ЕСПЧ коммуницировал дело о реабилитации нацизма

Правительство РФ должно объяснить наказание слесаря за репост об исторических фактах

Как стало известно “Ъ”, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал жалобу автослесаря из Перми Владимира Лузгина, впервые в РФ осужденного в 2016 году за реабилитацию нацизма из-за репоста на странице «ВКонтакте» статьи о бандеровцах. Суды РФ приравняли к отрицанию приговора Нюрнбергского трибунала утверждение о фактах Второй мировой войны, которые им не рассматривались. Правительству РФ придется ответить на вопросы ЕСПЧ, содержал ли текст в блоге призывы к насилию, чем было оправдано вмешательство государства в свободу слова и предсказуемо ли в таких случаях уголовное наказание.

Вопросы страсбургских судей вызвал обвинительный приговор Владимиру Лузгину за репост текста статьи «15 фактов о бандеровцах, или О чем молчит Кремль», «относящегося к авторскому восприятию истории украинской повстанческой армии», сообщается на сайте ЕСПЧ. Правительству РФ предложено сообщить, соответствует ли ст. 354.1 Уголовного кодекса (УК) РФ (реабилитация нацизма) требованиям предсказуемости к закону, установленным ст. 7 Конвенции по защите прав человека (запрет наказания без закона) и чем было оправдано вмешательство государства в свободу слова, гарантированную ст. 10 конвенции. Мог ли инкриминированный господину Лузгину текст «рассматриваться как прямой или косвенный призыв заявителя к насилию или как оправдание насилия, ненависти или нетерпимости», а также «прямо или косвенно привести к любым вредным последствиям», интересуется ЕСПЧ.

Напомним, автослесарь из Перми оказался первым осужденным по введенной перед Днем Победы в 2014 году ст. 354.1 УК РФ за отрицание приговора Нюрнбергского трибунала и роли СССР во Второй мировой войне. Его оштрафовали на 200 тыс. руб. за «отрицание фактов, установленных международным военным трибуналом в Нюрнберге, и распространение заведомо ложной информации о действиях СССР во время Второй мировой войны», хотя спорный репост за два года посмотрели всего 20 человек, в том числе сотрудник правоохранительных органов. Уголовно наказуемыми признаны утверждение о факте совместного нападения СССР и Германии на Польшу 1 сентября 1939 года и о развязывании этими государствами Второй мировой войны, а также сделанный в статье вывод о «сотрудничестве коммунизма и нацизма».

Жалоба, поступившая в ЕСПЧ весной текущего года (см. “Ъ” от 3 марта), коммуницирована в кратчайшие сроки. В ней говорится о нарушении ст. 7 Конвенции по защите прав человека, гарантирующей «наказание исключительно на основании закона». Истец полагает, что ст. 354.1 УК РФ не хватает предсказуемости, поскольку она применяется не только к утверждению фактов, но и к мнениям и оценочным суждениям, без четких критериев для признания информации ложной. В деле «обывателя, не являющегося профессиональным историком» к «отрицанию фактов», установленных в Нюрнберге, суды не только приравняли утверждение о фактах Второй мировой войны, которые трибунал вообще не устанавливал, но и сочли их наличие отрицанием преступлений нацистов, настаивают в представляющем заявителя правозащитном центре «Мемориал». Нарушила Россия, по мнению истца, и ст. 10 конвенции, защищающую свободу выражения мнений. В жалобе говорится, что господин Лузгин не отрицал преступлений нацистов против человечности и не призывал к насилию и ненависти, к тому же он не является публичной персоной и распространял инкриминированный ему пост в соцсети для узкого круга пользователей.

В Минюсте не смогли оперативно прокомментировать “Ъ” позицию по этому делу. «Властям России придется объясниться не только за нарушение свободы слова, но и за сами формулировки ст. 354.1 УК»,— отметил важность процедуры коммуникации юридический директор «Мемориала» Кирилл Коротеев. Он напомнил: спорные нормы были расплывчаты с самого начала, а решение Верховного суда (ВС) по делу Владимира Лузгина ухудшило ситуацию. «ВС расширил уголовный запрет так, что утверждать что-либо, не упомянутое в приговоре Нюрнбергского трибунала — например, пакт Молотова—Риббентропа и Катынь, является преступлением, даже если суждения исторически точны. Cкорейшее осуждение этой практики будет только на пользу всему российскому обществу и историкам в частности»,— считает правозащитник.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *