Эпоха 14+

Колумнист «Сноба» читает свежую статью Суркова и делится сильными чувствами, возникшими при ознакомлении с текстом президентского помощника

14-й год нашего века памятен, понимаете ли, важными и очень важными свершениями, о которых всем известно и все сказано. Но важнейшее из тогдашних событий только теперь открывается нам, и медленная, глубинная новость о нем теперь только достигает наших ушей… С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто (двести? триста?) лет геополитического одиночества.

А с другой стороны, российский рубль упал по отношению к евро и доллару на фоне падения фондового рынка России — акции компаний в течение дня падали на 60 процентов. Акции и российская национальная валюта начали падать из-за санкций США, которые ввели в минувшую пятницу, 6 апреля.

Эти цитаты хорошо смотрятся рядом, взаимно дополняя друг друга и обогащая. Выписка из очередной статьи Владислава Суркова и текст новостной сводки. Эссе бывшего первого замглавы президентской администрации можно воспринимать как чистую лирику, типа романтического нытья у камина, а сообщение из мира цифр — в качестве комментария, который хочется назвать исчерпывающим, да иначе и не назовешь. Дескать, вот вам смазливая песенка о надеждах и упованьях, а вот — жестокая правда жизни. Вон чего бывает, когда осуществляются мечты.

Если из довольно краткого, но очень водянистого сурковского сочинения убрать лишнее, то суть обнажится простая. Владислав Юрьевич воспевает нашу осажденную крепость

Особый смысл лирической вещице и сухому комментарию к ней придает еще тот факт, что опубликованы они были одновременно. То есть понятно, что автор «Одиночества полукровки» долго вынашивал свое творение, потом писал, после, неделю назад, печатал на «Ленте», затем почему-то убирал его оттуда и переносил на сайт журнала «Россия в глобальной политике». Однако до широкого читателя все это дошло только вчера, вместе с новостями про рубль и про Дерипаску, и о том, как «инвесторы распродают российские активы… избавляясь буквально от всего». Отсюда и эффект.

Если из довольно краткого, но очень водянистого сурковского сочинения убрать лишнее, то суть обнажится простая. Владислав Юрьевич воспевает нашу осажденную крепость. Уличая «пролетариев информационной индустрии» в верхоглядстве, он чутко вслушивается в насмешливое молчание судьбы и, понабравшись тайных знаний, доносит до нас правду во всем ее поэтическом великолепии. Помощник президента извещает нас о завершении эпического путешествия России на Запад, прекращении многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с «хорошей семьей» европейских народов. С Азией, прибавляет автор, тоже не срастется. Оттого Родина обречена стать даже не «третьей цивилизацией», но некой западно-восточной страной-полукровкой. Нагнетая эстетику, Сурков поднимается здесь до байронических высот, прозревая Россию, которая, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока.

Ну и ближе к финалу он задумывается о будущем этой западно-восточной чаровницы, перебирая разные варианты. Там и «прозябание» упоминается вскользь, но и неизбежный Гоголь с его чичиковской птицей-тройкой ветер пьет, туман глотает, символизируя ушедшую в отрыв альфа-нацию, перед которой «постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства». Кем станем на этом пути — тварью дрожащей или альфа-нацией? От нас зависит, веско произносит Сурков, и это ключевая фраза в тексте изобретателя «суверенной демократии». Заметно, что он, один из творцов внутренней и внешней политики путинской РФ, твердо верит в альфа-нацию, возглавляемую безупречно одиноким и победоносным альфа-самцом.

Лорда Байрона в своем партнере Владимире Владимировиче Тереза Мэй не разглядит, при всей его несомненной красоте и неслыханном одиночестве

Увы, новостные сводки, хотя их и пишут явно легкомысленные люди, со всей убедительностью доказывают, что слишком уж постораниваться никто не будет. Уклоняться от столкновения до поры до времени — да. Бояться, презирать, ненавидеть — вне всякого сомнения. Однако лорда Байрона в своем партнере Владимире Владимировиче Тереза Мэй не разглядит, при всей его несомненной красоте и неслыханном одиночестве. Профессора Мориарти — хоть каждый день, в крайнем случае Раскольникова с топором, который уже примерещился Борису Джонсону, но в этих героях мало обаяния при избытке злодейства.

О Трампе, который книжек не читает, уж и не говорю. Он тупо вводит санкции, больше думая о грозящем ему импичменте, нежели о тонкостях обращения с альфа-нацией. А санкции — это вовсе не свидетельство особого пути России с ее, как выражается Сурков, блуждающей идентичностью человека, рожденного в смешанном браке. Санкции — это позор.

В итоге вести с полей геополитического противостояния и с фондовых рынков носят иллюстративный характер по отношению к статье, которой одарил нас плодовитый политик, а параллельно в его тексте, помимо воли автора, открываются и другие бездны. Выясняется, что всерьез следует размышлять не о «свершениях» в связи с крымской авантюрой, одним из участников которой был Владислав Юрьевич, но о полноценной трагедии 2014 года. О медленном и неуклонном одичании большой страны, начавшемся давно, не позже осени 1999-го, но резко ускорившемся после того, как полуостров приплыл в родную гавань. О трагедии, которая достигла мирового масштаба, и в разборках вокруг Сирии уже без труда просматривается тень Третьей мировой войны. О том, что разрыв с Европой и европейскими ценностями обернулся для нас самой гнусной азиатчиной, а политика изоляционизма единственно верным путем ведет к экономической катастрофе.

Другое дело, если бы начальство, реально увлекшись романтическими мыслями об уединении, занялось бы внутренними вопросами и решением неотложных социальных проблем. Ну хоть мусор научились бы уничтожать так, чтобы целые города не корячились от вони. Тогда и времени не оставалось бы для того, чтобы мучиться геополитическими комплексами и прихватывать чужие земли, как будто на своих еле умещаемся. Но это была бы какая-то другая Россия, в которой у помощника президента нашлись бы другие занятия вместо сочинения в свободное время гимнов изоляционизму. Впрочем, сегодня эти гимны слушать полезно. Они звучат весьма впечатляюще, когда накладываешь их на хронику текущих событий и осознаешь происходящее во всей его полноте.

Илья Мильштейн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *