возможности влиять на решения властей, около 80% заявляют, что не испытывают ответственности за происходящее в России (а потому за будущее России, свое будущее и будущее своих детей — С.М.). Из этого следует, что в составе населения «общественность» занимает не более 10%. Они и составляют ее правящий класс, то есть высшую бюрократия и крупнейший бизнес — те социальные группа, в интересах которых проводит политику правительство.

Выразительны примеры пренебрежения властей мнением населения в связи с точечной застройкой Москвы. Застройщики в партнерстве с властями находят лазейки в законодательстве, чтобы не проводить обязательные общественные слушания. Типична ситуация, когда было принято решение о реконструкции гостиницы, но вместо этого строится новое здание. Налицо просто уплотненная застройка. Причем отсутствуют необходимые документы, проекты. Выхолащивается процедура публичного обсуждения планов строительства, в зал нагоняется массовка, жителей не пускают, жильцов близлежащих домов о дате и месте проведения слушаний не оповещают, помещение заполняют коммунальщики, которые обеспечивают застройщику требуемый результат. По сути, это старая советская технология имитации демократии. «Строят по беспределу, вопреки всем нормам и правилам, несмотря на протесты жителей, письменные обращения в прокуратуру. Они открытым текстом говорят, что заплатили взятки и будут строить, потому что купили разрешение».

Отношения властей к самодеятельной, не инспирированной общественной активности наглядно демонстрирует конфликт вокруг Химкинского леса (2007-2012 гг.), связанный с намерением Министерства транспорта проложить автотрассу через этот лес, противодействием этому защитников леса. Для прокладки трассы предполагалось вырубить 95 га леса. Его защитники предлагали властям и строителям найти вариант строительства, щадящий зеленый массив. Однако гражданские формы протеста понимания у властей не нашли. При их попустительстве конфликт принял форму острого противостояния, в ходе которого погиб редактор газеты «Химкинская правда» М. Бекетов, а на нескольких активистов и журналистов, освещавших конфликт, были совершены нападения, им нанесены увечья. Скандал принял публичный характер и широко освещался в СМИ. Тогдашний президент Дмитрий Медведев приостановил строительство трассы, но впоследствии оно было возобновлено. Лидер «Движения в защиту Химкинского леса» Евгения Чирикова, дипломированный инженер, после многочисленных угроз ей и ее семье вынуждена была из России эмигрировать.

Профессор И. Мерсиянова предложила модель структуры гражданского общества. Она дифференцирует население на 5 групп: ядро социальной базы гражданского общества, сателлит ядра, буферная зона, периферия, аутсайдеры. Критерии выделения:

— готовность объединяться с другими людьми;

— вовлеченность в добровольческую деятельность и частную филантропию;

— информированность об организациях гражданского общества;

— членство или участие в их деятельности.

К сожалению, автором не определены количественные размеры групп. Но и без этого очевидно, что наше население находится лишь на начальном этапе формирования гражданского общества. Об этом свидетельствуют события, происходящие сегодня в России: «московское дело», арест Ивана Голунова, судебные процессы прошедшего года. Но главное — выраженная пассивность россиян, их нежелание отстаивать свои права и интересы. Впереди долгий путь. И успех в формировании гражданского общества во многом зависит от подвижнических усилий либерально-демократической интеллигенции — в любых формах и начинаниях. Так что за работу, дамы и господа!


СЕРГЕЙ МАГАРИЛ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *