ЕСПЧ расширил границы насилия

Россия выплатит компенсацию за психологическую травму дочери задержанного

12 ноября Европейский суд по правам человека впервые в своей практике признал причинение психологической травмы видом пытки. ЕСПЧ обязал Россию выплатить компенсацию девушке, которая в девять лет стала свидетелем избиения отца при задержании сотрудниками наркоконтроля и ФСБ. Правозащитники указывают, что это решение стало прецедентным не только для России: теперь правоохранительные органы стран—участников Совета Европы должны разработать протоколы проведения спецопераций, учитывающие возможность присутствия на месте задержания детей и случайных свидетелей. В полицейском профсоюзе “Ъ” рассказали, что в России подозреваемых специально задерживают на глазах у родственников, «чтобы побыстрее сломались и признались».

История, в которой разбирался ЕСПЧ, произошла весной 2008 года в Краснодарском крае. Сотрудник Апшеронского РОВД (имена в иске не называются) приехал в школу, чтобы забрать девятилетнюю дочь. Когда девочка уже сидела в машине, отца на ее глазах задержала группа сотрудников ФСБ и ФСКН (служба по борьбе с наркотиками, упразднена в 2016 году, полномочия переданы МВД). Заявители утверждают, что задержание было максимально жестким: люди в масках повалили мужчину на землю, били ногами.

Задержанного заковали в наручники и обвинили в продаже марихуаны. Испугавшись, девочка закричала; участники группы захвата приказали ей «закрыть рот и сесть в машину».

Отец попросил их отвезти девочку домой или в школу, но те отказались. Девочка почувствовала себя плохо и сбежала из машины, идти за ней сотрудники не стали. В итоге девочку, находившуюся в состоянии шока, нашли на улице родственники.

Позже девочка стала испытывать трудности с речью, у нее появилась дрожь в конечностях. Она начала бояться людей, ей стало тяжело учиться и заниматься в музыкальной школе. Врачи диагностировали неврологический синдром, неврозоподобный энурез и фиксацию на стрессовой ситуации. Семья обратилась в прокуратуру с жалобой на действия группы захвата, их показания подтвердил свидетель — работавший неподалеку от школы электрик. Сотрудники ФСКН заявили, что проводили задержание мирно, один из сотрудников ФСБ признал «необходимое и нечрезмерное» применение силы.

В итоге следователь прокуратуры четыре раза отказался возбуждать уголовное дело. В одном из отказов было указано, что причиной стресса стали «хорошо развитая фантазия и чувствительность» девочки, из-за которых она «неверно оценила действия» сотрудников.

Весной 2009 года семья девочки обратилась в ЕСПЧ, их интересы представляли юристы «Комитета против пыток». 12 ноября судьи вынесли постановление в интересах заявительницы. Суд посчитал доказанным факт избиения отца на глазах у маленькой девочки и признал это нарушением статьи Европейской конвенции, гарантирующей запрет пыток и жестокого обращения. ЕСПЧ обязал РФ выплатить €25 тыс. в качестве компенсации.

«К девочке не применяли физического насилия, но посттравматическое стрессовое расстройство является тяжким вредом здоровью,— рассказала “Ъ” руководитель отдела международно-правовой защиты «Комитета против пыток» Ольга Садовская.— Девушке сейчас 20 лет, ей до сих пор приходится обращаться за психолого-психиатрической поддержкой». Она считает, что сотрудники группы захвата, планировавшие задержание на выходе из школы, обязаны были тщательно подготовить операцию, чтобы исключить возможность психологической травмы детей. «По результатам этого дела нам удалось зафиксировать: даже смотреть на пытку близкого тебе человека — тоже пытка. Как минимум насилие,— сказала она.— Это решение важно не только для России, но и для других стран Совета Европы. Теперь правоохранительные органы должны разработать протокол проведения спецопераций, исключающий применение насилия и к тому, кого задерживают, и к случайным свидетелям».

Председатель межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии Михаил Пашкин заявил “Ъ”, что у российских правоохранительных органов нет особых инструкций по проведению задержаний в присутствии детей.

Более того, жесткое задержание на глазах у родных зачастую является сознательно выбранной тактикой. «К сожалению, это специально делается в целях устрашения,— признал господин Пашкин.— Когда при жене, при ребенке грубо задерживают, человек может сломаться и сразу напишет все, что скажут. В нормальном обществе, конечно, такого быть не должно».

Отметим, что дело против отца девочки было прекращено еще в 2009 году. Следствие пришло к выводу, что доказательства были получены незаконным путем — в частности, один из свидетелей обвинения признался, что оговорил полицейского по требованию сотрудников ФСКН.

“Ъ” подал письменный запрос о комментарии в пресс-службу ГУ МВД РФ по Краснодарскому краю. При этом дежурный сотрудник пресс-службы управления пояснил “Ъ”, что ситуация «не имеет отношения к полиции», так как события относятся к 2008 году и в них участвовали сотрудники упраздненного ФСКН. Собеседник “Ъ” не уточнил, имеются ли в МВД должностные инструкции по поводу защиты прав несовершеннолетних при оперативных и следственных действиях в отношении их близких.

Александр Черных; Анна Перова, Краснодар

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *