Главное — отливка в граните

Дни кемеровской трагедии, случившейся сразу после путинского выборного триумфа, весьма ясно продемонстрировали, в какой стране мы живем. А главное, где нам предстоит жить следующие шесть лет. С одной стороны, в Кемерове, Москве, Санкт-Петербурге, десятках других российских городов нормальные люди проявили естественные человеческие чувства: ужас от произошедшей трагедии, сочувствие к тем, кто потерял близких, солидарность в эти скорбные дни. Но также в очередной раз стало понятно, что наши сограждане, не утратившие, как видим, искренней непритворной нравственности, позволяют командовать собой сущим ублюдкам.

Ведь те же скорбные дни дали примеры какой-то беспредельной эмоциональной глухоты, маразматического бесчувствия, желания не просто угодить главному начальнику, а немедленно «отлить в граните» все сказанные им бестактности и глупости. При этом моральная планка не то что упала — ее старательно закопали на 10 метров в глубину. Способность к сочувствию явно не относится к сильным сторонам Владимира Путина. Вот он и не нашел правильных слов о трагедии, ляпнул нечто несуразное, чиновничье: «Мы говорим о демографии и теряем столько людей. Из-за чего? Из-за какой-то преступной халатности, из-за разгильдяйства».

Казалось бы, что следует делать в этой ситуации умному царедворцу? Втихаря поморщиться и постараться не заметить. Но не таковы наши «госдеятели». Они стремятся довести эту бестактность уже до полного абсурда, представить ее примером мудрости. И сенатор Елена Мизулина начинает вещать с экрана нечто запредельное: «Я бы хотела высказать слова соболезнования и поддержки нашему лидеру Владимиру Владимировичу Путину. Для него это удар в спину, это страшное потрясение! Он неслучайно приехал туда. Потому что то, что он делает сегодня для России — невероятные вещи, защищая на внешней арене Россию, внутри проводя реформы невероятной силы. И вдруг — так бездарно! За его спиной! А ему некогда постоянно оглядываться на то, как доделывают то, что он, пробивая стены, решает. Он у нас духовный воин, сильный. Но ему тоже наша поддержка нужна!»

Даже главного начальника должно было бы передернуть от такого запредельного подобострастия. Но нет, для него это, похоже, выглядит нормой. Это нам было омерзительно наблюдать обделавшегося от страха регионального начальника-долгожителя Амана Тулеева. Тот начал с выражения благодарности Путину В.В., который, надо же, несмотря на безмерную занятость госделами, нашел-таки время, чтобы позвонить и выразить соболезнование по поводу 64 сгоревших заживо. Для любого нормального человека Тулеев — выживший из ума ублюдок. Но на самом деле он понимает президента гораздо лучше нас. И вот уже Путин сначала говорит, что не дело увольнять видного деятеля «под камеры», что «надо разобраться» (хотя диагноз налицо). А потом из Кремля следует информация: Тулеева пока увольнять не будут. Не время разбрасываться ценными кадрами.

Особенно когда эти ценные кадры прекрасно понимают образ мыслей главного начальника. Неслучайно Тулеев с подчиненными как заведенные твердят о злоумышляющих оппозиционерах, которые всячески пытаются раскачать нашу уверенно плывущую куда-то лодку. «На горе людском — вся оппозиционная сила в момент приехала: идут по домам, идут на предприятия, которые рядом расположены, в жилой сектор. Сегодня там где-то человек двести», — вещает Тулеев. Казалось бы, типичный случай: нехай, клевещуть, гады. Но Путину это объяснение понравилось, он вернулся к нему уже в Москве. «Мы видим, что, к сожалению, идут вбросы через социальные сети, в том числе и за границей, для того чтобы посеять панику и недоверие, столкнуть людей между собой. Вот этого, безусловно, нельзя допустить ни при каких обстоятельствах», — дает он указания главе Следственного комитета Бастрыкину.

На это тут же реагирует первый замглавы администрации Сергей Киреенко. «Надо понимать, что даже такие трагедии будут использоваться для провокаций, — заявил Кириенко. — Это, к сожалению, факт, с которым нам придется жить, точно понимая сейчас уже всю отработанную для таких случаев технологию провокаций», — поведал он участникам конференции Фонда развития гражданского общества. Вот что, оказывается, главное во всей этой истории для человека, вроде бы вменяемого, который отвечает за внутреннюю политику Кремля.

Таким образом, с одной стороны, кемеровская трагедия выявила способность порядочных людей к самоорганизации и, с другой — нарастающую неадекватность власти.

АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *