Когда суд превращается в тыкву: как спасают тех, кто попал «под статью»

Сразу две известные российские правозащитные организации — движение «За права человека» и фонд «В защиту прав заключенных» — оказались на грани закрытия из-за финансовых проблем. В то же время именно сейчас, на фоне известий о массовых пытках в колониях, роста числа приговоренных бизнесменов, а также попавших «под статью» пользователей соцсетей, общество максимально в них нуждается. Об акценте в работе некоммерческих организаций в 2018 году и о том, как НКО и государство влияют друг на друга, рассказала административный директор фонда AdVita и член Экспертного совета Премии РБК Петербург 2018 Елена Грачева:

«На мой взгляд, сейчас наблюдается несколько противоположных тенденций. С одной стороны, государство все чаще и чаще прибегает к уголовному преследованию и аресту в тех ситуациях, когда без этого можно было бы прекрасно обойтись. С другой стороны, расширяется сегмент общественной правозащиты — организаций, которые начали заниматься помощью пострадавшим от властей всех уровней, становится все больше. Но при этом положение общественных организаций, ведущих правозащитную деятельность, серьезно ухудшается.

Государство все чаще и чаще прибегает к уголовному преследованию и аресту в тех ситуациях, когда без этого можно было бы прекрасно обойтись

Посчитать ущерб

То, что государство никак не может определиться, что считать, во-первых, политикой, а во-вторых, законной политикой, невероятно мешает жить всем, в том числе и самому государству. Оно этого, к несчастью, не понимает, иначе бы, наконец, посчитало ущерб от дел по фейковым заговорам, которые стряпают в товарных количествах сотрудники органов из карьерных соображений, и законопроектам, которые криминализуют любое публичное высказывание.

Один только закон об «иностранных агентах» угробил большое количество прекрасных общественных организаций. В Петербурге, например, закрылся Ресурсный правозащитный центр (правда, его юристы продолжают помогать через Клуб юристов НКО). Закрылся также Антидискриминационный центр «Мемориал». Приостановил свою деятельность Фонд свободы информации. Да что там мастодонты — к примеру, только что политическую деятельность приклеили «Молодежной правозащитной группе» Максима Иванцова, которая тихо занималась просвещением и даже сайта своего не имела.

Добиться положенного по закону

С другой стороны, такая демонстративная нелояльность государства по отношению к собственным гражданам привела к тому, что все больше и больше организаций и сообществ начали заниматься помощью пострадавшим именно от властей всех уровней. Это очень видно по социально ориентированным НКО, которые через одну завели юридические службы, помогающие подопечным добиться того, что им положено по закону. И гораздо заметнее стала работа тех, кто помогает задержанным и представляет в суде интересы несправедливо обвиненных.

Это могут быть официальные институции — например, вызывают восхищение представители петербургской Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Яна Теплицкая, Екатерина Косаревская, Роман Ширшов и другие. Эти замечательные люди невероятное количество сил тратят на мониторинг мест заключения в Петербурге и делают все возможное и невозможное, чтобы в Петербурге пытки в системе ФСИН перестали быть чем-то само собой разумеющимся; чтобы дела, сфабрикованные под пытками, становились предметом проверок; чтобы задержанные не страдали от угроз, побоев и нечеловеческих условий содержания. Меня совершенно убивает мысль, что в нашем прекрасном городе, в XXI веке, прямо рядом с нами физически истязают тысячи людей; это невыносимо. И я невероятно благодарна людям, которые пытаются это остановить.

Демонстративная нелояльность государства по отношению к собственным гражданам привела к активизации деятельности по защите от государства

Это также могут быть неформальные объединения волонтеров-единомышленников — вроде Группы помощи задержанным в Петербурге, которая оказывает юридическую, материальную и моральную поддержку людям, задержанным на публичных мирных мероприятиях (с тем условием, что задержанные не призывали к насилию и дискриминации или оказывали насилие сами).

Нет ничего важнее

Это может быть профессиональная помощь юристов pro bono, которые защищают людей в судах — и с этой точки зрения «Команда 29» и ее руководитель Иван Павлов, на мой взгляд, заслуживают особой благодарности. Я искренне считаю, что суд — чуть не самая важная институция в любом государстве. Я исключительно мирный человек и очень люблю все изобретения цивилизации, которые позволяют добиваться справедливости мирно, без нанесения телесных повреждений. Суд — самый главный мирный способ достижения справедливости. Совершенно невыносимо смотреть, как он на наших глазах превращается в тыкву. Все, кто пытается заставить суд быть самим собой, делают важнейшее дело.

Меня совершенно убивает мысль, что в нашем прекрасном городе, в XXI веке, прямо рядом с нами физически истязают тысячи людей; это невыносимо

Юристы и правозащитники включаются во многие дела, когда ни в чем не повинных людей обвиняют в госизмене — например, нашумевшее дело Светланы Давыдовой и многих других. Петербуржцы наверняка помнят дело профессора Военмеха, которого обвинили в разглашении гостайны за то, что он вез через границу распечатанный доклад на международную конференцию — естественно, ничего секретного в нем не содержалось, и Ивану Павлову сотоварищи удалось его отстоять. «Команде 29» удалось победить в суде «Фабрику троллей», когда эта чудная организация попыталась засудить свою бывшую сотрудницу. «Команда 29» помогает другим организациям добиться справедливости — в том числе «Солдатским Матерям Санкт-Петербурга», «Наблюдателям Петербурга», Институту региональной прессы, «Трансперенси Интершнешнл», тому же ОНК и так называемым «простым гражданам».

Среди них удочеренная девушка, которая по суду пытается добиться получения информации о своих биологических родителях, чтобы врачи имели возможность подтвердить или опровергнуть возможный наследственный диагноз. Среди них бывший секретарь судебного заседания Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга, который заключен под арест после того, как написал более 80 жалоб в разные инстанции о нарушениях работы суда. И так далее. Подопечными «Команды 29» может стать любой человек или организация, с кем поступили несправедливо, и это какая-то невероятная надежда на то, что обычный человек может добиться справедливости мирно и законно. Мне кажется, сейчас ничего важнее нет».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Справка

Благотворительный фонд AdVita («Ради жизни») с 2002 года помогает пациентам с онкологическими, гематологическими, иммунологическими диагнозами (независимо от возраста и прогноза) и онкологическим отделениям федеральных и городских больниц Петербурга. За 2017 год фондом было привлечено более 348 млн руб. Помощь оказана сотням пациентов. Мероприятия, организованные фондом AdVita, ежегодно посещают десятки тысяч человек.

Административный директор фонда Елена Грачева — член Экспертного совета Премии РБК Петербург 2018, исследовательского и просветительского проекта, который стартовал в Северной столице в конце августа. Сайт Премии РБК Петербург 2018 будет открыт 1 октября, на нем будет опубликован лонг-лист номинантов. «Команда 29» в этом году попала в число кандидатов в номинанты Премии как один и проектов, оказывающий большое влияние на жизнь города.

Выпуск САНКТ-ПЕТЕРБУРГ И ОБЛАСТЬ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *