Коррупция во время чумы: маски и аппараты ИВЛ по завышенной цене

Международная организация Transparency International (Трансперенси Интернешнл) опубликовала ряд предостережений об опасности коррупции во время борьбы с пандемией. По мнению экспертов организации, риски коррупционных действий возрастают из-за беспрецедентного давления на систему здравоохранения. Слом обычных схем работы, неопределенность и отвлечение основных сил на непосредственную работу создают, по мнению ТИ, среду, в которой коррупционеры могут воспользоваться кризисом.

«Трансперенси Интернешнл» — международная организация, миссия которой — противодействовать коррупции и отстаивать принципы прозрачности, подотчетности, порядочности и честности. «Наша цель — мир, в котором государство, политика, бизнес, гражданское общество и повседневная жизнь людей свободны от коррупции», — заявляется в принципах организации.

У них на это семь причин

По мнению экспертов организации, особенно важно, чтобы прозрачность в это время сохранялась в области здравоохранения. ТИ разработала семь пунктов, которые должны быть в поле внимания властей и контролирующих органов, в том числе общественных. Мы приводим их в сокращении.

Разработка вакцины. Правительства вкладывают большие суммы в разработку вакцины против COVID-19. С 2002 года США потратили $700 млн на исследования коронавирусов, Фонд Билла Гейтса на то же выделил $125 млн. Существует якобы 30 вариантов вакцин, но публикаций по клиническим исследованиям почти нет, особенно из государственных исследовательских организаций. Сами данные могут быть подвергнуты манипуляциям, чтобы показать положительный результат. Очень важно, чтобы клинические исследования описывались полностью, разработка вакцины должна быть прозрачным процессом, а не секретным соревнованием.

Режим лечения. Свиной грипп показал, что мир потратил $18 млрд на покупку Tamiflu. После четырех лет исследований в знаменитых фармакологических лабораториях Roche препарат признан не более полезным, чем парацетамол. Таким образом, в лечении COVID-19 должна быть полная прозрачность исследований и жесткий анализ эффективности.

Информация о недостатке лекарств для лечения других болезней не должна быть засекреченной, эти данные должны быть доступны публично, так, чтобы жизненно важные лекарства не были затронуты работой по COVID-19.

Поставки в систему здравоохранения — сфера, наиболее затрагиваемая коррупцией. По оценкам «Трансперенси», от 10 до 25 % всех денег, потраченных на медицинские поставки во всем мире, теряется из-за коррупции. В ЕС, например, 28 % случаев коррупции в здравоохранении связаны с поставками. Создание открытого и прозрачного процесса контрактов сможет ограничить (но не полностью устранить) проникновение коррупционных схем.

Намеренно создаваемый дефицит необходимых медицинских средств — в частности, масок, перчаток и санитайзеров, — чтобы задрать цены из-за истерического спроса. Разные правительства применяют разные меры для этого. Франция, например, временно национализировала производство и продажу масок, в Индии работает горячая линия, по которой можно сообщить о завышении цен.

Цензура. Очень высока вероятность того, что профессионалам будут запрещать давать комментарии СМИ о реальном положении дел с COVID-19. Это было с самого начала, достаточно вспомнить врача Ли Вэнляна, впоследствии погибшего от COVID-19, который первым поднял тревогу и которого власти назвали паникером и заставили молчать. Подобные проявления коррупции подрывают любое доверие к властям и их действиям. Напротив, подогревают доверие к фейковым новостям, создают атмосферу неопределенности, истерии, паники.

Недостаток мест в больницах может привести к росту взяточничества. В 2019 году, по данным Глобального барометра коррупции по Африке, Ближнему Востоку и Северной Африке, уровень взяток в больницах составлял 14 %, в Латинской Америке — 10 %. Таким образом люди, которым нужна помощь, оказываются внизу списка и умирают. Этому можно противопоставить прозрачные листы ожидания, четкие правила поведения, усиление контроля со стороны правоохранительных органов.

Российская действительность

Ситуация в России совпадает с прогнозами «Трансперенси Интернешнл». Главные проблемы — это закупки лекарств и аппаратов ИВЛ по завышенной стоимости.

Такое, например, произошло в Дагестане: местный Минздрав закупил аппараты ИВЛ на 114 млн рублей у московского предпринимателя без опыта в таком виде поставок. Цена каждого была завышена в два раза — соответственно, на эту сумму можно было купить в два раза больше аппаратов ИВЛ, что помогло бы большему количеству людей в республике.

В Москве мэрия хотела заказать масок на 175 млн рублей у компании, связанной с заместителем руководителя департамента городского имущества Правительства Москвы Алексеем Цуканом. Позже Департамент здравоохранения Москвы расторг контракт, но частично: остались вопросы к поставкам респираторов — в контракте их цена составляет 285 рублей, когда такие же в интернет-магазине стоят 25 рублей.

Рынок тестов на коронавирус тоже уже поделен: как писал Znak.com, лицензию на продажу тестов получили компании, связанные с государством, — брата чиновника из Администрации президента, человека из окружения вице-премьера РФ Татьяны Голиковой и, конечно же, братьев Ротенбергов.

В это время врачи перегружены, в разных регионах медики заболевают коронавирусом из-за отсутствия нормальных средств защиты. То же самое происходит с выплатами медработникам: несмотря на обещания президента Владимира Путина о дополнительных выплатах по 50 тыс. и 25 тыс. рублей старшему и младшему персоналу (и странной суммы — всем, кто работает с заболевшими коронавирусом, — по 80 тыс. рублей), в реальности врачи получают суммы гораздо меньше. Например, врачи скорой помощи получают по 2 тыс. рублей надбавки за смену — и то только в том случае, если контактировали с заболевшим COVID-19.

Некоторые вообще не получают разрекламированных доплат. Приходится вмешиваться Следственному комитету: например, такая ситуация произошла в Абакане (Хакасия) — врачи не получили положенные выплаты. При том, что речь не идет о сумме, названной президентом: как сообщало НИА «Хакасия», доплаты за месяц для врачей «скорых» в регионе составили 13 290 рублей, для среднего медперсонала — 6645 рублей, для водителей — 3300 рублей. Если врач контактировал с пациентами, зараженными COVID-19, надбавка за смену составит 4 тыс. рублей, а среднему персоналу — 2 тыс. рублей.

Андрей Прокофьев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *