«Коллеги, регистрируемся, скриншот в личку!»

Учителей в Москве заставляют голосовать — почему они молчат?

Московские учителя жалуются, что начальство принуждает их зарегистрироваться на городском портале mos.ru для участия в электронном голосовании по изменению Конституции России и прислать скриншоты в качестве доказательства. Элла Памфилова, глава Центральной избирательной комиссии, сообщила, что эти заявления не подтверждаются. «В основном это были фейки», — цитирует ее слова «Интерфакс».

Памфилова призвала граждан не жаловаться анонимно, а назвать свое имя, проявить гражданскую позицию. Она предупредила: «Мы договорились на уровне руководства Москвы, что всю информацию, которая идет к нам по «горячей линии», мы будем передавать, чтобы понять, что реально, а что спровоцировано».

Принять всерьез заявление председателя ЦИК о фейках никак не получается.

Даже беглый опрос коллег из других школ и личных знакомых дал за полчаса больше десятка подтверждений: да, принуждают.

Зарегистрироваться и отписать начальству

Об этом говорят работники самых разных учреждений, подведомственных разным департаментам города Москвы. Три учителя ответили мне: «Нет, не просили» или «Знают, что ко мне с этим обращаться бесполезно».

Но вот другие ответы… Это люди, которых я знаю лично (поэтому их фамилии, разумеется, есть в редакции). Но в большинстве случаев они просили об анонимности и разрешали разве что указать округ или назвать школу.

Совершенно очевидно, что не имеет смысла обсуждать конкретные номера школ — их руководство только выполняет неписаный приказ.

РЕАЛЬНЫЕ РАССКАЗЫ УЧИТЕЛЕЙ

«Написали зарегистрироваться всем с пропиской в Москве и отписать начальству», — сотрудник колледжа в составе большого образовательного комплекса в Северо-Западном округе.


«Потребовали, вежливо отказалась, сказала, что буду голосовать очно и предупредила, что в случае давления предам это гласности. Отстали вроде», — Нина, сотрудник коррекционной школы (имя изменено).


«Нам в чате родительском написал учитель. Вот цитата из вотсапа: «Уважаемые родители, на mos.ru или на Портале государственных услуг РФ подайте, пожалуйста, сегодня-завтра заявление на участие в электронном голосовании по вопросам одобрения изменений в Конституцию РФ. И, пожалуйста, сообщите об этом мне. С уважением (ФИО учителя)». Так и написала: с нас требуют», — мать ученицы начального отделения лицея г. Троицка, ТИНАО.


«Нам в чатики учителя написали, что надо региться», — Яна, мать двух школьниц, Москва.


«Даже просят прислать скрин регистрации. Я уже разругалась с начальством из-за политического насилия», — Марина, учитель московской школы (имя изменено).


«Близкую родственницу (воспитатель детсада, т.е. формально это школа) заставили голосовать онлайн. Пыталась сказать, что пойдет голосовать очно, но настаивали настолько сильно, что отказаться — значило испортить со всеми отношения», — Евгений, москвич.


«Моя мама работает в избирательной комиссии. Членам семей настоятельно рекомендовали зарегистрироваться и голосовать электронно (как именно голосовать — не говорили)», — Наталья, москвичка.


Татьяна, учитель школы в Юго-Западном округе (имя изменено), рассказывает, что педколлектив ее школы не только принуждали участвовать в голосовании: «Завуч обзванивала всех педагогов и требовала прислать скриншот того, что мы зарегистрировались на mos.ru для участия. Коллег из других городов, находящихся в отпуске, обзванивали с приказом приехать в Москву, чтобы голосовать очно на нашем участке в школе.

Я сначала не стала регистрироваться, мне в семь вечера позвонила завуч с вопросом «Ну что, не получилось зарегистрироваться?» Отправила скриншот».

Некоторые мои собеседники упоминали, что указание из Департамента образования поступило по телефону, а не в письменном виде. Обжаловать нечего. В некоторых случаях директора вообще не ссылаются на распоряжения департамента — только на то, что учителя должны служить примером гражданской активности для школьников и их семей.

И культура тоже

Подобные требования спускает не только Департамент образования: их получили и сотрудники московских библиотек, домов культуры, домов и студий детского творчества, а они подведомственны Департаменту культуры.

СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРИНУЖДЕНИЯ

«Скоро голосование за поправки в Конституцию РФ. На портале мос.ру для электронного голосования необходимо подать заявление. Всем, кто выбрал данную форму голосования, желательно это сделать сегодня-завтра и мне отписаться», — из преподавательского чата детского центра в Зеленограде.


«У нас директор потребовал от тех, кто не зарегистрировался на электронное голосование, прислать личным сообщением номер избирательного участка. Я ответила ему, что со своими гражданскими правами разбираюсь сама и не обязана отчитываться работодателю», — сотрудник Дома культуры.


Вот цитата из письма, полученного профсоюзом «Учитель» (к письму приложены скриншоты начальственных распоряжений): «Я не учитель, а сотрудник библиотеки в ЮЗАО Москвы. Но распоряжения об обязательной регистрации  получили тоже все.

Сегодня на собрании  по выгону нас 16.06 на работу озвучен устный апгрейд: «привлечь  еще троих на регистрацию теперь тоже обязательно, а не желательно».

Заведующие должны отчитаться с именами и фамилиями. Правда, пока не было распоряжения фотографировать, куда поставлена «галочка». (Подробнее о том, как библиотекарей Москвы сгоняют на голосование, пишет The New Times.)

Есть сведения о том, что подобные распоряжения получили другие бюджетники Москвы — в том числе сотрудники ЖКХ и других городских организаций.

Однако все мои респонденты отказались назвать себя публично — хотя, разумеется, их имена, фамилии, указания на конкретные учреждения в распоряжении редакции есть.

Однако никто особенно не хочет идти и публично отстаивать свои гражданские права. Почему же?

Почему они молчат

Департамент образования уверен сам и транслирует мэрии: московское образование — лучшее в мире; в школах после их реформирования не стало никаких проблем; если проблемы появляются — они своевременно решаются. А если в какой-то школе вдруг вспыхивает скандал — и уж тем более если он становится публичным, если школа упоминается в оппозиционной прессе, если кто-то из персонала школы общается с журналистами (а это категорически запрещено письменным разрешением депобра) — тогда проблема решается быстро и понятно — увольнением.

К поголовной анонимности респондентов давно привыкли, наверное, все журналисты, пишущие о московском образовании. Сотрудники школ — очень уязвимые работники.

Учителя легко может уволить директор школы, директора — департамент (согласно Трудовому кодексу, уволить директора можно без объяснения причин).

И как только ЦИК, который, по словам Эллы Памфиловой, уже договорился с правительством Москвы, передаст поступившую жалобу в соответствующий департамент — он может приступать к принятию мер. А поскольку у многих сотрудников московских школ позади долгая история борьбы за свои школы и свои права, все неплохо представляют себе диапазон возможных мер.

КАК ЭТО УСТРОЕНО

Насколько учитель зависит от администрации: рассказ от первого лица

«Я — мать-одиночка, школа — единственный источник доходов. К сожалению, страна не дает заработать нигде, кроме госструктур, частный бизнес лопается, — рассказывает Татьяна из ЮЗАО. — А к учителю придраться очень легко. У нас есть Федеральный государственный стандарт образования, где четко прописаны невыполнимые требования к уроку. Их миллион: нужна карта урока, пять видов деятельности и так далее. Никто эти требования полностью не выполняет, потому что если их выполнять — работать невозможно, и руководство смотрит на это сквозь пальцы, если ты не создаешь проблем.

А если ты их создаешь — сначала тебя вызывают к директору и на тебя орут, требуя, чтобы ты ушел по-хорошему. Большинство уже на этой стадии плачут и кладут заявления на стол.

Если ты не ушел, назначается комиссия, к тебе на уроки ходят завучи и фиксируют все нарушения ФГОС, а они обязательно будут.

Дальше тебе опять предлагают уйти, но уже по причине твоей профнепригодности. У тебя есть выбор — уйти тихо или со скандалом, если со скандалом — то попасть в черный список, который есть у чиновников. Сейчас рынок будет насыщен безработными, тебя есть кем заменить.

Есть и другой вариант: тебя будут ставить на всю «грязную» работу — все субботы, все замены, все сопровождения на экскурсии, олимпиады,  в дальние школы на ЕГЭ вместо педагога-организатора, потому что педагогов-организаторов давно сократили, — пока сама не уволишься.

Я уже почувствовала, что я во всем этом участвую, мне противно. У меня нет сил бороться, но я хочу хоть что-то сделать…»

Вот что говорят другие мои респонденты:

  • «У меня на будущий год три одиннадцатых класса, хочется их спокойно выпустить».
  • «Нашей учительнице всего ничего до пенсии, нет сил противостоять директору, не хочется ее подставлять».
  • «У нас в школе сменилось несколько директоров за последние несколько лет, скандал за скандалом, мы еле живые уже от этого всего. В прошлый раз, когда наша коллега поговорила с журналистом, директор устроил ей разнос. Просто хочется поберечь всех наших и себя».
  • «Директор тут вообще ни при чем — она просто транслирует то, что велит департамент».

Есть и другие причины: нет сил, все измотаны карантином, дистанционным образованием, устали до изнеможения и просто хотят, чтобы от них все отстали.

МОНОЛОГ ЭКС-СОТРУДНИКА

«Я не борец, но могу хотя бы не участвовать»

Карина (имя изменено), бывший сотрудник детского досугового центра, уволилась, получив требование зарегистрироваться и проголосовать как надо, но все рано не хочет называть своего имени и названия учреждения: там остались люди, которые могут пострадать.

«Зимой нас обязали зарегистрироваться на портале mos.ru, — рассказывает она. — Затем, когда мы уже сидели на самоизоляции, от нас потребовали проголосовать за реновацию нашего района. Тем, кто проживает в другом районе, дали справку с работы, которую следовало загрузить на портал, чтобы принять участие в голосовании. Последней каплей стало требование зарегистрироваться для электронного голосования по поправкам в Конституцию «сегодня до 17.00 и скрин прислать обязательно». Почему я должна это решать за один день и отчитываться работодателю, если оно еще через месяц, может, я хочу ногами пойти на участок? Я решила уволиться.

Наше руководство говорило, что мы все — одна семья, мы должны быть друг за друга, кто не зарегистрировался — тот подводит всю семью. Я не борец, я свою мафиозную семью не могу сдать уходя, но могу хотя бы в этом не участвовать».

Молодой учитель математики Арман Туганбаев не боится назвать свое имя. Он рассказывает:

«В общем чате педагогов появилось сообщение: вот, есть информация из Департамента образования, что всему трудовому коллективу необходимо зарегистрироваться на портале mos.ru для электронного голосования. Она подчеркнула, что не давит, как голосовать, а только передает информацию. Я решил, что скажу об этом гласно.

Это не проблема нашей школы, не проблема директора — это проблема Департамента образования, который отдал такое распоряжение. Когда я пошел преподавать, у меня была позиция:

я не буду соглашаться на подлости, если я учу детей не делать подлостей. Я готов к увольнению, если это необходимо, но надеюсь, что публичность поможет меня не уволить».

Отрабатывайте зарплату

А вот присланный сотрудником школы 1251 скриншот учительского чата: «Коллеги! Вам необходимо зайти в личный кабинет на mos.ru и проверить свой ПРОФИЛЬ (на сколько % он заполнен) и какой статус имеет (упрощенный, стандартный или полный)… Если стандартный или полный — все супер! Если упрощенный, необходимо внести недостающую информацию!!! Прошу отписаться мне по выполнению в ЛИЧКУ! Спасибо!!! Еще раз извините!!!»

Учитель на mos.ru присутствует в двояком статусе: и как обычный горожанин, который записывается к врачу, получает штрафы за нарушения ПДД, голосует онлайн, — и как работник школы, которая пользуется общегородским электронным журналом. Соответственно, на портале есть и личный кабинет учителя, привязанный к электронному журналу. Поскольку все данные аккумулируются в одних руках, работодатель (то есть департамент образования Москвы)

при желании может выяснить степень лояльности каждого учителя в частности и каждого педагогического коллектива — не только сколько процентов работников приняло участие в электронном голосовании, но и, вероятно, как именно они проголосовали.

Уже сейчас в школах, судя по рассказам учителей, слышат от городского начальства: из вашего педколлектива всего 10% зарегистрировались!

В нескольких организациях, о которых рассказывали мои респонденты, руководство приводило один и тот же замечательный аргумент, почему бюджетники должны все это делать: «Вы дома сидели на самоизоляции, зарплату от города получали, теперь отрабатывайте».

Юрий Варламов
юрист независимого профсоюза «Учитель»
«Мы имеем сведения о давлении на учителей более 10 московских школ»

— К нам обратились двое активных членов профсоюза и рассказали, что по педколлективам рассылают сообщения о необходимости активного участия в голосовании. Это было еще в марте, однако потом, с введением режима самоизоляции и переносом голосования, поутихло.

Однако в последние дни вновь появились такие рассылки, причем в одной из них

директор написал, что тот, кто не зарегистрировался для электронного голосования, в школе больше работать не будет. Мы выяснили, что это не единичный случай.

Среди школ, где распространялись такие призывы, был лицей «Воробьевы горы», в других случаях нас просили не называть имена и номера школ, нам присылали скриншоты — и видно, что в них практически одинаковые тексты, только в одном сообщении есть призыв проголосовать за поправки в Конституцию, в других нет.

Некоторые представители администрации школ в своих сообщениях учителям говорили о том, что Департамент образования направил им распоряжение добиться стопроцентного участия педагогического коллектива в голосовании.

В настоящий момент мы имеем сведения о давлении на учителей администрацией более 10 разных московских школ. Профсоюз «Учитель» выпустил заявление, в котором напоминает, что принуждение к голосованию незаконно, и обещает юридическую помощь тем, кого принуждают голосовать определенным образом.

Ирина Лукьянова
учитель, обозреватель «Новой»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *