Коррупция поедает своих детей

5 апреля 2019
Общество

Когда наших людей перестают волновать украинские выборы, то сразу же начинает волновать «каток репрессий», о котором вроде бы сигнализируют последние громкие аресты вчерашних путинских везунчиков. При этом интерпретации, по сути, остаются две. Первая: система сваливается в террор. Вторая: начинаются обновление и преодоление темных пятен ельцинского прошлого. Как написал мой любимый автор Петр Акопов, «нет, это время [либералов], как и время жуликов в целом, закончилось…»

Не верно и то, и другое. Система вряд ли способна свалиться в тотальный террор, хотя бы потому, что тогда надо будет докопаться до мышей, до «глубинного народа», до каждого домохозяйства, в котором, как выяснилось, не в каждом сегодня есть канализация, а «избиение пятой колонны» очевидно имеет напрашивающимся адресатом самих избивальщиков, ибо они и болеют всеми диагностируемыми официальной пропагандой болезнями: стремлением к сладкой жизни и использованием иностранных денежных знаков.

Что касается обновления и преодоления темных пятен ельцинского прошлого, то и тут тоже вряд ли что-то может получиться. Не только потому, что на всю эту бурную репрессивную деятельность не хватит никаких ельцинских пятен, а еще и потому, что коррупция в России как бы возведена в ранг встроенной в систему опции стабильности. Разрушая коррупцию, вы вообще разрушаете все, иерархию и границы, и это не риторический прием, не ирония, анекдот или сарказм, а святая правда.

Дело в том, что под коррупцией мы обычно понимаем, когда какой-то чиновник за деньги обходит правила и все его за это осуждают, но это архаический, промысловый способ ведения коррупционной деятельности. В России в этом смысле давно наступил большой научно-технический прогресс. Сам класс, устанавливающий правила, устанавливает такое правило, чтобы ему не мешали устанавливать правила, способствующие его эксклюзивному процветанию, — вот в чем современная коррупция.

Это правило в том числе включает и то, что его нельзя невежливо критиковать. В пределе, чтобы вообще нельзя было критиковать и распространять про него фейковые новости, в пределе вообще новости. И чтобы люди не собирались больше трех на несанкционированные мероприятия. А санкционирует мероприятия именно этот коррупционный класс. Ну, и такая мелочь, как недавно введенное право бесконтрольного прослушивания, подсматривания, копирования всех данных народа на всякий случай, чтоб вас при нужде прижучить, и право вас отрубить от всех каналов связи, что, наверное, будет круче, чем советская глушилка.

Последняя фигня — штрафы за распространение иностранных газет, в которых, надо полагать, есть опасность понятийно обновленной «антисоветской пропаганды». А вдруг вы в эту газету завернете виски по дороге из Парижа? Не знаю, что и думать.

Себе же этот класс дает право полностью распоряжаться бюджетом, урывая из него зарплаты — для политиков верхнего эшелона, депутатов, министров, премьера, президента. Причем разрешения стать политиком, как правило, выдают из офиса президента, а наш политик потом участвует в устанавливании зарплатного потолка, в том числе, и для чиновников офиса. Это и называется «рука руку моет», хотя, признаться, установленный «потолок» довольно низкий, демократичный, на уровне Европы и Америки. То есть тут нет такого уж совсем беспредела, если, конечно, забыть, что России — не Европа с Америкой, а 20% домохозяйств не имеют туалета. Но они же ведь все считают, что они тот же класс, что и Ротшильды с Рокфеллерами. Что на них приятно смотреть, как на звезд Голливуда! Что им так «положено».

Кроме того, по всей видимости, существуют бонусы (в конвертах) из неучтенных источников, и таково негласное правило всей системы. Я сам, когда работал в 90-х редактором отдела нищенствующей «Независимой газеты», которую финансировал Борис Абрамович Березовский, получал бонус 300 долларов. Рядовые журналисты получали 100-150. Особо ценные (со связями «в поле») — в несколько раз больше. Главный редактор Виталий Третьяков, по слухам, заработал себе на дачу и стал вельможей. Я думаю, что, когда Березовский дорос до второго человека у Ельцина, а потом до второго человека у Путина, он распространил эту славную бухгалтерию на всю вертикаль, если, конечно, вертикаль не имела этой бухгалтерии с самого начала.

Журналист Кашин, например, как-то сдуру признался, что получал от башни Кремля в месяц столько, сколько мне при моих тратах хватило бы на два года жизни, ни в чем себе не отказывая. Но откуда-то башня черпала эти подачки! Другой «свидетель», слинявший за границу, написал, что путинские министры получают бонусы в специальном банке, откуда их помощники выносят деньги в рюкзаках на колесиках и чемоданах. Что покруче, чем «Березки» или «секция 200» в коммунистическом ГУМе. И я более чем уверен, что именно так все и обстоит на самом деле. Иначе откуда у чиновников, управляющих депрессивной экономикой, которая в целом производит непонятные и никому не нужные ширли-мырли и которая, как они заявляют, не собирается встраиваться в мировое разделение труда, появляются их недвижимость и капиталы? Причем и тут своя пирамида. Тот, который «вам не Димон», очевидно, получает побольше (об этом в фильме у Навального), остальные — в соответствии с рангом. Российская Венесуэла.

Но она, эта Венесуэла, не просуществовала бы достаточно долго, кабы не народная любовь и поддержка. Которая, однако, достигается следующим образом. Начальники предприятий, имеющие госконтракты или изначальное бюджетное финансирования, получили от политического класса как бы легитимное феодальное право самим назначать себе зарплату и премиальные. Никакой трудовой коллектив, или профсоюзы, или райкомы правящей партии в этом не принимают участия. Более того, сотрудники новых феодалов даже не знают (поскольку это секретно), сколько и каким образом утекает их денег в карманы начальства. Отсюда, кстати, легенда о «средней по отрасли» и высоких зарплатах в столичном регионе, над чем смеются реальные люди.

Возникает парадокс: в Москву рвутся, как в новый Эльдорадо, и удивляются, когда попадают в точно такую же нищету и эксплуатацию, как в том месте, откуда уехали. Зато столичные феодалы истово поддерживают Путина и всячески демонстрируют лояльность. А особо приближенные к императору получают еще и выгодные непроверяемые контракты. Другие же борются за причастность к бездонной бочке под названием «национальные проекты».

В системную коррупцию вовлекается молодежь. Я немножко знаком с работой иностранных исследователей, изучающих образовательные процессы в России, но они, эти исследователи, тоже живущие вчерашним днем, не знают, как интерпретировать и в какую главу исследований вписать то, что члены юнармии получают к ЕГЭ дополнительные баллы при поступлении в институты. С одной стороны, ну, здорово, ты устроился баллов ради в какую-то дурацкую организацию и получил преференцию, как бы сел в социальный лифт. А с другой — ведь промоют тебе мозги в этом лифте своими политическими мероприятиями, Третьей мировой и поисками пятой колонны. И, конечно, это тоже опыт коррупции — молодежь коррумпируется путинскими политиками.

Да, но кого ж тогда арестовывают и сажают?

А арестовывают и сажают тех, кто при этом сходит с ума. Кто в один прекрасный момент вдруг начинает считать, что он сладко живет не потому, что его взяли в коррумпированную систему по доброте душевной, а потому, что он сам талант, сам чего-то значит, сам экономический гений и мозг, большой бизнесмен. Таких сумасшедших вычищают нещадно. Тотальная коррупция поедает своих нерадивых детей. Других же муштрует нищетой, чтобы им было куда стремиться. В коррупцию.

Тронула история военного пенсионера, который пошел подработать в свой ТСЖ. Военное министерство, которое до этого платило ему надбавку на бедность, прознало про это и постановило, что он эту надбавку, следовательно, начал красть. Недолго думая, послало к нему машину с автоматчиками, которые ворвались с обыском, осматривали туалет на предмет уничтоженных документов, ставили к стенке и приготавливали к расстрелу. Цена вопроса — 20 евро в месяц, 120 евро за полгода, больше стоил бензин для армии автоматчиков. По какой-то причине российским пенсионерам запрещено улучшать свое финансовое положения, хоть бы вы даже богатею подносили сумку с продуктами до машины и купили на заработанное себе баночку кофе, вам пришлют автоматчиков. Но это не террор-террор, просто в тотально коррумпированной системе некоррупционер должен уходить в подполье.

Сергей Митрофанов

Общество

Акции фонда «Орион» по сбору крови для тяжелораненых поддержит гроссмейстер Сергей Карякин

«Наши взгляды с фондом «Орион» полностью совпадают. Я сам жил три года в Донецкой области,…

Общество

СУЭК поддержит Киселевск на Всероссийском конкурсе лучших проектов создания комфортной городской среды

Общественное голосование по выбору территории для участия во Всероссийском конкурсе лучших проектов по созданию комфортной…

Общество

Евгений Маргулис продолжает использовать формат квартирников

Формат «квартирника» проверен временем. Евгений Маргулис на них играет и отвечает на вопросы зала. «Версия»…