«Это не местная инициатива, а централизованное указание»

В обществе «Мемориал» рассказали о давлении на участников школьного конкурса. Учеников и учителей вызывают в ФСБ

Общество «Мемориал» уже 20 лет проводит конкурс «Человек в истории. Россия — XX век», в рамках которого школьники со всей страны проводят исторические исследования в своих регионах и поселках. С 2016 года организаторы конкурса начали сталкиваться с давлением — победителей обвиняли в «переписывании истории», забрасывали яйцами и обливали зеленкой. В 2019 году в «Мемориале» рассказали, что участников конкурса и их учителей начали вызывать на «профилактические беседы». Их проводят люди, представляющиеся сотрудниками местных департаментов образования, администрации или ФСБ — они требуют показать конкурсные работы и настоятельно рекомендуют прекратить взаимодействие с «Мемориалом». В самом обществе уверены, что дело не в их деятельности, а в попытке властей «удержать молодежь».

В правозащитном обществе «Мемориал» рассказали о давлении на нескольких участников конкурса «Человек в истории» — и на их учителей

Общество «Мемориал» проводит конкурс «Человек в истории» с 1999 года. За это время в конкурсе приняло участие больше 50 тысяч человек. Согласно информации на сайте, старшеклассники из 24 регионов России занимаются сохранением «не сконструированной, а настоящей» исторической памяти — ищут документы, которые открывают неизвестные факты в истории города или поселка, где они живут. Лучшие исследования публикуют в сборниках «Мемориала». С 2009 года среди лауреатов конкурса, поступивших на гуманитарные факультеты в высшие учебные заведения, ежегодно выбирается пять человек, которым Фонд Михаила Прохорова выплачивает стипендии.

24 апреля в московском театре «У Никитских ворот» прошла церемония награждения 43 победителей 2019 года. 4 июня, «Мемориал» заявило том, что на учителей, которые были научными руководителями победителей, оказывается давление: их вызывают для бесед с людьми, которые представляются сотрудниками местных департаментов образования, региональной администрации или ФСБ. Спрашивают, как они узнали о «Мемориале», требуют предоставить работы участников (в том числе предыдущих лет) и рекомендуют прекратить сотрудничество с обществом. По информации «Мемориала», иногда разговоры проводят и с лауреатами конкурса.

«Мы точно знаем, что пришли больше, чем к половине [участников], — сказала «Медузе» Ирина Щербакова, член правления международного «Мемориала» и руководитель конкурса «Человек в истории. Россия — XX век». — Учителям говорят, чтобы они никому ничего не рассказывали. Поэтому у нас не оставалось другого выхода, как сделать это публичным. Мы не стали устраивать пресс-конференцию, потому что у нас нет на руках фактов: к кому приходили, что говорили, кто и как. Но дело в том, что они не случайно приходят не к нам. Они приходят к учителям, самой беззащитной категории. Кто может кинуть в них камень, если они боятся? Боятся за школу, боятся рассказать обо всем публично. На это и расчет, что все испугаются и утихнут».

Учителя и ученики, участвовавшие в конкурсе, рассказали о вызовах в ФСБ и просьбах прислать работы в министерство образования

Девятиклассница Беата Горбачевская из Челябинска участвовала в конкурсе «Человек в истории» впервые — ее заинтересовала деятельность «Мемориала». Беата написала работу о челябинском педагоге и педологе Розе Караковской. «Ее история примечательна тем, что она старалась защитить людей в то время, как остальные были против них. Она защищала своего мужа, когда его обвиняли в контрреволюционной деятельности (он назвал Зиновьева и Каменева — «немножко революционерами»), не отказывалась от своих педологических идей, когда педологию признали «вредной лженаукой». Я разбирала, как именно она противостояла системе», — рассказала «Медузе» Горбачевская.

По ее словам, восьмого мая ей позвонили из школы и сказали, что «министерство» (какое именно, администрация школы не уточнила) потребовало прислать работу — хотя Горбачевская участвовала в конкурсе «Мемориала» не от школы, а от Дворца пионеров и школьников имени Н.К. Крупской. «Я отказалась это сделать [выслать работу]. Это моя интеллектуальная собственность, они не могут требовать ее им предоставить. После этого мне сказали в школе — то, что я зря отказалась, «они информацию все равно найдут»».

Предоставить конкурсную работу Министерству образования потребовали и у учителя из другого региона (она согласилась разговаривать с корреспондентом «Медузы» на условиях анонимности) — под ее руководством школьники не первый год становились лауреатами конкурса «Мемориала». «В школе мне сказали: «Претензии, видимо, не к вам лично», — рассказала «Медузе» педагог. — Никаких карающих последствий не было, я жду, не знаю, что будет завтра».

По словам учительницы, работы ее учеников нельзя назвать антипатриотичными. «Не знаю, как их оценивают люди, которые вообще не читают эти работы и никакого понятия о конкурсе не имеют, — заявила она. — Я только хочу, чтобы мои дети участвовали в конкурсе. Чтобы они видели другую сторону жизни, встречались с людьми другого уровня и воспитания, потому что мы в очень-очень глубинке живем».

Ученица Алины Георгиевны (имя изменено по ее просьбе) из гимназии небольшого регионального города написала работу о местном, но малоизвестном немецком кладбище. Алина Георгиевна рассказывает, что ее ученики участвуют в конкурсах «Мемориала» уже четыре или пять лет. Раньше учительнице все нравилось: «Мы брали темы, с которыми раньше [дети] не сталкивались — это заставляет размышлять, узнавать что-то новое. И потом, когда они [ученики] в Москве — совершенно другой уровень. Дети меняются на глазах. Вот я возила девочку из многодетной семьи: она была такая скромная, всего боялась. А на следующий год сама захотела поучаствовать, очень старалась и уже почувствовала себя более уверенно».

4 мая Алину Георгиевну вызвали в Управление образования для беседы с сотрудниками ФСБ. «Я предоставила работы и попросила не трогать девочку, они [сотрудники ФСБ] пошли мне навстречу. Рекомендовали не принимать участие в этом конкурсе, сказали: «Выберете другой». К работе у них никаких претензий не было, — рассказала «Медузе» учительница. — Прямого запрета [на участие] не было, но рекомендация была очень четкая. Девочка хочет — я сказала об этом. Потом они сказали позвонить прежде, чем принимать участие».

Андрей Емельянов, директор Департамента международного сотрудничества и связей с общественностью Министерства просвещения РФ сказал «Медузе», что «подобные инициативы» исходят не от министерства.

В «Мемориале» считают, что давление на учителей и участников конкурса исходит от властей

Осенью 2016 года «Международный Мемориал» попал в реестр НКО-«иноагентов». Организация пыталась через суд оспорить этот статус, но не смогла этого добиться. С тех пор «Мемориал» регулярно сталкивается с препятствиями в осуществлении своей деятельности.

Конкурс организации «Человек в истории» — не исключение. В апреле 2016 года на участников церемонии награждения, которая проходила в московском Доме кино, было совершено нападение — их закидали яйцами и облили зеленкой. В нападении заподозрили активистов прокремлевского «Национально-освободительного движения» (НОД), но руководство организации это опровергло.

В 2017 году в нескольких регионах России чиновники пытались запретить школам отправлять участников конкурса на церемонию награждения в Москву 26 апреля.

«В 2016 году мы получили ответ из Министерства образования, в котором говорилось, что они не имеют никакого отношения к давлению на конкурс и что школьники вправе в нем участвовать. Это письмо мы рассылали по школам, — говорит член правления «Мемориала» Ирина Щербакова. — Нельзя сказать, что нас оставили в покое в последующие годы. Так или иначе [члены прокремлевских организаций НОД и SERB] мешали учителям и школьникам приезжать на конференцию. Или вдруг зал, с которым был заключен контракт на полгода, в последнюю минуту отказывал нам в проведении церемонии награждения. Мы знали, что все время находимся под пристальным взглядом. В этом году эта атака усилилась и стала более организованной и целенаправленной».

В апреле 2019 года телеканал «Россия-24» выпустил критический сюжет о школьном конкурсе «Мемориала». Ведущий телеканала отметил, что конкурс проводится на «иностранные деньги» и выразил обеспокоенность тем, что школьников могут превратить в Николаев из Нового Уренгоя — «тех, что потом поедут в Берлин рассказывать о неоднозначности событий времен Великой отечественной и каяться за якобы преступления советских воинов». Приглашенные эксперты обвинили «Мемориал» в переписывании истории и порекомендовали родителям «категорически не допускать детей в столь сомнительные мероприятия.

В «Мемориале» считают, что синхронность визитов в школы и выход сюжета на «России 24» говорит о том, что это «не местная инициатива, а централизованное указание».

«Почему это происходит сейчас? Есть ощущение, что [у власти] нет с молодежью общего языка, что теряется связь. Вместо того, чтобы понятным образом с ней разговаривать, начинается давление: там не участвуй, тут не участвуй. Запрещают рок-фестивали, выступления рэперов. Думаю, это часть одной и той же кампании — судорожная попытка удержать молодежь, — считает Ирина Щербакова. — В нашем конкурсе классические исследования, почти всегда связанные с региональной историей, семейной памятью. Им [властям] все время кажется, как в 1930-е годы, что дух какой-то идет не тот. Дух свободного и разумного отношения к истории. Без истерики, без ложных призывов. То, что это исходит от независимой организации вызывает ужасное раздражение. От этого все наезды и преследования».

Кристина Сафонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *