Идеальный запрет

Все, наверное, знают анекдот про Виссариона Белинского и безымянного извозчика. Извозчик поинтересовался, чем пассажир занимается, Белинский разъяснил вознице, что такое литературная критика, а возница в ответ — кем, а вернее, чем Белинский по существу является. Кстати, возможно, это один из первых примеров жанра, который в эпоху социальных сетей стал классикой и даже признаком дурного вкуса — многозначительных разговоров с таксистами.

Прошли века, критика чем была, тем и осталась, но критиков не собираюсь ругать. У меня даже есть друзья — литературные критики. Да и вообще в эпоху всеобщей грамотности — каждый критик. Жаль, что не каждый — читатель. Критиков, впрочем, тоже жаль. Потому что профессия их, видимо, в скором времени окажется под запретом.

Есть такая профессия — разное запрещать. Год назад настоящие специалисты, в этом непочтенном деле поднаторевшие, заседали в Думе. Теперь думским сидельцам велено изображать оттепель (недавно сам Владимир Жириновский ругал закон, позволяющий сажать за репосты в социальных сетях, назвал его сверхдурацким и даже изобразил что-то вроде раскаяния). Запретители же, как выясняется, кучкуются в Общественной палате. Общественники из Комиссии по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений предлагают ужесточить наказание «за нарушение общественного порядка на объектах религиозного, национального и патриотического значения». «Чтобы ряженые девки не плясали в церкви», — поясняет, вспоминая дела дней минувших, глава означенной комиссии Иосиф Дискин. Уголовная статья за оскорбление чувств верующих, конечно, и без того давно имеется, да, кстати сказать, «ряженые девки» из Pussy Riot и без всякой статьи свое отсидели. Но Дискин идет дальше и предлагает сажать за «оскорбление национальных и патриотических чувств». А на храмы, музеи, театры и прочие места, «имеющие национальное или патриотическое значение», повесить таблички, предупреждающие, что за неправильное поведение внутри означенных объектов можно сесть.

Дискин оговаривается, что «содержание спектаклей и выставок» не может считаться оскорбляющим чувства, и тех, кто пытается срывать спектакли, тоже надо карать.

Вообще всех надо карать, это перспективная и, главное, легко реализуемая идея.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *