К некруглой дате Facebook(а)

Четвёртого февраля 2004 года, работая в своей комнате общежития Гарварда с товарищами по университету, двадцатилетний юноша Марк Эллиот Цукерберг  публикует в сети первую итерацию FacebookThefacebook.com. Сначала она доступна только для сообщества Гарвардского университета.  Но уже к концу года число пользователей этой оперативной системы  достигает одного миллиона человек. К нынешней, семнадцатой,  годовщине  рождения – это  гигантская империя, насчитывающая по последним данным более двух с половиной  млрд. пользователей. Казалось бы, семнадцать лет – возраст ещё детский и к тому же не юбилейный, чтобы ему уделять много внимания.  Но Facebook  по той роли, которую  он играет в современном мире, заслуживает в свой день рождения  особых упоминаний и чествований.

        Сегодня империй, как и императоров, известных нам по истории, не существует.  Уже нет тех государственных образований, распространявших свою немалую власть на значительные территории, приходящиеся  не на один материк. Империя и император – это, прежде всего, власть над огромными пространствами и их населением. Всемирная компания Facebook, не являясь номинально имперской государственной структурой, тем не менее,  присутствует в жизни едва ли не большей части населения планеты.   

        Как и классические империи типа Российской или Британской, империя Цукерберга также добивается роста,  включения в свой состав новых   пространств и людских  контингентов. Но если приснопамятные империи, завоёвывая (просто присоединяя) новые территории, стремились в обязательном порядке подчинить их центру, монарху-императору, то в случае Facebook  каждое номинальное присоединение сохраняет свою полную независимость. Строится она  с учётом спонтанного  закрепления за  каждым пользователем права  высказываться и делиться тем, чем ему хочется, и права доступа к любой информации, которой люди готовы с ним делиться.

         Никаких колониальных владений, в отличие от государственных империй,  у Цукерберга нет и  не предвидится. Каждый пользователь, в группе  или вне её, волен проявлять себя в соответствии со своими взглядами и убеждениями.   По словам самого создателя компании  «самовыражение – это необходимость для каждого человека. Так было и так будет всегда». В конечном итоге любой может спокойно расстаться с Facebook(ком) и искать себе приключений где-то в другом месте. Чего проще?

         Но люди ищут общения и взаимодействия. И компания устроена в соответствии с этой важнейшей человеческой потребностью, связывает людей между собой, предоставляя каждому возможность высказаться и приблизить общество к тем идеалам, которые выработало человечество. 

        Фокусируясь на этой цели, Facebook не обладает неким центром, какой  есть у всех государств и с помощью какого они  оказывают властное  влияние на  свои политико-административные  части. Таких частей у компании фактически не существует, что освобождает её от каких-либо внутренних и внешних иерархических зависимостей. И если классические империи культивировали разделение населения на  отдельные страты со своими секретами и тонкостями общения, то империя Марка пытается сделать мир более открытым и общедоступным, помогает людям находить друг друга в различных нуждах и интересах. 

                  Игнорируя тот факт, что обычные в нашем понимании империи  страшатся неконтролируемых контактов своих подданных, всячески ограничивают их   общение   между собой,  а уж тем более с посторонними лицами, Facebook культивирует открытость отношений между пользователями и совсем  не опасается того, что   какие-то «иностранные агенты» могут  вредить компании. То, как это понятие толкуется и применяется новейшим российским законодательством, выглядит с позиций Facebook(а) абсолютной нелепостью. И вообще, иностранность как межгосударственная установка  для компании особой важности не представляет. Центрального места уж точно не занимает. В компании уверены, что только  открытый и сплочённый мир способен создать прочную экономику, в которой появятся уникальные компании, производящие и предлагающие на рынок  продукты и услуги улучшенного качества.  Цукерберг считает, что помимо повышения качества производимых товаров социально открытый мир будет способствовать естественному взаимодействию производителей и их клиентов и избавит экономику от необходимости плодить посредников. 

        Присутствуя в Facebook(е), граждане ни одной страны, ни одной национальности, ни одной религии или идеологии не получают по отношению друг к другу никаких привилегий и не подвергаются дискриминационным мерам. Общение построено за счёт личных взаимоотношений, дающих ощущение счастья.  В то же время  компания не даёт рекламодателям и различным администраторам, какое бы они государство ни представляли,  доступ к персональным данным пользователей, не продаёт сведений о них и обязуется не делать этого и впредь.

       Не следует забывать, что с момента своего рождения Facebook является для нас бесплатной службой.  Мы  ничего не платим и в дальнейшем не собираемся платить за наше пребывание на его страницах.  Кого-то это страшно удивляет. Вспоминается сразу, что «бесплатный сыр бывает только в мышеловках».    Людям не понятно, как можно  пользоваться полезным для себя продуктом безвозмездно.   Процесс обмена информацией в Facebook(е) устроен так, что он не требует взимания с граждан денег. Разве плохо? Хотя противники компании пытаются обвинять её в том, что, не беря с пользователей денег, она продаёт персональные   интимные данные рекламодателям,  превращая  их   в экономически выгодные  «продукты».  Порассуждать тут есть о чём. Но важно иметь в виду другую вещь: свободная циркуляция информации служит сама по себе средством её получения и распространения во всё более расширяющихся масштабах.  Государствам такой механизм не понятен и в принципе чужд. Они неохотно делятся имеющимся в их распоряжении справочным материалом и стараются по возможности превратить его в товар.  Государственные службы придумывают множество способов выкачивания  денег непосредственно из подданных на существование самих себя. Рабочей философией Цукерберга является создание служб не для зарабатывания денег для них, а для того, чтобы использовать получаемые  деньги для создания лучших служб.   И почему бы государствам для блага людей  не взять эту философию на вооружение?

         О самом Марке Цукерберге написано много лестного. Отмечаются его разнообразные таланты и способности. У кого-то создаётся впечатление, что Facebook чисто его детище. Мы привычны к такому роду присвоений.  Некоторые государи, как  известно по истории, без всякой скромности отождествляли себя со своими  государствами. «Франция – это Я». Вот и  мы могли бы, перефразируя известное высказывание, сказать: «Есть Цукерберг, есть Facebook, нет Цукерберга, нет Facebook(а)».      Сам он так не думает и говорит: «… если бы не мы, то кто-нибудь другой обязательно создал бы нечто подобное».  Он не ставит себе хоть в какую-то заслугу то, что лично помогает создавать, сохранять, а во множестве случаев восстанавливать давние дружеские связи, которые закалялись годами и прошли испытания самыми тяжёлыми обстоятельствами.

        Конечно, то, чем обладает Цукерберг как личность, у него не отнять, не приуменьшить. Но разве он один такой в целом  свете?  Мысль с этим не соглашается.  Цукербергов много.  Не все подряд, но много.   Обидно, что они почему-то  не становятся во главе государственных империй. А если и становятся, то меняются в своём поведении нежелательным образом. Идут разговоры о том, а почему бы и  Марку не выдвинуться в президенты тех же Соединённых Штатов и попробовать в случае удачного избрания хотя бы в отдельно взятом государстве осуществить то, что осуществлено в Facebook(е)? Но тогда  Штатам придётся принимать политически не столько  самого Цукерберга, сколько ту систему, которую он создал, и которая  обеспечила небывалый успех. Ясно, что на сегодняшний день ни одно из государств мира к этому не готово. Даже Штаты.  Если порочна, а деликатней сказать, отстала вся социальная система, то ни один гений ничего не смогут изменить. Тем не менее, Facebook вольно или невольно за счёт утверждения идеалов свободы, формирования тесных связей между людьми, трансформации устаревающих способов передачи и распространения информации способствует утверждению надежд на лучшую, более справедливую жизнь.

        В отличие от   империй-монополий, Facebook  существует  подобно налаженным  связям между равными друг другу людьми (товарищами), а не как вековечная авторитарно-иерархическая структура. В этом смысле Сеть, имея черты империи, уже не рассматривается как компания, а выступает в роли социальной миссии, делающей мир  сплочённей, справедливей и доступней. Многие сегодня критикуют компанию, имея на то, по всей видимости, веские основания.  Проблемы в её развитии, действительно, имеются. Кому-то связь с компанией внушает опасения. Полная уверенность в ней отсутствует.  Но Facebook живёт, и его мировой авторитет в целом год от года растёт и крепнет. Невозможно допустить, чтобы миллиарды людей, являющиеся его добровольными пользователями, находились в состоянии некоего обмана и доверяли бы организации, приносящей им вред или таящей потенциальную угрозу.

       Вспоминая сегодня  пусть и некруглую и не многолетнюю дату рождения всемирной компании, мне хотелось бы в качестве одного из её благодарных пользователей выразить   надежду на то, что она и в будущем сохранит  верность  первоначально провозглашённым принципам сближения людей на основе свободного обмена информацией.   Думаю, что эту надежду разделят со мной все те, кому Facebook оказался полезным в тех или иных нуждах и интересах.