Конституционный суд зарегистрировал жалобу последователя исламского богослова Саида Нурси

10 ноября 2020 года Конституционный суд (КС) зарегистрировал жалобу Евгения Кима, последователя исламского богослова Саида Нурси, который был лишен российского гражданства и должен был быть выдворен с территории России, но поскольку другого гражданства у него нет, выдворить его некуда, и он уже полтора года содержится в хабаровском Центре временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ).

В апреле 2019 года Ким освободился из ИК-3 в Хабаровске, где отбывал срок по ч. 1 ст. 282.2 УК (организация деятельности экстремистской организации) и ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти). Отметим, что в части обвинения по ст. 282.2 УК приговор Киму мы считали неправомерным. Мы полагаем, что неправомерны как запреты книг Саида Нурси, так и запрет объединения «Нурджулар», которого в России не существовало вовсе: есть лишь отдельные верующие, которые сталкиваются с преследованием за изучение книг Нурси.

За день до освобождения из колонии у Кима изъяли паспорт, а сразу после его выхода из колонии инспектор отделения по Железнодорожному району отдела по вопросам миграции УМВД России по Хабаровску составил в его отношении протокол по ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП (нарушение лицом без гражданства режима пребывания, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание). В тот же день протокол был рассмотрен Железнодорожным районным судом Хабаровска, который назначил Киму штраф в размере 3 тысячи рублей с административным выдворением за пределы России. 30 апреля Хабаровский краевой суд оставил в силе это решение.

Из судебных постановлений следует, что в 2005 году ГУВД Свердловской области удовлетворило заявление Кима, родившегося на территории Узбекской ССР и имевшего советский паспорт, о приеме в российское гражданство. 29 января 2019 года то же региональное управление признало это решение недействительным.

Согласно принятым в 2017 году поправкам в закон «О гражданстве», вступивший в законную силу приговор суда по ряду статей экстремистской и террористической направленностей (в т. ч. по ст. 282.2 УК) приравнивается к факту сообщения заведомо ложных сведений об обязательстве соблюдать Конституцию и законы Российской Федерации при вступлении в гражданство, и потому может служить основанием для отмены решения о приеме в гражданство.

Таким образом, Ким остался лицом без гражданства и в ЦВСИГ УМВД России по Хабаровскому краю. Предполагалось, что он будет депортирован в Узбекистан, несмотря на то, что гражданства Узбекистана у него нет. Не подпадает он и под критерии программы переселения этнических корейцев в Республику Корея. Кима готовы были принять друзья из Украины и Турции, однако он не имеет никаких документов, и ему не выдают свидетельство лица без гражданства.

В декабре 2019 года глава ГУВМ МВД России Валентина Казакова сказала, что Киму должны предоставить разрешение на временное проживание, однако этого так и не произошло. Тем временем служба судебных исполнителей вынесла постановление об окончании исполнения судебного решения о выдворении в связи с невозможностью произвести выдворение.

Создавшаяся ситуация связана с тем, что закон не устанавливает предельного срока содержания в ЦВСИГ лиц без гражданства. Юрист Института права и публичной политики, подавшего жалобу в КС в интересах Кима, Владислав Чепелев, попросил КС проверить конституционность ч. 1.1 ст. 18.8 (административное выдворение за пределы РФ) и ч. 5 ст. 3.10 (нарушение иностранным лицом правил въезда в РФ) КоАП, которые дают возможность держать лицо без гражданства в ЦВСИГ «бесцельно и бессрочно».

В 2017 году КС уже рассматривал схожее дело Ноэ Мсхиладзе и признал такое содержание в ЦВСИГ неконституционным. В постановлении суд обязал законодателя незамедлительно внести поправки в КоАП, указав сроки и судебную процедуру освобождения апатридов, и рекомендовал предусмотреть для них миграционный статус, чтобы исключить риски повторного задержания. Однако это требование КС не выполнено до сих пор: первый из законопроектов на эту тему был внесен в Госдуму в 2017, но не прошел дальше первого чтения, второй был внесен правительством в Госдуму в апреле 2020 года и принят в первом чтении 8 июля 2020 года, срок второго чтения для него пока не определен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *