Европейский суд не нашел в России свободы собраний

В Страсбурге постановили выплатить российским митингующим свыше €183 тысяч

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вчера вынес постановление по жалобам 23 россиян, которым российские власти не согласовали проведение публичных мероприятий. Суд счел, что были нарушены права на свободу собраний и справедливое судебное разбирательство. Заявителям РФ должна выплатить суммарно более €183 тыс. Закон о митингах и практика его применения после постановления ЕСПЧ вряд ли изменятся, полагают правозащитники.

ЕСПЧ вчера вынес постановление по делу «Лашманкин и другие против России». 23 человека из разных регионов России, в том числе глава движения «За права человека» Лев Пономарев и оппозиционер Сергей Удальцов, жаловались с 2009 по 2013 год, что «местные власти наложили неоправданные ограничения на проведение запланированных ими мирных публичных мероприятий». Среди них — шествие в годовщину убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой, пикет перед зданием Госдумы против закона о запрете на усыновление российских сирот гражданами США, гей-парады и мероприятие против «оборотней в погонах». В большинстве случаев власти отказывали «в согласовании места, времени или формы проведения мероприятия», а альтернативные варианты «делали невозможным достижение целей» акции, говорится в постановлении ЕСПЧ. Некоторые «заявители вынуждены были отказаться от проведения мероприятия», другие «провели запланированное мероприятие, что привело к их разгону полицией, арестам участников и административным наказаниям». В ЕСПЧ жаловались, что иногда невозможно соблюсти сроки подачи уведомления о проведении митинга «из-за праздников или из-за того, что публичное мероприятие было спонтанной реакцией на важное политическое событие». В российских судах заявители правоту доказать не могли.

ЕСПЧ пришел к выводу, что были нарушены ст. 11 (свобода собраний), ст. 13 (право на эффективное средство правовой защиты), ст. 5 (право на свободу) и ст. 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В частности, власти «не привели достаточных причин в обоснование отказов», «не проявили должной терпимости» в отношении мирных, но несогласованных собраний и «негибко применяют установленные законом сроки подачи уведомления о проведении публичного мероприятия». РФ должна выплатить заявителям от €5 тыс. до €10 тыс., а также еще €23 тыс. в качестве расходов на адвокатов и судебные издержки (общая сумма — свыше €183 тыс.). У РФ есть право обжаловать решение.

Поправки к закону о митингах и КоАП РФ были приняты в июне 2012 года, после событий на Болотной площади 6 мая. По ним за несогласованный митинг его организаторам грозит 300 тыс. руб. штрафа, а городские власти могут сами устанавливать минимально допустимое расстояние между одиночными пикетчиками (в Москве оно составляет 50 м). Конституционный суд (КС) в феврале 2013 года вынес постановление по жалобе депутатов Госдумы и Эдуарда Лимонова, в котором велел смягчить санкции. Правительство во исполнение решения КС внесло в Госдуму законопроект, однако до сих пор он был принят только в первом чтении (см. «Ъ» от 8 августа 2013 года). В 2014 году в Уголовный кодекс была введена ст. 212.1, предусматривающая ответственность за неоднократное нарушение законодательства о митингах: от штрафа 1 млн руб. до лишения свободы сроком на пять лет. Первым по этой статье в декабре 2015 года был осужден оппозиционный активист Ильдар Дадин, он получил три года колонии.

Лев Пономарев полагает, что РФ выплатит компенсацию. «Вряд ли постановление будет обжаловано, это не такое важное дело, и речь идет не о миллиардах, как в деле ЮКОСа»,— говорит он. Другой вопрос, будут ли «системно решаться» проблемы с законодательством о митингах и его применением, сказал он. По его словам, «уже не один год» права участников массовых акций нарушаются еще на этапе задержания, а потом «суд сажает человека, опираясь исключительно на показания полиции». Юрист правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев считает, что постановление «с большой вероятностью будет обжаловано» РФ. Но вряд ли в Большой палате ЕСПЧ примут заявление к рассмотрению. «Россия хочет обжаловать все, с чем она не согласна, а компетенция Большой палаты — решать фундаментальные вопросы на континенте. Это не тот случай»,— полагает он. Похожие выводы и рекомендации содержались и в предыдущих решениях ЕСПЧ, говорит господин Коротеев. «Для того, чтобы исполнить решение, нужны другая полиция и другая судебная система»,— сказал «Ъ» юрист.

Наталья Корченкова, Анастасия Курилова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.