Как бесы на ладан: либеральный плач по Исаакию

Всенародный плач по Исаакию – это не боль по судьбе культуры, а долгожданный повод обрушить весь накопленный гнев на губернатора Полтавченко и на патриарха Кирилла

Нынешняя волна возмущения в связи с решением Смольного отдать, наконец, Исаакиевский собор в пользование Русской православной церкви, помимо профессиональных борцов с режимом, увлекла массы людей, достаточно далеких от политики. Все-таки 156 тысяч человек, уже подписавших на американском сайте юридически ничтожную петицию против передачи храма Церкви, это, безусловно, достаточно много. Очевидно, что практически вся петербургская интеллигенция, вероятнее всего, с той или иной степенью смелости также выступит против этого решения. Однако, на мой взгляд, эмоций, у большинства искренних, пока явно больше, чем спокойного анализа ситуации.

Что такое государственный музей-памятник «Исаакиевский собор»? В недавнем прошлом это объединенные под одной административной крышей четыре собора: Исаакиевский, «Спас на Крови», Смольный и Сампсониевский (два последних уже переданы РПЦ). Строго говоря, главными и основными экспонатами музейного учреждения являются сами здания культовых сооружений, т. е. архитектурные сооружения, а также их неотъемлемая часть в виде росписей стен и потолков, иконостасов и других произведений духовного искусства. Все остальные музейные фонды «Исаакия», по большому счету, даже не гарнир, а веточки зелени на гарнире. Равно как и проводимые музеем концерты, выставки и другие культурные мероприятия. В них нет ничего настолько эксклюзивного, чтобы невозможно было бы провести их на другой площадке.

Уже достаточно давно, с 90-х годов, в Исаакии проводятся многочисленные богослужения, в том числе и патриаршие, и митрополичьи. Особого возмущения публики этот факт не вызывал, а сайт музея
сообщает об этом даже с некоторой гордостью.

За чей счет реставрировались и содержались эти великолепные памятники, честно говоря, меня, как и, уверен, миллионы посетителей не волновало и не волнует.
Поэтому и через два года, когда храм перейдет в ведение Русской православной церкви, для меня, человека неверующего, по сути, ничего не изменится. За исключением того, что в Исаакий-музей я входил за плату, а в Исаакий-храм я войду бесплатно.

Экскурсия? Вещь исключительно на любителя. Многие, как и я, предпочитают самостоятельно любоваться интерьерами и росписями, а всю информацию получать от аудиогида или «Википедии».

И сильно подозреваю, что миллионы иностранных и российских туристов совершенно не шокирует тот факт, что в здании православного храма будет функционировать православный храм. Мне почему-то кажется, что все приезжие будут воспринимать это, как совершенно естественное дело.
Это, если угодно, позиция аполитичного обывателя.
Теперь попробуем оценить позицию обывателя политизированного. То бишь, сильно либерализованного.

Хотя передача Исаакиевского собора в пользование РПЦ принципиально ничем не отличается от аналогичного действия с Казанским собором в Санкт-Петербурге. Или, более свежий пример, с церковью Св. Анны на Кирочной улице, т. е. зданием бывшего кинотеатра «Спартак», которое совсем недавно было отремонтировано и отреставрировано за счет городского бюджета и передано Евангелической лютеранской церкви Ингрии. Однако по поводу выделения денег на эту цель и депутат Вишневский, и депутат Резник в городском парламенте скандала не поднимали и запросов не посылали.
Противники передачи Исаакия РПЦ, упирающие на то, что этот собор никогда не был в собственности церкви, не удосужились открыть текст 327-го федерального закона, который говорит не о бывшей собственности той или иной церкви или конфессии, а об имуществе религиозного назначения, включая недвижимость. А то, что Исаакий — это храм, а не бассейн, особняк или склад, отрицать невозможно.

Да, конечно, музейный коллектив пострадает. Людей, безусловно, жаль. Но петербургская и российская культура от этого не рухнет. А в искренность сердобольности петербургских интеллигентов верится слабо, вспоминая, как за многотысячные коллективы десятков уникальных заводов, КБ и проектных институтов, пачками закрывавшихся в «лихие» 90-е, они отчего-то не переживали и петиций не выпускали.

И либеральная, и поведшаяся за ними сетевая общественность, противопоставляя как непримиримых антиподов светскую культуру, олицетворяемую в данном случае государственным учреждением «Музей «Исаакиевский собор», и Русское православие в лице Московского патриархата, демонстрируют характерное для разночинских образованцев непонимание и незнание истоков и корней современной русской культуры.

Из тысячелетней истории русского искусства минимум 800 лет кряду оно было на 90−100 процентов духовным и православным. Это относится в первую очередь к живописи (первые светские парсуны относятся к XVII веку), и каменной архитектуре, и музыке. Любой трезвый историк искусства признает, что своеобразие русской культуры, прошедшей мимо европейского Ренессанса и, как и в случае с византийским наследием, сразу поглотившей его плоды, заключается именно в прорастании обращенного к человеку искусства из мощного древа христианской культуры. Следовательно, сама предлагаемая либералами дилемма «Культура или религия» ложна в своей основе.

Хочу еще раз сформулировать свою позицию. Управляй Исаакием что народный артист Буров, что митрополит Варсонофий, для меня он был, есть и останется главным собором Петербурга. И архитектурной доминантой Северной столицы. И одним из символов города. И памятником культуры. Двери которого для меня открыты.

Все остальное — от лукавого.

Либералы же в очередной раз отреагировали на Церковь как бесы на ладан. Что ж, очевидно, что дело не в ладане.

Евгений Верещагин

Как бесы на ладан: либеральный плач по Исаакию: 2 комментария

  1. Поскольку автор слишком о многом умолчал относительно РПЦ в этом вопросе и том, что почти миллиардные суммы испарятся из бюджета города, то материальчик явно заказной.

  2. Почему-то автор молчит о том, как используются РПЦ, переданные ей храмы — Смольный и Сампсониевский соборы.
    Автор слишком напирает на то, что Исаакий — объект религиозного назначения и, значит, как минимум, должен эксплуатироваться РПЦ ради верующих. Единственный казалось бы стоящий аргумент, но…

    Церкви строятся и поддерживаются на деньги верующих, а это ограниченный ресурс, зависящий от численности населения, испытывающего потребность в религии. С царских времён такая потребность снизилась. Следовательно, потребность и в культовых сооружениях тоже. Не видно на улицах возмущённых толп с плакатами «Больше церквей хороших и разных!». Потребность в культовых сооружениях удовлетворена. Иначе не объяснить «простой» соборов уже переданных РПЦ и вялое требование вернуть РПЦ другие церкви помельче Исаакия, не являющиеся музеями, по поводу передачи которых никто не стал бы возражать. Стало быть дело вовсе не в религиозном назначении Исаакия, а в его материальной ценности и престиже. Видимо в РПЦ придерживаются мнения, что для Бога это очень важно. А как же тогда быть с бескорыстием Бога, пропагандируемом церковью?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.