Константин Эггерт: «Процесс по «боингу» МН17 – главный вызов для Кремля за 20 лет

В результате против нашей страны могут быть приняты новые экономические санкции, а для российских властей — новая степень «нерукопожатности» со стороны мирового сообщества

Как известно, в Нидерландах начался судебный процесс по крушению в небе над Украиной пассажирского самолета. Главная версия происшедшего по выводам международной следственной группы – это случайный выстрел по самолету из зенитной установки «Бук», перевезенной на территорию Донбасса из Курской области.

Российский политолог Константин Эггерт считает, что, если верна эта версия, то Кремль ее все равно не признает, не принесет извинений, и не заплатит компенсаций, как это сделали американцы после того, как в 1988 году их ракетный крейсер Vincennes сбил иранский пассажирский самолет. Или как поступил Иран, уничтоживший по ошибке лайнер Международных авиалиний Украины 14 января этого года.

«Признать наличие «Бука» рядом с селом Снежное категорически нельзя. Потому что тогда в одночасье рухнет версия про «героический народ Донбасса», восставший против «киевской хунты», про вездесущих «бандерофашистов» и прочих «распятых мальчиков». И обнажится то, что даже на Западе многие до конца не осознали: нет никакого «конфликта на востоке Украины», а есть гибридная война одной страны против другой, ведущаяся при непризнанном участии российской армии, а не мифическими «ихтамнетами». Вместо этого, Москве только и остается, что выдумывать фантасмагорические версии про «диспетчера Карлоса» и «летчика Волошина», похищать документы следственной группы и отдавать их своим подручным в СМИ и, конечно, выпускать почти каждый день под телекамеры Марию Захарову и дежурных крикунов псевдо-ток-шоу.

Пропаганда, несомненно, убедит часть российской публики в том, что суд в Нидерландах «необъективен», «политизирован» и «выполняет заказ», как это делают сплошь и рядом российские суды. Замордованные госТВ небогатые граждане, никогда не бывавшие не только в Европе, но, часто, в Москве или даже ближайшем городе-миллионнике, конечно, поверят в то, что в Схипхоле все так же, как и в Великих Луках или Партизанске и что судье Стейнхёйсу звонят от премьер-министра и говорят: «Хендрик! Ну, ты понимаешь, чего требуют от нас заокеанские русофобы из Вашингтона? Вкати этим русским на полную катушку, иначе нам отключат газ. Давай, действуй». Но в это не поверит весь мир, да и многие россияне тоже. И хотя суд может идти и год, и больше, его финал выглядит в любом случае крайне неприятным для образа России и ее руководства. На горизонте начинают маячить новые санкции и, что еще обиднее для властей, новая степень «нерукопожатности». Гаагский процесс — возможно, самый главный вызов для Кремля за последние 20 лет…»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *