Идеальный запрет

Все, наверное, знают анекдот про Виссариона Белинского и безымянного извозчика. Извозчик поинтересовался, чем пассажир занимается, Белинский разъяснил вознице, что такое литературная критика, а возница в ответ — кем, а вернее, чем Белинский по существу является. Кстати, возможно, это один из первых примеров жанра, который в эпоху социальных сетей стал классикой и даже признаком дурного вкуса — многозначительных разговоров с таксистами.

Прошли века, критика чем была, тем и осталась, но критиков не собираюсь ругать. У меня даже есть друзья — литературные критики. Да и вообще в эпоху всеобщей грамотности — каждый критик. Жаль, что не каждый — читатель. Критиков, впрочем, тоже жаль. Потому что профессия их, видимо, в скором времени окажется под запретом.

Есть такая профессия — разное запрещать. Год назад настоящие специалисты, в этом непочтенном деле поднаторевшие, заседали в Думе. Теперь думским сидельцам велено изображать оттепель (недавно сам Владимир Жириновский ругал закон, позволяющий сажать за репосты в социальных сетях, назвал его сверхдурацким и даже изобразил что-то вроде раскаяния). Запретители же, как выясняется, кучкуются в Общественной палате. Общественники из Комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений предлагают ужесточить наказание «за нарушение общественного порядка на объектах религиозного, национального и патриотического значения». «Чтобы ряженые девки не плясали в церкви», — поясняет, вспоминая дела дней минувших, глава означенной комиссии Иосиф Дискин. Уголовная статья за оскорбление чувств верующих, конечно, и без того давно имеется, да, кстати сказать, «ряженые девки» из Pussy Riot и без всякой статьи свое отсидели. Но Дискин идет дальше и предлагает сажать за «оскорбление национальных и патриотических чувств». А на храмы, музеи, театры и прочие места, «имеющие национальное или патриотическое значение», повесить таблички, предупреждающие, что за неправильное поведение внутри означенных объектов можно сесть.

Дискин оговаривается, что «содержание спектаклей и выставок» не может считаться оскорбляющим чувства, и тех, кто пытается срывать спектакли, тоже надо карать.

Вообще всех надо карать, это перспективная и, главное, легко реализуемая идея.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.