Иностранных агентов выписывают из квартир

Правительство ужесточает отчетность некоммерческих организаций

Правительство 10 ноября внесло в Госдуму поправки в закон «О некоммерческих организациях» (НКО), ужесточающие требования к НКО, которые были признаны иностранными агентами. Законопроект предусматривает меры, которые усложнят жизнь НКО, прежде всего имеющим статус иностранного агента (т. е. получающим деньги из-за рубежа и занимающимся политической деятельностью).

На иностранных агентов поправками в п. 3 ст. 32 закона об НКО распространят требования предоставлять в Минюст жесткую отчетность: программу мероприятий, которые готовят иноагенты, отчет об исполнении этих мероприятий и даже информацию о том, почему мероприятие не проводилось. Придется предоставлять НКО в Минюст и документы, «являющиеся основанием для проведения мероприятий». Сейчас похожие требования распространяются на структурные подразделения иностранных НКО в России. Для таких подразделений отчетность ужесточат еще сильнее: для них порядок и сроки представления отчетности об осуществляемых на территории России программах и иных документов будут определяться правительством, следует из поправок.

Единоросс Дмитрий Вяткин заявил, что «через организации, получающие иностранное финансирование, зачастую происходит вмешательство во внутренние дела России», поэтому депутаты могут и поддержать законопроект.

Еще одна правительственная поправка вводит запрет на то, чтобы адресом или местом нахождения подразделения иностранной НКО в России было жилое помещение.

Серьезней поправка, уточняющая понятие источника иностранных средств, говорит глава совета ассоциации «Юристы за гражданское общество» Дарья Милославская. Речь идет о поправке в п. 6 ст. 2 закона об НКО, которая расширяет круг лиц, поступление средств от которых будет грозить причислением к иноагентам. Сейчас среди таких лиц есть иностранцы и даже российские юрлица, получающие денежные средства и иное имущество из-за рубежа. Этот перечень дополнят юрлицами, бенефициарными владельцами которых являются иностранные граждане или лица без гражданства (в значении п. 8 ст.  6.1 закона «О противодействии отмыванию доходов…»). По этому закону под бенефициарным владельцем понимается физлицо, которое прямо или косвенно владеет более 25% компании или может ее контролировать. «Выяснить, кто является конечным бенефициаром организации, переводящей НКО средства, почти нереально, так как этой информацией владеют только банки и контролирующие органы», – считает Милославская.

Если у НКО находят иностранные источники финансирования, то усложняется документооборот организации, увеличивается число и тщательность проверок. В случае принятия закона власти будут серьезней проверять источники пожертвований, говорит она.

Константин Гликин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *