Извинительное

Нельзя просить подаяния, прощения и пощады

Наш мир не слетел с основ еще, но запах уже гиений:
Повсюду стоят чудовища и требуют извинений.

Простите, ваше кладбищенство, что я осудил убийство.
Прости меня, оскорбившийся, за то, что ты оскорбился.

Простите, наше сатрапище, за то, что мы ходим маршем,
Мешающим вашей трапезе публичным презреньем к старшим.

Простите меня, омоновцы, простите меня, Росгвардия,
За то, что мы плохо молимся на чудище ваше главное.

Простите за то, что слушали про веру мою в единство,
За то, что я верил в лучшее, забывши, где я родился.

Живем мы в пространстве суженном, как будто в отдельной луже, —
Простите. Я думал: хуже нам, но вижу, что всюду хуже.

Прощенья мы просим сутками — везде, от Бали до Сити.
Пора назвать проститутками всех тех, кто просит «простите».

Но как не просить прощения на столь неуютном свете,
Где matter вся дичь ущербная, а мы ничего не matter?

Когда-то, во дни прошедшие, в стране поумней, чем ныне,
Я думал: просить прощения – спасение от гордыни.

Всю жизнь я просил прощения у ратников и корсаров —
И дожил до воплощения мерзейших своих кошмаров,

До темной такой расселины, где жители всех берложин
На жаб и гадюк поделены, и выбор меж ними ложен.

И сын мой запомнит истину, назло старинным романам:
Ты можешь быть дважды искренним и даже вполне гуманным, —

Не верь, мой сын безалаберный, посулам врага и босса.
Подправим девиз концлагеря — «Не верь, не проси, не бойся».

Нелепо ждать покаяния, не стоит желать награды,
Нельзя просить подаяния, прощения и пощады.

Дмитрий Быков
обозреватель

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *