Как российские НКО прожили четыре года с клеймом «иностранный агент»

Ровно четыре года назад, 22 ноября 2012 года, в России вступил в силу закон о некоммерческих организациях, выполняющих функции «иностранного агента».

Под эту категорию подпадали правозащитные, природоохранные, просветительские и даже занимающиеся проблемами инвалидов организации, полностью или частично существующие на зарубежные гранты и частные пожертвования.

Поначалу никто из представителей так называемого «третьего сектора» не хотел добровольно регистрироваться в качестве «иностранного агента», учитывая, что в России к этому термину издавна сложилось негативное отношение. Поэтому некоторое время закон фактически не работал. Но после недовольной реплики Владимира Путина на одном правительственном совещании — дескать, что за безобразие: закон есть, а агентов нет! — начались тотальные проверки документаций всех НКО со стороны прокуратуры и других надзорных ведомств. А после того, как и эти проверки мало что дали, Министерство юстиции Российской Федерации получило право самостоятельно вносить в реестр «иностранных агентов» любое НКО по своему усмотрению. Причём даже добровольный отказ от иностранного финансирования или ликвидация НКО не влечет за собой вычеркивание из реестра. Просто рядом с названием организации появляется надпись «в настоящее время не выполняет функции иностранного агента», или «в настоящее время организация ликвидирована».

Что же до второго условия попадания в реестр, а именно — ведения политической деятельности, то, как свидетельствуют сотрудники внесенных в реестр организаций, под политикой подразумевается любая деятельность, почему-либо вызывающая недовольство властей.

В результате за четыре года с момента вступления в силу закона об НКО, выполняющих функции «иностранного агента», в соответствующий реестр Минюстом было внесено 148 некоммерческих организаций, 26 из которых прекратили деятельность в связи с ликвидацией и еще 18 значатся как организации «в настоящий момент не выполняющие функции иностранного агента». Обо всем этом говорилось во время круглого стола, проведенного в петербургском Институте региональной прессы. Кстати, эта некоммерческая организация была в первой десятке попавших в реестр по решению Минюста. А одной из последних (и единственной в Ленинградской области) стала экологическая организация «Зеленый мир», находящаяся в городе Сосновый бор, где расположена ЛАЭС — ленинградская атомная электростанция с реакторами чернобыльского типа. Эта организация была создана в разгар Перестройки, в 1988 году и первые 9 лет функционировала исключительно на волонтерских началах.

Председатель «Зеленого мира», ученый-физик Олег Бодров в беседе с корреспондентом RFI отметил главное, что удалось сделать его организации, и упомянул о том, что он и его коллеги сделать не успели.

Олег Бодров: «Главное, что мы зарегистрировали при нашем участии новый муниципальный заказник на южном берегу Финского залива — “Поляна Бианки”. Мы остановили транснациональный американо-российский проект алюминиевого завода рядом с Ленинградской атомной станицей, сделали различные экспертизы по опасным объектам, и некоторые из них остановлены — скажем, титано-бериллиевый комплекс в Сосновом Бору. Создали концепцию, как выводить из эксплуатации атомные электростанции в России, и эта концепция была принята и в МАГАТЭ и в Росатоме. Мы создали механизм взаимодействия между различными социальными группами России, а именно — представителями атомной отрасли, властью и общественностью. К сожалению, на текущий момент мы не смогли реализовать реальное взаимодействие при подготовке к выводу из эксплуатации Ленинградской атомной станции. Сейчас она закрывается, но мы как “Зеленый мир” не сможем участвовать в этом процессе».

В 2017 году ЛАЭС должна быть закрыта, но до конца текущего года как юридическое лицо прекратит свое существование «Зелёный мир». Такое решение приняли на общем собрании в октябре сотрудники некоммерческой организации. Сейчас обсуждается, в каком формате сосновоборские экологи смогут продолжать природоохранную деятельность.

Четвертая годовщина начала действия в России закона об «иностранных агентах» совпала с третьей годовщиной украинского Евромайдана. Об этом совпадении в комментарии для RFI упомянула член президентского Совета по правам человека Наталья Евдокимова.

Наталья Евдокимова: «Конечно, я не думаю, что на Украине все было сделано правильно. Вообще, когда происходят такие события, очень сложно сказать только хорошо, или только плохо. Естественно, существуют какие-то вещи, которые “хотелось, как лучше — получилось, как всегда”. Но вот в нашем случае, у них все-таки получилось, как лучше. Они хотя бы имеют возможность переизбрать своего президента. Они имеют возможность выбрать тех людей, которых они хотят выбрать в их Раду. Мы-то даже такой возможности не имеем. Поэтому закон, который был принят после того, как Россия тоже попыталась сказать свое мнение и о выборах, и о ситуации в стране, и когда все это “накрылось медным тазом”, людей либо посадили, либо разогнали, либо оклеветали и ошельмовали. В частности — общественные организации, которые принимали активное участие в проведении этих митингов и демонстраций. Поэтому у меня сейчас в голове такая мысль: им хоть что-то удалось, а нам, к сожалению, пока совсем ничего не удалось. И когда мне сегодня сказали “будем надеяться, что 5-летнюю годовщину (закона об “иностранных агентах”) мы не будем отмечать”, у меня такой надежды нет».

Помимо Совета по правам человека Наталья Евдокимова входит и в неформальное объединение Правозащитный совет Санкт-Петербурга. Поскольку он не является зарегистрированной структурой, не получает никакого финансирования и даже не имеет никаких банковских счетов, его невозможно включить в многократно упомянутый реестр. Но большинство членов этого совета состоит в организациях, являющихся, по мнению Минюста России, «иностранными агентами». В их числе и Юрий Вдовин, являющийся, по его собственному признанию, четырехкратным агентом.

И подчеркивающий, что он гордится тем, что «попал в компанию исключительно приличных людей».

Нынешние гонения на «третий сектор» Юрий Вдовин объясняет тем, что в российскую власть проникло много людей из бывших советских спецслужб, у которых застарелые страхи перед гражданским обществом.

Юрий Вдовин: «Потому что они как огня боятся независимых от власти некоммерческих организаций. То ли дело было в Советском Союзе, когда был Союз писателей, Союз женщин в борьбе за мир, там еще чего-то — только контролируемые государством общественные объединения и организации!

А некоммерческий сектор, который был во времена Ельцина, сейчас пытаются ликвидировать. Но вот удастся это, или нет? Я надеюсь, что не удастся. В конце концов, этот режим, с его порядками, должен рухнуть. И я абсолютно твердо убежден, что это когда-нибудь случится, и будет восстановлен интерес к действительно независимым общественным организациям и к созданию реального гражданского общества с ликвидацией всех зависимых от государства средств массовой информации».

На днях появились сообщения о том, что до конца текущего года российские власти могут провести специальное совещание, на котором будут обсуждать поправки в закон о некоммерческих организациях, выполняющих функцию «иностранного агента». Об этом, в частности, говорил глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, а к проведению подобного совещания призывает и Комитет гражданских инициатив, возглавляемый бывшим министром финансов России Алексеем Кудриным.

В свою очередь, петербургские правозащитники подчеркивают, что закон об «иностранных агентах» следует не смягчать или уточнять, а полностью отменять.

Владимир Бондарев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *