Как власть собирается обеспечить большинство в Думе

16 февраля 2021
Пресс-обзор

Эксперты предположили три основных сценария думских выборов

Протесты и необходимость на них реагировать лишили думские выборы статуса главного в 2021 г. события публичной политики — а ведь до них всего полгода, пишут эксперты фонда «Петербургская политика». Внутриполитический блок администрации президента пока не принял окончательного решения, какой будет стратегия власти на выборах, подтверждают собеседники VTimes на Старой площади. Эксперты предположили три варианта развития событий: жесткий, средний и мягкий.

Решительности не хватает

Всплеск протестной активности 23 и 31 января серьезно поставил перед властью вопрос, станет ли энергия улиц фоном для думских выборов и можно ли рассчитывать на сохранение общей апатии, как это было, например, на парламентских выборах 2016 г., отмечает президент «Петербургской политики» Михаил Виноградов.

В докладе фонда говорится:

— Однозначного сигнала относительно стратегии на выборах за это время не последовало, а сами выборы оставались на периферии повестки. Часть экспертов усмотрела в заявлениях на семинаре с вице-губернаторами в формуле «45-45» (проценты явки и допустимого голосования за «Единую Россию») психологическую готовность отказаться от происходившего в последние годы нагнетания ожиданий сверхвысоких результатов явки и голосования за власть.

Вице-губернаторы по внутренней политике, напомним, назначаются Кремлем и отвечают за формирование повестки и проведение выборов непосредственно перед администрацией президента.

Два близких к администрации президента собеседника VTimes подтвердили, что однозначного сигнала, как действовать на выборах, в регионы не дали. На последнем съезде кураторов внутренней политики, который прошел 8–9 февраля в Подмосковье, гораздо больше обсуждалось, как противодействовать акциям в поддержку Алексея Навального: флешмобы и своя, «правильная», активность, рассказал VTimes один из участников встречи.

301 голос, но можно и меньше

На аналогичной январской встрече обсуждалась необходимость обеспечить партии власти 301 голос, но сейчас в Кремле до конца не уверены, что эта задача действительно реализуема.

Многое будет зависеть от послания президента и новых социальных выплат, которые, видимо, назначит президент: удастся ли им надолго перебить протестную повестку? Кроме того, пока сложно оценивать, насколько массовым будет протестный всплеск летом, непосредственно перед единым днем голосования.

Исходя из ситуации, «Петербургская политика» предполагает три возможных сценария думских выборов.

Сценарий первый

Традиционно всех участников процесса будут убеждать в невозможности или несвоевременности изменений и контрпродуктивности оппозиционной игры на выборах в Госдуму за счет наращивания силового давления и демонстрации тотальной поддержки власти. На техническую вероятность такого сценария указывают результаты голосования по поправкам в Конституцию, принесшие высокие результаты, несмотря на период пониженных рейтингов власти, напоминают эксперты фонда. При таком раскладе явка рискует упасть до 40–45%. В логике такого сценария предполагается, что протестующие будут разочарованы тем, что повлиять на власть они не могут ни на улице, ни на избирательном участке, а потому не будут и пытаться. Правда, пока рейтингов недостаточно для уверенности в сплочении вокруг президента и его партии 80% избирателей.

Сценарий второй

Предполагает возможность отказа от получения «Единой Россией» большинства мандатов по партийным спискам, но сохраняет ее доминирование, а общественные ожидания оправдают новые партийные проекты. При таком раскладе должен быть расширен объем допустимой критики власти новопартийцами. В парламент может пройти до пяти партий, но за счет одномандатных округов «Единая Россия» получает около 260 мандатов. Риском при таком сценарии является произошедшее смешение в сознании элит выборов и протестов и возможность тревог относительно выхода процесса из-под контроля, предупреждает «Петербургская политика».

Сценарий третий

Допускается снижение давления, но тут все зависит от рейтинга «Единой России» (сегодня балансирующего вокруг 30%). Если рейтинг будет устраивать кураторов — партия получит свое большинство за счет одномандатных округов. Если рейтинг продолжит падать, потерять можно будет уже не только Москву, Петербург и другие регионы с доминирующей негативной повесткой (мусор, экология). Даже при неблагоприятном раскладе, полагают в «Петербургской политике», арифметического большинства у единороссов не отнять, но тогда придется идти на коалиции со «Справедливой Россией», «Новыми людьми» или Российской партией пенсионеров за социальную справедливость. Таким образом, все стороны будут удовлетворены: протестное движение заявит об успехе и рекордно низких показателях власти, а реальная расстановка сил в Госдуме позволит исполнительной власти сохранить «контрольный пакет». Вероятность этого сценария ниже первых двух, отмечает Виноградов, но важен сам факт того, что его сегодня нельзя не рассматривать.

На что игра

Спор, могут ли выборы в Госдуму стать главным политическим событием года, обусловлен размытостью значимости депутатского мандата в условиях исторически сложившегося сравнительно низкого влияния парламента на принятие оперативных политических решений, подчеркивают в фонде. Несмотря на несколько попыток рестайлинга Госдумы, существенного эффекта нет ни в плане политического, ни в плане аппаратного веса.

Ожидания роста субъектности Думы не подтвердились — если на старте Дума подключалась к спорным историям (например, история с московской реновацией), то затем перестала искать себя в этой нише, сосредоточившись на «разгребании завалов непринятых законопроектов» и оперативном ассистировании исполнительной власти в решении острых вопросов текущей повестки. Конституционные изменения также не повлияли на работу Думы существенным образом, подтверждением чего стало быстрое утверждение осенью 2020 г. нескольких перестановок в правительстве без попыток конвертировать возросшие конституционные полномочия в усиление влияния на кадровые решения.

В то же время это не означает, что само по себе представительство в Думе не имеет никакого политического смысла. Во-первых, думские мандаты по-прежнему остаются значимым источником статуса, особенно для региональных элит. Кроме того, выборы в Думу — это поиск новых лиц в политике в условиях замедленной ротации поколений. Еще, например, думцы входят в кадровую скамейку запасных — их назначают в правительство и губернаторами регионов.

Претенденты

«Единая Россия»

Рейтинги партии падают. В фонде отмечают, что не преодолен «стереотип, что отказ от концентрированной поддержки «Единой России» помог бы перезагрузить отношения граждан и власти, создать эффект обновления, снизить антирейтинги первых лиц». При этом есть и альтернативная точка зрения: «Единая Россия» прошла тест на аппаратную и политическую выживаемость. Она спокойно инкорпорировала в свои ряды Дмитрия Медведева, при этом поддерживает нормальные отношения с правительством Михаила Мишустина.

В фонде заявляют, что сохраняется интрига вокруг возможных попыток подтолкнуть Владимира Путина возглавить список «Единой России» по сценарию 2007 г. Технически это самый понятный для власти сценарий, однако очевидны риски, связанные с попытками отождествить результаты партии с рейтингами и результатами Путина (исторически более высокими). Вариант лидерства в списке Дмитрия Медведева также сохраняется, однако он создает неопределенность вокруг возможности административной мобилизации в пользу партии. Сценарий с присутствием в списке Михаила Мишустина вызывает медийный и элитный интерес в силу низкого личного антирейтинга председателя правительства и его активного публичного позиционирования.

КПРФ 

КПРФ сконцентрирована на переподтверждении в ходе голосования положения «партии №2» и демонстрации, что из конфликта с администрацией президента вокруг экс-кандидата в президенты Павла Грудинина коммунисты вышли без серьезных потерь (если не считать утрату позиции губернатора Иркутской области). Для сторонников КПРФ сейчас стоит вопрос, станет ли она партией сторонников Навального. В фонде допускают, что коммунистов будут пытаться увести из этой ниши — например, через втягивание в очередной виток борьбы с захоронением Ленина, возвращающий их в сугубо идеологическую и малоинтересную протесту риторику и эстетику.

ЛДПР

В отличие от коммунистов, потерявших пост губернатора Иркутской области, сторонники Владимира Жириновского сохранили контроль над Хабаровским краем даже после ареста Сергея Фургала. Проблемой остается отсутствие полноценного представительства в повестке, не связанного с личной активностью Жириновского.

«Справедливая Россия»

Слияние с партиями «За правду» и «Патриоты России» еще не создало какой-либо синергии. Этот шаг пока не может быть интерпретирован как усиление справороссов или заведомая черная метка. Так, проект «За правду» как самостоятельный был свернут. Само по себе объединение (мало представимое без административной поддержки) показывает сохранение у эсеров «лицензии» на избираемость в Госдуму. Правда, избиратель этих демаршей может вовсе не заметить: можно допустить, что немалая часть избирателей партии не следит за их избирательной кампанией и делает свой выбор, оставаясь наедине с избирательным бюллетенем.

Остальные партии

Появление в 2020 г. различных «малых партий» выглядело как проработка более сложного варианта с элементами переформатирования политического поля. Он носил и носит тестовый характер, поскольку его жизнеспособность до конца не ясна самим игрокам. С одной стороны, власти пытались отнять голоса у других оппозиционных проектов и представить новые лица в условиях усталости, с другой — кураторы так и не смогли смыть «имидж искусственности»: партийные бренды существуют весьма автономно от социальной активности и общественного запроса. Хотя в регионах партии и получили мандаты, там обошлось без сюрпризов: они прошли там, где им «было обещано». Кроме того, сохраняется опасение, что новые проекты оттянут голоса и у самой «Единой России».

«Новые люди» пока успешно балансируют между патерналистскими и либеральными партиями. С ресурсной точки зрения преимуществом «Новых людей» остается обозначенная готовность тратить большие в сравнении с конкурентами средства с целью повышения известности. «Зеленой альтернативе» не удалось оседлать экологическую повестку, которая нарастает, — например, их не было слышно на Шиесе. Партия прямой демократии была заметна только в момент создания, после чего ее активность стала номинальной. Партия роста с приходом Сергея Шнурова сделала заявку на активизацию публичного присутствия и поиск новых аудиторий, однако 2020 год размыл этот успех. Известность партии остается значительной (косвенным подтверждением чего была кампания критики в адрес Бориса Титова после его заявлений об ИП). «Яблоко» вызвало отторжение огромного количества либерально настроенных избирателей после статьи основателя партии Григория Явлинского о популизме Алексея Навального всего через несколько дней после замены ему условного срока на реальный. И тем не менее партия сохраняет возможности быть партией для сторонников Навального. Как минимум, потому, что среди самих яблочников есть существенные различия, которые известны избирателю, следящему за повесткой. Кроме того, партия имеет ряд ярких региональных активистов.

Екатерина Гробман