Иностранное дело. Зачем Кремль принуждает партии к миру

24 февраля 2021
Пресс-обзор

На предстоящих в сентябре выборах в Госдуму борьба будет вестись не между партиями. Они на это и не претендуют. Наоборот, им предстоит вместе бороться с одним общим врагом — «иностранным вмешательством»

На производственном совещании (ну а как это еще назвать?) с лидерами думских фракций президент поставил задачи на предстоящую предвыборную кампанию. Ее поручено вести «в конструктивном, содержательном ключе», между собой не ругаться, всем занять твердую и единую позицию в борьбе с иностранным вмешательством. Остальная беседа, по сути, являлась репетицией изложенного.

Так уж у нас устроены выборы — повестку определяет президент, а сначала лидеры партий несут на его суд что кому удалось выдумать — раскладывают перед Путиным нехитрый свой товар, заглядывают в глаза. Достаточно ли конструктивно? Вот Владимир Жириновский, к примеру, придумал давать по 500 тысяч матерям за отказ от аборта и раздавать бедным продовольственные сертификаты, а справедливоросс Сергей Миронов — платить алименты матерям-одиночкам из бюджета, а бедным не сертификаты выдавать, а сразу деньги на карту перечислять. То-то жаркие дебаты перед выборами будут.

Репетиция в целом удалась, хотя и не сказать чтобы прошла безупречно. Партийцы все-таки склочничали и ябедничали друг на друга, не в силах поделить на всех свои полторы идеи. Президент же слушал и расписывал: это годится, а вот это не очень, но ничего, вижу, что старались. Продовольственные карточки для неимущих уже очень давно обсуждаются, но сейчас вот даже Валентина Матвиенко стала жаловаться на маленькую пенсию — да, значит, и вправду пора подумать над талонами.

Впрочем, склоки — вещь преходящая, еще есть время потренироваться, а вот в главном старцы не подвели. Каждый горячо заверил Владимира Путина в преданности его идеям насчет иностранного вмешательства и полнейшем с ними согласии.

США вместе со своими сателлитами пытаются вмешиваться в наши дела и влиять в том числе на политику, говорил спикер Вячеслав Володин, хотя у них самих ужас что делается, так что надо сделать все, чтобы у нас такое не повторилось. Законченные русофобы пришли к власти в США! — восклицал Геннадий Зюганов, и давление будет усиливаться, и оно требует максимального внутреннего сплочения общества.

Зюганов вообще всеми силами старается стать первым учеником. Очень уж, видимо, боится, что протестные настроения возьмут да и заставят людей проголосовать за его партию больше положенной нормы, и тогда в Кремле решат, что он обманщик (он же не сможет объяснить, что это они сами, а он не виноват). «Межпартийный раздрай всегда хоронит демократию», — заявил лидер КПРФ. Правильно, кому, как не коммунистам, об этом знать лучше всего. Слава богу, в нашем парламенте все это мнение разделяют, и поэтому за межпартийное единство можно не волноваться.

Жириновский ударился в исторический экскурс — от самого Великого церковного раскола вывел коренную русофобию Запада. Сергей Неверов пообещал защитить ветеранов от «некоторых моральных уродов» — науськанных, ясное дело, все тем же Западом. Ну, и Сергей Миронов, которому уже почти и нечего было добавить к сказанному, тоже присоединился к осуждению тех, кто оскорбляет ветеранов.

В общем, концепция теперь такая: на предстоящих в сентябре выборах борьба будет вестись не между партиями. Они на это и не претендуют. Наоборот, им предстоит вместе бороться с одним общим врагом — «иностранным вмешательством».

Иностранное вмешательство в качестве врага чем хорошо? Во-первых, оно максимально абстрактно. Все что угодно при необходимости можно объявить его мистическим проявлением, ему можно приписать любые черты. Во-вторых, раз в силу своей абстрактной природы оно не имеет конкретного воплощения (лишь отчасти его символизирует фигура Алексея Навального), значит, против него можно бороться сколько угодно и с любым градусом пафоса — и триумфально победить в любой момент. То есть борьба еще и заранее беспроигрышная. Наконец, в-третьих, это зло ужасно императивно, и поэтому в борьбе с ним хороши решительно все средства вплоть до самых радикальных.

Тормозов нет, так что и недостатка в идеях нет, просто-таки целый конкурс идей развернули в последние дни: то патриотические бизнесмены предложат запретить иноагентам и их родственникам вообще участвовать в выборах, то режиссер Никита Михалков захочет за призывы к санкциям лишать российского гражданства. Эту идею в Кремле, кстати, подхватили: «Конечно, эта тема весьма актуальна, и понятно, что такие предложения будут наверняка обсуждаться», — отреагировал Дмитрий Песков.

И вечный бой, покой нам только снится. Национал-консерваторы, надеясь угодить Путину, уговаривают Кремль на ужесточения, а тот и рад возможности лишний раз напугать сограждан. Да и сама власть горазда на выдумки: и Путин, и Дмитрий Медведев уже несколько раз пригрозили блокировкой в России иностранных соцсетей.

Есть, правда, и сложные моменты. Чтобы подтвердить адекватность всех этих телодвижений и привлечь россиян на выборы, обществу непременно нужно предъявлять конкретные примеры, интриги и заговоры, а если их окажется маловато, то придется выдумывать, имитировать, раздувать вселенские скандалы из незначительных поводов. И чем больше проблем с рейтингами будет у власти, тем сильнее придется изображать борьбу.

Кроме того, падение уровня жизни россиян, рост цен в магазинах — это вещи, которые не может отрицать даже власть. Вплоть до самого Путина, который на встрече с главными редакторами СМИ признал, что митинги-то происходят во многом по делу: «Раздражение накапливается, проблем много, денег не хватает, поэтому понять можно людей», — сказал он.

Разделить, где заканчивается справедливое возмущение и начинается иностранное вмешательство, в какой-то момент может оказаться просто невозможно. Вроде бы отправил омоновцев разгонять митинг иностранных наймитов, все им объяснил, они блестяще с задачей справились — а оказалось, что это был митинг хоть и раздраженных, но все-таки вполне порядочных граждан, у которых просто законные вопросы к начальству накопились. И приходится потом с цветами извиняться.

Партийцы, чувствуя, в каком шатком положении очутились, осторожно, не называя вещи прямо, просят президента ослабить хватку

Геннадий Зюганов уже столкнулся с этой проблемой. В январе один из его многообещающих однопартийцев, депутат Саратовской гордумы Николай Бондаренко, принял участие в митинге в поддержку Алексея Навального — за что, конечно же, получил административный штраф. В рамках «борьбы с иностранным вмешательством», очевидно. Зюганов оказался перед сложным выбором — отречься от перспективного соратника или защитить его, оказавшись заподозренным в потакании иностранным проискам. Вот почему он, собственно, и юлит перед Путиным сильнее остальных. Но и Путин, судя по всему, еще до конца не решил, как ему поступать в таких случаях.

Партийцы, чувствуя, в каком шатком положении очутились, осторожно, не называя вещи прямо, просят президента ослабить хватку. Слишком уж много штрафов «за два слова, сказанные поперек», считает Зюганов, а это озлобляет людей. И Жириновский намекает — тотальные запреты, говорит, провоцируют граждан на их нарушение, на этом Советский Союз погорел. Нельзя так делать.

То есть они в целом не смеют выступать против утвержденной Кремлем концепции насчет иностранцев. Но хотелось бы большей ясности в деталях. Что можно, что нельзя. Если протесты будут нарастать, а партии или совсем никак не будут на это реагировать или будут категорически их отвергать, есть риск растерять последних избирателей и самых пассионарных активистов, да и вообще оказаться в глупом виде — на площадях  бушует стихия, а политики, как слабоумные, рассуждают в это время о важности учета сейсмических зон при строительстве сухих доков. Другими словами, думцы видят, что имеют все шансы вообще оказаться вне исторического процесса.

Даже в «Единой России» не все выдерживают. Депутат Александр Барышев, к примеру, внес в Госдуму проект закона о смягчении законодательства о митингах. Коллеги, конечно, инициативу немедленно завернули — но все же ее появление показательно.

Жертвами борьбы с «иностранным вмешательством» станут в первую очередь сами партии. В условиях «военного времени» им не будет позволено сделать ни шага в сторону от согласованной повестки, не говоря уже о том, чтобы усомниться в результатах выборов. Впрочем, правила игры они приняли уже давно, их судьба понятна. Печально то, что выборы пройдут, да и партии, может быть, канут в Лету, а вот меры, принятые для борьбы с «иностранным вмешательством», никуда не исчезнут, и их придется к кому-то применять.

Михаил  Шевчук