Конституционный суд признал право СКР на собственную экспертизу

Адвокаты не верят в объективность специалистов, связанных с правоохранителями

Конституционный суд (КС) поставил точку в спорах о законности проведения экспертиз структурными подразделениями Следственного комитета (СКР). Суд отказался принять жалобу, что такие специалисты могут быть зависимы от правоохранителей. КС ограничился указанием на возможность стороны защиты отвести эксперта, которая, со слов юристов, является скорее декларативной и почти нереализуемой на практике.

Заявители, обратившиеся в КС, пытались оспорить ряд норм УПК, позволяющих устанавливать вину на основании заключения экспертов, которые, во-первых, работают в учреждении, не имеющем лицензии, а во-вторых, состоят в ведомственной подчиненности органу предварительного расследования.

Однако суд ограничился напоминанием о правах стороны защиты в любой момент потребовать отвода «ведомственного» эксперта, если его заподозрят в служебной зависимости.

По словам юристов, позиция КС вызывает серьезную озабоченность. Хотя по закону эксперт де-юре зависит лишь от руководителя подразделения СКР, фактически он попадает в зависимость от следователя, назначающего экспертизу.

Независимость экспертов МВД, а теперь еще и СКР, вызывает большие сомнения, поскольку их зарплаты, премии и звания зависят от руководителя правоохранительного органа, заявил в разговоре с «НГ» адвокат Борис Золотухин. «О какой объективной незаинтересованности эксперта МВД или СК можно говорить, если его материальное, да и моральное благополучие зависит от двух других участников стороны обвинения – начальника органа дознания и руководителя следственного органа?» Он убежден, что существование экспертных подразделений при силовых структурах «нарушает конституционный принцип состязательности сторон и принятые для его реализации положения общей части УПК РФ». Проблему, по его словам, можно решить лишь выведением всех экспертных учреждений из ведомственной подчиненности в автономное образование.

Как рассказал«НГ» адвокат BMS Law Firm Александр Иноядов, сама ситуация, когда экспертные подразделения являются частью следственного органа, противоречит уголовно-процессуальному законодательству, а также ст. 7 закона «О государственной судебно-экспертной деятельности», которые прямо запрещают эксперту находиться в служебной зависимости от сторон дела. «Сейчас возник дисбаланс прав сторон защиты и обвинения на этапе предварительного следствия, в том числе и в вопросах выбора экспертной организации», – говорит адвокат. Единственное, что могло бы действительно улучшить качество проведения судебных экспертиз – развитие экспертной деятельности во вневедомственном формате. Отчасти это обеспечивается экспертными подразделениями Минюста, который не участвует в уголовном судопроизводстве.

При этом управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин подчеркивает значимость экспертных заключений, «которые во многих делах предопределяют квалификацию преступления и наличие оснований для уголовной ответственности», например, если речь идет об определении степени тяжести причиненного вреда здоровью или установлении причины смерти. По словам Добрынина, согласно ст. 198 УПК, перед началом экспертизы обвиняемый вправе заявить отвод тому или иному эксперту, ходатайствовать о ее производстве в другом учреждении или о включении дополнительных вопросов.

Адвокат адвокатской конторы «Бородин и Партнеры» Ольга Туренко считает, что после решения КС существенно возрастет количество обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Между тем адвокат Виктор Погудин считает, что КС все же действовал в рамках своих полномочий. Поскольку, по его словам, давать разъяснения в части правомерности проведения экспертизы СК должен обычный суд при рассмотрении конкретного дела по существу. Вместе с тем он напомнил, что подразделения МВД проводят экспертизы как для МВД, так и для Следственного комитета с 1991 года и «проблемы в формировании экспертных подразделений в СК РФ как таковой нет».

Напротив, такое решение позволяет сократить сроки производства экспертиз и быстрее перейти к рассмотрению дела по существу, считает Погудин. Он также напомнил, что эксперты заранее предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложного заключения. Вместе с тем, говорит эксперт, по большей части суды закрывают глаза на допущенные процессуальные нарушения при назначении и производстве экспертиз, «что вызывает гораздо большую сложность, чем ее производство подразделением СК».

Екатерина Трифонова
Корреспондент отдела политики «Независимой газеты»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *