Госдума Павлова

Депутаты выработали условные рефлексы на оппозицию

В течение недели депутаты Государственной думы вынесли на рассмотрение сразу два проекта закона с «размытыми» формулировками. Первый — об «административном наказании за вовлечение несовершеннолетних в участие в несанкционированном мероприятии». Второй — об «уголовном наказании россиян за помощь иностранцам в составлении антироссийских санкций» и за «исполнение санкций США в России». Оба стали прямой реакцией на последние действия оппозиции.

Законопроект по наказанию тех, кто зовет несовершеннолетних на несанкционированные акции, был создан в контексте последних митингов Алексея Навального. Например, на последней акции «Он нам не царь», которая прошла во многих городах страны, всего было задержано 158 несовершеннолетних, по данным ОВД-Инфо. Возникает вопрос: как определить, что несовершеннолетнего кто-то «вовлек» в участие в акции?

— Никак, потому что это «резиновая» норма, — считает Елена Лукьянова, профессор факультета права НИУ ВШЭ. — Она специально создана для административного произвольного усмотрения. В нормальной правовой норме должно быть четко прописано, что человек должен делать или не делать, чтобы не нарушить закон.

Из пояснительной записки к закону (в которой нет никаких подробностей «принуждения») возникает еще много вопросов. Например,  могут ли за участие ребенка в несанкционированной акции быть наказаны родители?

Как выделить агитацию по отношению к подросткам со стороны Алексея Навального, понадобится ли ему ставить возрастной ценз на своих роликах в YouTube-канале и постах в социальных сетях?

— В законопроекте об этом вообще ничего нет, — говорит Лукьянова. — Что касается возрастного ценза, его можно ставить только для определенных вещей. Например, на порнографию. И только для того, что показывают по средствам массовой информации. Интернет, и в частности YouTube, у нас не признаны пока таковыми. Даже если Навального заставят или он сам решит поставить кнопку «подтвердите, что вам 18 лет» — юридически это не дает оснований выдвигать претензий именно к нему, отмечает политолог Дмитрий Орешкин.

— Понятно, что цель — «ущучить» Навального? — говорит политолог. — Но нельзя доказать, что он привлек детей. И Навальному ничего не стоит написать «подтвердите, что вам 18 лет». Четырнадцатилетний подросток говорит «да» и входит, и после этого с владельца сайта юридическая ответственность снимается, потому что этот человек сам обманул, и ответственность — на нем, так как он был предупрежден. Понятно, что в юридическом смысле это обходится по щелчку пальцев. А в неюридическом — это повод для произвола. Теперь просто Навальному дополнительно будут навешивать, что он вовлекает несовершеннолетних.

В нормальной юридической практике вовлечение — это значит «призыв»: «Товарищи несовершеннолетние, приходите на митинг». А если они сами приходят — какая здесь юридическая ответственность для тех, кто организует?

— (продолжает) В любом нормальном суде — никакой. Сам оппозиционер уже прокомментировал этот законопроект в своем YouTube-канале: «Я горжусь тем, что являюсь тем политиком, на чьи акции выходит молодежь. Но я не склонен считать, что это я такой умный и открыл глаза молодежи. Видимо, случилась какая-то поколенческая вещь, что молодежь стала это понимать. И мне кажется, что любые попытки «Единой России» задавить чувство достоинства молодого человека не приведут ни к чему». За такое правонарушение предлагается установить наказание в виде штрафа в размере от 30 до 50 тысяч рублей или административного ареста до 15 суток. За повторное нарушение наказание будет жестче: штраф до 300 тысяч рублей и арест до 30 суток.

Второе предложение депутатов, которое также вызывает множество вопросов, — это «наказание россиян за помощь иностранцам в составлении антироссийских санкций». Пока известно, что наказывать предлагается за «предоставление рекомендаций и передачу сведений, которые привели или могли привести к введению мер ограничительного характера против конкретных лиц». То есть речь идет о сборе информации против какого-то конкретного, например, чиновника и передача этой информации другому государству. Также наказание может грозить тем, кто нарушает российское законодательство, «соблюдая американские санкции». Например, тому, кто отказывается работать с компанией, против которой за рубежом ввели санкции.

— Они интересно выделяют тех, кто способствует введению санкций, — рассуждает Орешкин.

«А те, кто ввел войска в Крым и Донбасс, способствовали введению санкций? Санкции прямым образом объясняются присоединением Крыма. По юридической формуле это прямая логичная конструкция».

Наказание за соблюдение санкций — штраф до 600 тысяч рублей или ограничение свободы до четырех лет. За действия, провоцирующие санкции, — до 500 тысяч рублей или ограничение свободы сроком до трех лет. Текста закона пока нет. «Интерфакс» уточняет, что его авторами стали спикер Госдумы Вячеслав Володин, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и лидеры фракций.

— Все это знак деградации юридической культуры, — считает Орешкин. — Начиная с 90-го года по начало нулевых юридические формулировки улучшались, а потом они начали ухудшаться. Юридическая форма тем и хороша, что она универсальна. В советские времена были формулы предельно неясные, потому что решение о наказании принималось, не руководствуясь нормами, а руководствуясь оценками вышестоящего лица. В сталинской Конституции 1936 года написано в статье 112 — «суд независим и подчиняется только закону». Сейчас мы видим такие же специально размытые формулы, которые понятно, какому закону подчиняются и как развязывают руки тем, кто эти формулы в своих интересах интерпретирует.

Татьяна Васильчук
корреспондент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *