Избиение за младенцев

2 сентября 2016
Общество

Есть такой известный психологический феномен: мы не любим тех, кому причинили зло. Вроде бы себя должны не любить и корить за дурные слова или поступки. Однако себя не любить трудно, и в попытках оправдания собственной, к примеру, низости приятно бывает узнать что-нибудь скверное про человека, которому мы причинили зло. А если он плохо отзывается о нас и неотступно напоминает о прошлом, то неприязнь обращается в ненависть. Хочется ему отомстить за то, что помнит. Умножая зло.

Государство, творящее преступления против своих граждан, действует примерно в той же манере. Левиафан — это ведь не просто чудище. Это не только функция, это живые люди. Цари, президенты, фюреры. Трепетные, ранимые, чувствительные. И если лучший друг детей поубивал у них родителей, то он очень плохо думает об этих детях и мстит им за то, что казнил маму с папой. А если, в иных условиях и в другой стране, национальный лидер несет прямую ответственность за убийство детей и взрослых, то он на дух не переносит осиротевших матерей и прочую родню.

Проявляется это по-разному. В частных беседах, когда он обзывает «нанятыми шлюхами» вдов погибших моряков с подводной лодки. В раздраженной реакции на убийство журналистки, чья смерть озлобляет его гораздо больше, чем ее статьи. В том, как государство под его руководством обращается с родственниками жертв терактов. Отмахиваясь от них, как от назойливых мух, и всеми средствами призывая к забвению.

Ярче всего это выразилось в отношении к людям, потерявшим своих близких в Беслане. Тут имею в виду и уничтожение улик после трагедии, и попытки снести спортзал, где томились заложники, и «комиссию Торшина», единственная цель работы которой заключалась в том, чтобы отмазать власть, и подробности суда над Нурпашой Кулаевым. На свой лад образцово это отношение продемонстрировал один прикремленный автор, порекомендовавший бесланским матерям нарожать себе новых детей.

Что ж, высшему начальству и его прихлебателям есть за что ненавидеть Эмму Бетрозову, Эмилию Бзарову, Эллу Кесаеву, Светлану Маргиеву, Жанну Цирихову… Почти все они потеряли самых близких и до сих пор, понимаете ли, не в силах забыть, как в рамках «случайного штурма» по ним палили из огнемета. Однако до вчерашнего дня этих женщин не калечили, арестовывая, и не карали в судебном порядке за «неповиновение сотруднику полиции» и «нарушение порядка проведения митинга».

А вот вчера, 1 сентября, в очередную годовщину теракта они вышли на улицу в футболках с надписью «Путин — палач Беслана» и были за это наказаны. Причем в задержании участвовали целые толпы силовиков, в мундирах и в штатском, которые били женщин и выкручивали им руки — до синяков. Вместе с ними в участок препроводили Елену Костюченко и Диану Хачатрян, повинных в том, что исполняли свой профессиональный долг.

Позорище беспредельное.

При том что приказ о жестком задержании тех, кто надел неправильные футболки, едва ли пришел из Кремля. Вряд ли именно Путин повелел осетинским правоохранителям арестовывать Кесаеву с подельницами и мешать работе журналистов; у гаранта сейчас много других забот. Скорее действия местных чекистов и полисменов диктовались ясным пониманием того, как бесланскую акцию расценят в столице. Страхом, исходящим из Москвы. От Путина. Шутка ли — палач. Такое ведь только враги России сегодня могут произнести, где-нибудь на Украине, а в границах страны подобного рода оскорбления приравниваются к экстремизму.

Вот и не сдержались силовики и судьи, оштрафовавшие женщин, и оскандалились. Хотя, понятное дело, никто из них не понесет ответственности за беззакония, а начальников даже поощрят. Как не понес никакой ответственности никто из тех, кто проморгал террористов и устроил бойню в бесланской школе. Ни сам Владимир Владимирович, чей приказ штурмовать школу, не считаясь с жертвами, вне всякого сомнения исполнялся в Беслане.

Однако то, что у нормальных людей называется чувством задавленной вины, им тоже не чуждо — ни Путину, ни Патрушеву с Нургалиевым, ни местным бонзам. Нормальные люди не любят тех, кому причинили зло. Только у нормальных людей, то есть простых, как правило, нет возможностей творить зло в таких масштабах, как в Чечне, в Москве на Дубровке, в Беслане, в Донбассе, в Сирии. Простые люди злодействуют по-мелкому.

У политиков, людей непростых, особенно у тех, кто помешан на войне и национал-патриотизме, масштабы иные, не говоря о возможностях. Оттого и количество граждан, пострадавших от преступлений, совершенных царями, президентами, фюрерами, измеряется обычно числами крупными цифрами, порой весьма крупными. И обижаются вожди на людей, которых заставили страдать, тоже по-крупному. Обижаются и мстят, обрушивая на граждан мощь государственной машины и не думая о том, как они выглядят в этот момент. Хотя выглядят бесконечно гнусно, прибавляя к списку прежних злодейств еще и относительно мелкую уголовщину.

Двенадцать лет спустя у жителей Беслана, потерявших своих дочерей, сыновей, мужей, жен, боль не заживает и они проклинают убийц. Оттого не проходит обида у проклинаемых. Это вещи связанные, и разница лишь в том, что с уходом так называемого Путина и его соратников погаснет их обида, истощится ненависть. Напротив, про отморозков, захвативших школу, и про то, как власти освобождали заложников, в Беслане будут помнить вечно. Передавая имена убийц из поколения в поколение, из рода в род, как эстафету памяти, всечеловеческой беды и безутешного горя.

Илья Мильштейн

Общество

Число межотраслевых проектов участников Московского инновационного кластера выросло втрое

Вместе они реализуют 114 партнерских проектов. Московский инновационный кластер (МИК) за пять лет объединил более 37 тысяч предприятий из 82 субъектов…

Общество

Турпоток россиян на Бали растет

На новогодние праздники на Бали отправятся на 38% россиян больше, чем годом ранееНовогодние праздники на…

Общество

BIG LOVE SHOW 2024. Звезды шоу-бизнеса исполнили песни на стихи Михаила Гуцериева

Подлинным украшением 15-го юбилейного концерта BIG LOVE SHOW 2024 стали песни на стихи Михаила Гуцериева….