Комментарий: День памяти жертв репрессий — день триумфа КГБ, трусости и унижения

На открытии памятника жертвам репрессий Владимир Путин и патриарх Кирилл не сказали самого главного, подчеркивает российский журналист Константин Эггерт в комментарии специально для DW.

На днях я с женой и детьми ехал в электричке в гости к друзьям, живущим под Москвой. В вагон зашел человек с аккордеоном и запел песню из старого советского мультфильма: «Что тебе снится, крейсер «Аврора», в час, когда утро встает над Невой». В промежутках между куплетами аккордеонист выдавал восклицания типа «Вспомним наше великое прошлое!» Получился своего рода советский рэп. Прежде чем пройтись по вагону для сбора подаяния, музыкант громко поздравил всех с «наступающим великим праздником Октябрьской революции». Как выяснилось, рыночное чутье его не подвело.

О чем промолчали Путин и патриарх Кирилл

Когда моя жена, не сдержавшись, возразила ему, что это не праздник, а трагедия, вагон набросился на нее: «Это дворяне (sic!) развязали войну», «Может, кому и трагедия, а нам действительно праздник», «Горжусь, что была и пионеркой, и комсомолкой!» Ни один человек не поддержал нас. Можно, конечно, сказать, что в электричках ездят небогатые люди среднего и старшего возраста, для которых советская ностальгия естественна. Но вспомните, сколько вы видели Audi A8 и Toyota Land Cruiser с надписью «СССР», серпом и молотом или глумливым «Можем повторить»?

30 октября 2017 года Кремль не без успеха попытался поставить крест на любых попытках разобраться, что же произошло в России в ХХ веке. Открывая впечатляющий монумент работы скульптора Георгия Франгуляна, ни президент Владимир Путин, ни присутствовавший на церемонии патриарх Кирилл ни разу не упомянули ни Ленина, ни Сталина, ни коммунистическую партию. В речи предстоятеля Русской православной церкви была такая фраза: «Каким образом грандиозная идея построить мир свободным и справедливым привела к крови и беззаконию?» Неужели от главы церкви-мученицы, потерявшей наряду с другими конфессиями миллионы клириков и обычных верующих, мы должны теперь выслушивать банальности эпохи хрущевской оттепели и ХХ съезда КПСС — идея, мол, была хорошая, исполнение подкачало?

Ленин, Сталин, Андропов — ни при чем?

Несколько лет тому назад глава «Мемориала» Арсений Рогинский метко сказал на одной из конференций: в стране установлено несколько сотен памятников «жертвам репрессий», но пока не названы поименно палачи, пока не осужден режим, убивший миллионы, пока не дана политическая оценка семидесяти четырем годам советской власти, никакого влияния на умы и совесть граждан, на будущее страны эти статуи, стелы, мемориальные доски иметь не будут. По словам Рогинского, с таким же успехом это могли быть памятники жертвам цунами или другого природного катаклизма.

И Путин, и патриарх говорили именно об этом — о безымянных жертвах анонимного террора, который непонятно кто и почему осуществлял. Они думают, что таким образом примиряют страну и консолидируют граждан. Кому — бюст Сталина, кому — монумент на проспекте Сахарова. Все довольны. Но это не примирение. Это опасный для будущего нашего общества аморализм.

У палачей есть имена — Ленин, Сталин, Дзержинский, Андропов. Они давали указания сотням тысяч сотрудников преступных организаций — ВЧК-ГПУ-НКВД-МГБ-КГБ. Из своих ухоженных за наши деньги могил на Красной площади советские вожди смеялись в понедельник над своими жертвами, сгнившими в безымянных рвах. Ведь оказалось, что они — ни при чем.

Гражданская война продолжается

На самом деле не землетрясение и не цунами, а конкретный политический режим виноват в гибели десятков миллионов людей, милитаристский тоталитарный строй, на протяжении трех четвертей века подавлявший в России свободу, собственность, законность и веру. И никакой это не «День памяти жертв (абстрактных) политических репрессий». По чести и совести, его нужно переименовать в День памяти жертв коммунистического режима. Только тогда величественная стена скорби, изваянная Георгием Вартановичем Франгуляном, обретет свой истинный политический и человеческий смысл.

Пока этого не произошло, память замученных остается униженной, сколько бы раз мы не пришли к Соловецкому камню на Лубянке читать имена расстрелянных и забитых до смерти. Пока этого не произошло, мы останемся страной страусов, прячущих голову в песок и вечно надеющихся на верховную власть. Пока этого не произошло, в России будет идти холодная гражданская война, продолжение той, которую развязали Ленин и его подручные. Ее маленький эпизод мы с семьей и пережили в вагоне электрички.

Автор: Константин Эггерт — российский журналист, ведущий программ телеканала «Дождь». Автор еженедельной колонки на DW. Константин Эггерт в Facebook: Konstantin von Eggert

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *