Как и почему Путин теряет поддержку своего ядерного электората

Политолог, эксперт по российским выборам Александр Кынев  специально для  NT проанализировал итоговые протоколы всероссийского голосования: военные голосовали «против», «Роснефть» — тоже, и даже Антарктида пошла в отказ

Формальные результаты голосования по поправкам в Конституцию РФ отличаются не только рекордным объемом фальсификаций, но и очевидной эрозией ядерного путинского электората.  Число «аномальных» голосов по расчетам Сергея Шпилькина, составило 27 млн из 74 млн якобы проголосовавших (36%). С их учетом реальная явка была не больше 47 млн (43% зарегистрированных избирателей), голосов «за» 31 млн (65% от проголосовавших, 28% от всех зарегистрированных избирателей), голосов «против» 16 млн (33% от проголосовавших, 14% от зарегистрированных избирателей). Это – рекордное число протестных голосов, поданных в результате стихийной мобилизации, несмотря на отсутствие единой мощной оппозиции. 16 млн – это больше, чем результат любого оппозиционного кандидата в президенты или партсписка в Госдуму на выборах эпохи суверенной демократии.

Конечно, есть территории, где фальсификации тотальны, протоколы пишутся «на коленке» (в первую очередь это многие республики Северного Кавказа и Поволжья, Тыва, Кузбасс и некоторые другие регионы), и анализ голосов в этих регионах невозможен даже методами математического моделирования : просто нет необходимой базы хотя бы частично реальных результатов.

Однако, по большинству регионов, искажения не тотальны. Как правило, там происходят вбросы или «добросы», когда к реальным голосам добавляются «аномальные». Таким образом, само число реальных голосов в абсолютных цифрах меняется незначительно. Многочисленные данные выложенных копий протоколов, сопоставленных с последующими официальными данными, также говорят о том, что число голосов «против» обычно не менялось: за счет не пришедших просто «добрасывались» голоса «за». Есть территории, где и «доброса», скорее всего, не было. Обычно это конкурентные регионы Севера, Урала, Сибири, Дальнего Востока и крупные города.

ДВА УДАРА ПО ПУТИНСКОМУ БОЛЬШИНСТВУ

Первым ударом по питерскому большинству стала пенсионная реформа 2018 года. Второй — отказ помочь широким слоя м населения в условиях, когда люди либо вовсе остались без работы, либо вынуждены были уйти в неоплаченные отпуска в связи с карантином в условиях пандемии COVID-19

С начала 2000-х электоральной опорой власти времен Путина были представители силовых и корпоративных структур, где традиционно сильно административное принуждение; сторонники «сильной руки»; зависимые от бюджета и конформисты; а также люди старших возрастов, часто ностальгирующие по временам СССР. Именно они — главная аудитория контролируемых Кремлем пропагандистских каналов, успешно создающих  «параллельную реальность. Люди старших возрастов в основном не знают иностранных языков и не просто смотрят, но и почти безропотно верят всему, что говорят в телевизоре. По данным официальных социологов ВЦИОМ , с 2010 года доля аудитории РФ, которая выбирает ТВ и радио снизилась с 63% до 29%. Наиболее популярным ТВ остается у людей старшего возраста – 63%. При этом уровень пользования интернетом среди молодежи имеет почти предельное значение – 98%. Люди возрастные менее мобильны и обучаемы, им сложнее найти работу, и они помимо информационного конформизма, еще и существенно зависят от социальной помощи государства – различных льгот, пособий и т.д.

Именно опорой на возрастной консервативный электорат  можно объяснить многие публичные решения времен президентства Путина. Это и политика  символов (возвращение советского гимна и иных ритуалов, типа военных парадов), это и ставка на «защиту семейных ценностей» (борьба с ЛГБТ, усиление роли церкви, антизападная риторика и т.д.), даже присоединение Крыма это фактически мощнейшая апелляция к политике имперской ностальгии и постимперской фрустрации.

И именно те, кто были опорой власти, оказались  под ударом в 2018 году. Для тех, кто уже  был на пенсии (на 2018 год таких было около 37 млн человек,  25% населения),— для них пенсионная реформа ничего не меняла. А вот для 18 млн человек старше пятидесяти и 9 млн в возрастной группе 45-50 лет (то есть, всего 27 млн человек) реформа стала неприятной новостью. А это наиболее активный и хорошо мобилизуемый электорат.

В результате именно с 2018 у власти впервые после  протестных 2011-2012 годов начались большие электоральные проблемы. Тогда базовой технологией выборов в России стала стратегия низкой явки: мобилизация конформистов и административно зависимых групп избирателей, готовых поддержать любого представителя власти, при одновременной демотивации всех остальных. Именно с целью «сепарации явки» этих групп избирателей был связан перенос выборов на неудобный независимым избирателям сентябрь. Одновременно проводились специальные кампании по снижению явки среди независимых и оппозиционно настроенных избирателей. Именно подобную цель, в частности, имеют активные кампании негативной агитации и «черного PR», призванные показать гражданам отсутствие на выборах позитивных героев.

Однако, как показали итоги выборов 2018 и 2019 годов, в современных условиях даже низкая явка перестала быть для власти спасительным фактором, так как начались системные проблемы с прежде лояльной базовой группой избирателей. Показатели явки на выборах 2018-2019 мало изменились по сравнению с предыдущими аналогичными выборами 2013-2014, однако результат стал совсем другим. Например, выборы в Мосгордуму в 2014-м и 2019-м годах  прошли при аналогичной явке в 21%, однако результаты оказались совершенно разными. Похожая ситуация была и в других регионах: несмотря на низкую явку, в большинстве регионов представители дошедшей до дня голосования оппозиции получили больше процентов голосов, чем на федеральных выборах 2016 года и на прошлых выборах в этих регионах в 2013-2014 годах. Так как технологии административной мобилизации никуда не делись, это означает, что даже часть традиционно лояльного власти электората стала голосовать против нее. Люди, как и ранее, приходили по приказу, но голосовали против тех кандидатов, за которых агитировала власт — что называется, «назло». В условиях недопуска на выборы многих серьезных кандидатов от оппозиции, избиратели «назло» голосовали даже за «технических» и мало кому известных кандидатов и в 2018, и в 2019 году.

Примером тому  стала история в московском районе Кузьминки, где, как свидетельствовало видео выступления глава данного муниципального округа,  в день выборов в Мосгордуму было испорчено более тысячи бюллетеней, в том числе теми людьми, которые должны были проголосовать за нужного кандидата и подтвердить это снимком галочки напротив его фамилии. Однако после фотографирования «правильно» заполненного бюллетеня избиратели ставили в нем лишние галочки, чем делали бюллетень недействительным. «Более 1000 человек испортили бюллетени! Это те, которые раньше на наши просьбы откликались и приходили, голосовали за тех, кого предлагал город, предлагала управа, кого предлагали мы, тех людей, которые для района что-то будут делать, а не за этих казаков украинского типа, которые разрушают, а потом… . А нам ещё предстоят выборы в Государственную Думу. И как мы с вами будем работать?»,— это прямая цитата из речи г-на Калабекова, главы муниципального округа «Кузьминки.

ГОЛОСОВАНИЕ 2020: ВОЕННЫЕ «ПРОТИВ»

Голосование-2020 показало, что прежнее административное принуждение перестает работать даже там, где ранее оно было наиболее сильным – в силовых структурах и подразделениях корпораций.

Так, издание Znak.com проанализировало результаты голосования в закрытых  административно—территориальных образованиях { ЗАТО) — городах Минобороны,  в числе которых  четырнадцать  ЗАТО ракетных войск стратегического назначения Минобороны, семь ЗАТО Военно-морского флота и два ЗАТО воздушно-космических сил РФ.   В семи регионах именно города ракетных войск показали самые протестные результаты голосования: это Свободный (Свердловская область), Первомайский (Кировская область), Знаменск (Астраханская область), Комаровский (Оренбургская область), Светлый (Саратовская область), Сибирский (Алтайский край), Солнечный (Красноярский край). Например, в Знаменске Астраханской области «за» поправки проголосовали 57,4%, а «против» — 41,59%, тогда как в целом по  Астраханской области соотношение 86,73% к  12,73%. В Комаровском  Оренбургской области «против» выступили 47,46%, хотя по всей Оренбургской области средний результат «против» 25,29%. Город Горный оказался на втором месте в Забайкальском крае по уровню протестного голосования, Уральский (Свердловская область), Звездный (Пермский край) — на третьем месте в своих регионах, Молодежный (Московская область), Озерный (Тверская область) — на четвертом месте в своих регионах. Высокий результат показали только ЗАТО в Московской области, где квартируется штаб ракетных войск.

В Мурманской области находятся пять закрытых городов ВМФ. Заозерск показал самый протестный в регионе результат (47,7% против). Александровск занял третье место, Видяево — четвертое, Североморск — пятое. ЗАТО Вилючинск в Камчатском крае также показал самый протестный в регионе результат.

Похожая картина по многим отдельным участкам, где голосовали аналогичные группы избирателей. В той же Мурманской области на участке №398 (поселок Луостари в сельском поселении Корзуново Печенгского района, это военный городок, где служил Юрий Гагарин) против поправок проголосовало 69,6%. В Островце в Белоруссии, где идет строительство БелАЭС, «против» голосовало 55% при 43% «за».

В Ярославле на участке №2014, расположенном в Ракетном училище, тоже официально победила графа «против» (50,2%). В Твери значительную часть избирателей участка № 902 составляют курсанты военной академии. Явка там получилась существенно выше средней по городу, а вот процент за поправки много ниже – лишь 55% (167-е место из 169-и общих участков), 44% голосовали против.

В Иркутской области в поселке Средний Усольского района (авиабаза «Белая»), где расположены УИК №1546, 1547, 1548, на двух участках по 40% против, на участке 1548 против 55%.  Причем там досрочно заставили голосовать половину военнослужащих. На УИК 49 Аларского района (голосовали военнослужащие РВСН – «ядерного щита» Родины) при 91% проголосовавших досрочно «против» — 43,8%, что существенно хуже среднеобластного результата. Аналогичный участок  № 687 (микрорайон Зеленый), где  также голосовали служащие РВСН, при «досрочке» 37,88% против голосовало 53%.

Скандал случился в  российском воинском контингентом в Сирии, после того, как  1 июля в Челябинский штаб Алексея Навального обратилась жительница военно-авиационного поселка Шагол. Она рассказала историю с досрочным голосованием ее находящегося сейчас в Сирии мужа, где более 50% военнослужащих ВС РФ на базе Хомеймим проголосовали против поправок в Конституцию, что вызвало скандал и крайнее недовольство армейского руководства.

… И «РОСНЕФТЬ» ПРОТИВ ТОЖЕ

В Ангарске графа «нет» победила на трех участках (№№ 1896, 1897, 1898), именно там голосовали сотрудники «Роснефти». Даже в Ейске лояльного Краснодарского края два участка, проголосовавшие наиболее протестно — это две войсковые части. В Тверской области среди территориальных образований худший процент поддержки власти показало ЗАТО Солнечный, а среди общих избирательных участков — участок № 100 (Хотилово-2, авиабаза).

Активно против принятия поправок голосовали на кораблях и полярных станциях, которые приписаны к петербургскому избиркому. Так, против поправок проголосовал экипаж недавно спущенного на воду ледокола «Арктика» (УИК № 198). За поправки на нем проголосовали только 36,63%, а против — 62,21%. Малые суда флотилий «Газпрома» и «Роснефтефлота» (принадлежит «Роснефти») тоже активно высказывались против поправок. «Открытые медиа» насчитали 34 «протестных» судна. Например, против поправок высказался «Евгений Примаков» (УИК № 649) компании «СКФ Шельф», где 62% проголосовали против. Экипаж буксира «Садко» высказался против поправок в полном составе: все пять избирателей отвергли поправки.

Антарктида (по пяти российским станциям): голосовало 108 человек, «за» — 56 голосов (51,9%), «против» — 51 голос (47,2%), 1 бюллетень недействительный.

Приведенные цифры протестного голосования в жестко иерархизированных построенных на подчинении приказу коллективах, — крайне тревожный знак для власти.

Возможно, в том числе и потому, что сам Президент, просидев в бункере несколько месяцев, и отдав тяжесть конкретных решений губернатором, существенно разрушил свой образ «сильного лидера». Что лишь усугубило общее разочарование политикой власти в условиях пандемии. Похоже внутри электорального ядра сторонников власти идут необратимые процессы. Фактически теперь поддержка власти свелась к массовым вбросам, переписыванию протоколов, голосованию по приказу и за вознаграждение. Искренние сторонники и фанаты почти не просматриваются в публичном поле. Вместо этого мы видим нервных силовиков, явно готовых усиливать репрессии ради  качестве сохранения контроля над ситуацией.

 Кынев Александр, политический аналитик

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *