Исправившему верить

Как и для кого Владимир Путин правил Конституцию

Главным внутриполитическим событием 2020 года стала реформа Конституции — самая масштабная с момента ее принятия в 1993 году. Хотя в нее было внесено более 200 изменений, в общественном сознании главной поправкой стала появившаяся буквально в последний момент норма об обнулении президентских сроков. Неслучайно именно «обнуление» наряду с «самоизоляцией» стало словом 2020 года по версии Государственного института русского языка им. А.  С. Пушкина. Правда, пока неясно, воспользуется ли этой поправкой сам Владимир Путин. Но, перечитав обновленную Конституцию, Елена Рожкова обращает внимание: очевидно, что, вопреки разговорам об усилении парламента, больше других от реформы выиграл следующий президент, как бы его ни звали.

Всерьез о возможности конституционной реформы в России заговорили в июле 2019 года, после статьи спикера Госдумы Вячеслава Володина в «Парламентской газете», где он предложил усилить роль Думы в формировании правительства. Владимир Путин в декабре 2019 года заявил, что делать это можно, но «очень аккуратно» и после «глубокой дискуссии». Тогда же он впервые сказал, что не возражает против изъятия из статьи о количестве президентских сроков слова «подряд».

Для президента, работающего четвертый срок, это было равносильно признанию в том, что оставаться в Кремле после 2024 года он не намерен. Правда, скептики на это возражали, что сохранить реальную власть можно и не будучи президентом. А одним из таких сценариев мог стать переход к парламентской республике, при которой остаться, по сути, главным человеком в стране господин Путин мог бы и в другой должности, например премьера, спикера Госдумы или лидера правящей партии.

«Эскиз» конституционной реформы, представленный президентом в его послании 15 января и продублированный в первом пакете поправок, вроде бы подтверждал эти прогнозы.

Владимир Путин предложил дать Думе право утверждать премьера и «гражданских» министров, а Совету федерации — консультироваться с президентом по кандидатурам силовиков.

При этом слово «подряд» из ст. 81 Конституции предлагалось изъять, а к числу органов, которые теоретически мог бы возглавить господин Путин после 2024 года, добавился Госсовет. Этот консультативный орган должен был получить почти президентские полномочия, к тому же в поправках не было указано, кто его возглавляет.

Кроме того, президент предложил вынести поправки на общероссийское голосование, хотя действующая Конституция этого не требовала. Смысл этой инициативы стал ясен позже, когда Конституционный суд признал правомерность поправки об обнулении, сославшись именно на подтверждение ее всенародным голосованием.

Подготовкой поправок ко второму чтению занялась рабочая группа из 75 человек. Ее возглавили три опытных юриста — председатели профильных комитетов Госдумы и Совета федерации Павел Крашенинников и Андрей Клишас, а также директор Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве Талия Хабриева.

Но многие другие члены группы — врачи, спортсмены, актеры и пр.— никакого отношения к юриспруденции не имели.

А, например, олимпийская чемпионка по прыжкам с шестом Елена Исинбаева даже призналась, что впервые прочла Конституцию, уже став членом рабочей группы.

Тем не менее именно этим «представителям народа» было доверено выступить с рядом заметных и понятных для простых россиян предложений. Например, знаменитый педиатр Леонид Рошаль внес поправку о качественной и доступной медицине, а актер Владимир Машков — о неотчуждаемости российских территорий. Помимо этого, ко второму чтению в Конституции появились упоминания Бога, брака как союза мужчины и женщины и русского языка как языка государствообразующего народа, а также нормы о защите исторической правды, ответственном отношении к животным, воспитании экологической культуры и т. п.

Именно эти предложения наряду с содержавшимися в президентском проекте поправками о регулярной индексации пенсий и МРОТ не ниже прожиточного минимума стали основой агитационной кампании в поддержку реформы. В итоге ко второму чтению текст первоначального законопроекта увеличился почти вдвое, а объем новой редакции Конституции — примерно на 50%.

Единственным предложением, которое, как уверяли члены рабочей группы, на ней не обсуждалось, стала поправка об обнулении, внесенная «с голоса» в ходе второго чтения депутатом-единороссом и первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой.

Формально эта норма касается как действующего, так и бывшего президента, позволяя баллотироваться еще на два срока и Владимиру Путину, и Дмитрию Медведеву. Хотя сама госпожа Терешкова, обосновывая свое предложение, высказалась вполне однозначно: «Все варианты возможных изменений — это разговоры о Владимире Владимировиче Путине! И нечего здесь лукавить и мудрить! Людей волнует, что будет после 2024 года!»

Эта поправка стала неожиданностью для всех опрошенных тогда “Ъ” депутатов и сенаторов, включая сопредседателей рабочей группы. На вопрос “Ъ”, не ради этого ли затевалась вся реформа, Павел Крашенинников прямо не ответил, углубившись в рассуждения о сохранении в проекте первоначальных идей президента о перераспределении полномочий власти.

Правда, к тому времени говорить о перераспределении можно было лишь условно. Ко второму чтению в законопроекте появилось сразу несколько норм, существенно усиливших президента. Он, к примеру, получил право осуществлять «общее руководство» правительством, назначать генпрокурора после всего лишь консультаций с сенаторами (ранее его назначал Совет федерации по представлению президента) и оспаривать в Конституционном суде законы, по которым парламент уже преодолел президентское вето. Новый порядок утверждения премьера и министров был фактически нивелирован правом президента не распускать Думу в случае трехкратного отклонения предложенных кандидатур, а просто назначить их самостоятельно. Да и интрига с Госсоветом тоже исчезла: в проекте появился пункт о том, что президент его не только формирует, но и возглавляет.

И пожалуй, единственной загадкой обновленной Конституции осталось само обнуление — вернее, вопрос о том, воспользуется ли им Владимир Путин.

Сам он уверяет, что решения баллотироваться в 2024 году еще не принял. И вполне возможно, что это действительно так. Ведь для того, чтобы подчиненные президента не начали считать его «хромой уткой», им достаточно знать не о его выдвижении, а хотя бы о том, что оно возможно.

Елена Рожкова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *