Электоральная боеготовность России

За время прошедших в 2011 году последних выборов в Госдуму РФ Центральная избирательная комиссия РФ вместе со многими причастными ведомствами и организациями провела большую работу по устранению шероховатостей российского избирательного права, строгого соблюдения гарантированных Конституцией России избирательных прав граждан и совершенствования технологий тайного голосования.

В частности, был осуществлен возврат к смешанной системе формирования депутатского корпуса Государственной Думы нашей страны. Теперь 50% депутатов будут избираться по партийным спискам (пропорциональная избирательная система), а 50% — по одномандатным округам (мажоритарная избирательная система). Такой механизм формирования депутатского состава во-первых, устраняет незаконный избирательный ценз в виде обязательного членства кандидата в депутаты в одной из партий, допущенной к процессу голосования, или обязательного одобрения «съездом» партии включения беспартийного гражданина в список партийных кандидатов. А во-вторых, приводит избирательную систему России в соответствие с пунктом 2 статьи 19 Конституции РФ, который гласит: «Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признаку социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности«.

Кроме того, в процессе подготовки к предстоящим 18 сентября 2016 года выборам с участием Президента РФ, Совета Федерации и Госдумы была осуществлена ротация членов Центральной избирательной комиссии. Был избран новый председатель ЦИК РФ.
Была создана система финансового контроля за теневыми доходами кандидатов, которая с помощью ГАС «Выборы» и с участием Росфинмониторинга, позволяет контролировать их избирательные фонды и наличие российских, зарубежных счетов и недвижимости.

Для максимальной прозрачности избирательного процесса принято решение размещать данные ГАС «Выборы» в сети Интернет.
В некоторых регионах на многих участковых избирательных комиссиях размещены WEB-камеры, с помощью которых избиратели могут наблюдать процедуру голосования в реальном времени.

Принят закон, запрещающий приглашать на дебаты известных и популярных людей вместо самих кандидатов или руководителей политических партий. Кандидат или руководитель партии теперь не спрячется за спиной известных политиков, артистов и спортсменов. Телезритель-избиратель может сам оценить интеллект и осведомленность во внутренней и внешней политике того или иного кандидата в депутаты.

Внесены поправки, которые предусматривают обязательную аккредитацию для журналистов, работающих на избирательных участках. Получить аккредитацию имеет право журналист, проработавший в СМИ по трудовому договору не менее двух месяцев.
Также законом уточнены основания для отстранения членов участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса от участия в ее работе, удаление из помещения для голосования наблюдателей и иных лиц, мешающих проведению голосования и установлению результатов выборов.

Этот далеко не полный список изменений российского электорального законодательства наглядно свидетельствует, что старый и обновленный составы ЦИК РФ и курирующие его работу органы и причастные ведомства и организации проделали большую работу по совершенствованию избирательного права и технологий тайного голосования при подготовке к избирательной кампании 2016 года.

На основании этой проделанной работы руководители ЦИК РФ и курирующие её работу лица доложили президенту России Путину В.В., что российская электоральная система готова к «избирательным боям».

Поверив этим заявлениям-заверениям наш уважаемый Президент 17 июня 2016 года подписал указ о проведении очередных, но досрочных выборов депутатов Государственной Думы нового созыва.

Президент поверил этим заявлениям, несмотря на то, что как человек разумный и опытный политик должен был знать, что российское чиновничество при докладах руководству всегда опирается на следующий принцип: «правда, одна только правда, ничего кроме правды, горькая, но правда, но не вся правда». И как это часто случается в России, президента в очередной раз обманули, ему просто не сказали всей правды, о том, что применяемые на выборах российские технологии тайного голосования не соответствуют Конституции РФ, базовым федеральным электоральным законам и международным обязательствам России в области избирательного права, избирательных систем и технологий тайного голосования.

Фактически в тексты базовых федеральных электоральных законов включены операционно-технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование, и легко нарушать анонимность голосования. Поэтому, процедура и используемые технологии голосования являются нелегитимными и юридически некорректными, а установленные с их помощью итоги предстоящих 18 сентября 2016 года выборов являются ничтожными. Именно об этом пойдет речь в данной статье. Но сначала несколько фраз о необходимости досрочных выборов в Госдуму, о переносе даты голосования с декабря 2016 года на сентябрь 2016 года.

Как всегда, неожиданно, подошел к концу срок полномочий депутатов Государственной Думы РФ Х созыва. Объявлено, что выборы депутатов Госдумы нового созыва пройдут досрочно 18 сентября 2016 года. При этом страна так и не услышала, какие-либо вразумительные объяснения о необходимости переноса этих выборов с декабря на сентябрь. Хотя Конституционный суд РФ своим решением от 29 июня 2016 года и подтвердил возможность переноса выборов в Госдуму РФ с декабря 2016 года на 18 сентября, но так и не объяснил для чего почти в течение 3 месяцев вновь избранным депутатам и депутатам прошлого созыва одновременно будут платить заработную плату, оплачивать наем служебного жилья и т.д. Это нецелевое расходование бюджетных финансовых средств будет проходить на фоне жесточайшего экономического кризиса в стране, когда по заверениям ответственных, а скорее безответственных чиновников в казне нет средств на проведение операций онкологическим, кардиологическим и другим хроническим больным, нет средств на закупку жизненно необходимых лекарств детям, инвалидам и пенсионерам.

Никаких объяснений по этому поводу избиратели не услышали, кроме циничных высказываний, что к декабрю месяцу этого года государственная казна будет пуста, и поэтому для проведения выборов придется, что-то продавать. Зато минусы этого «стратегического маневра» очевидны и предсказуемы.

В России лето и начало осени — это пора уборки урожая, сева озимых. Это лучшее время для качественного гражданского и промышленного строительства, прокладки новых и ремонта старых транспортных магистралей, проведения ремонта жилищного фонда и отопительно-инженерных сооружений (водопроводы, газопроводы, электрические сети, тепловые сети, канализация и т.п.). Поскольку финансовые средства на все эти вышеперечисленные процедуры уйдут на выборы, то велика вероятность того, что будет не убран урожай или будет убран с большими потерями. Работники коммунального хозяйства не успеют провести текущий и капитальный ремонт жилого сектора. Учитывая, что, на большей части территории России, в сентябре-октябре уже летят «белые мухи» и по ночам температура опускается ниже нуля градусов то же самое можно сказать про строительство и ремонт транспортных и энергетических магистралей. Также под угрозой срыва находится северный завоз. Досрочное проведение выборов в Госдуму РФ вносит хаос и неразбериху в работу финансово-экономической системы страны и больно ударит по интересам многих жителей России, особенно в отдаленных регионах. Хотя по сообщениям печатных и электронных СМИ в некоторых регионах России к выборам был проведен быстрый и качественный ремонт дорог и тротуаров, а кое-где даже красили траву и асфальт.

А теперь перейдем ко второй части статьи, а именно к законности и легитимности предстоящих 18 сентября 2016 года досрочных выборов в Госдуму РФ.

Как уже отмечалось ранее, в преддверии общероссийских избирательных кампаний 2016-2018 годов опять спешно корректировалось, и корректируется и еще будет корректироваться электоральное законодательство страны. Как обычно, инновации в области избирательного процесса проводятся под девизом дальнейшей демократизации института выборов и устранения выявленных в последние годы недостатков выборных процедур в России. Однако, как и прежде, спешно скорректированное и келейно принятое базовое избирательное законодательство, грешит отсутствием слаженности и системного взаимодействия, следствием чего является его полная беспомощность при столкновении с реальной электоральной жизнью российского общества. По существу, в российской избирательной системе, в этом важнейшем разделе конституционного права царит настоящая правовая вакханалия. Но особенно катастрофическое и опасное положение сложилось в области российских технологий тайного голосования. По сути дела в России сейчас невозможно провести ни одни выборы в органы федеральной, региональной или муниципальной власти без нарушения Конституции РФ, базовых федеральных электоральных законов и международных обязательств России в области избирательных систем, и самое главное, без массового нарушения избирательных прав граждан. Это в свою очередь во весь рост ставит вопрос о легитимности всей вертикали российской власти, формируемой с помощью таких выборов и таких технологий тайного голосования. Чтобы эти утверждения не были голословными, приведем ряд конкретных примеров. Вначале проанализируем применяемые на российских выборах не автоматизированные технологии тайного голосования (использующие заполняемый избирателем бумажный бюллетень, их сортировку и «ручной» подсчет бюллетеней-голосов) с точки зрения их соответствия Конституции РФ, базовым федеральным электоральным законам и международным обязательствам России в области избирательных систем. Кроме Конституции РФ, это прежде всего, Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», ФЗ N51-ФЗ от 18 мая 2005 года (вступил в силу 7 декабря 2006 года) и Федеральный Закон » Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» ФЗ N67-ФЗ с изменениями 2005 года, также федеральный закон «О выборах президента Российской Федерации» N19-ФЗ с изменениями и дополнениями.

Неавтоматизированные базовые технологии тайного голосования (использующие заполняемый избирателем бумажный бюллетень, их сортировку и ручной подсчет бюллетеней) опираются на так называемый принцип «секретного австралийского бюллетеня». Он называется так потому, что впервые эта технология была использована в 1858 году на выборах в штате Виктория, Австралия.
Более подробно о принципах австралийского бюллетеня можно прочитать в статье автора: «Борис Макаров: Электоральный опиум для народа».

С небольшими модификациями эта электоральная процедура дожила до наших дней и используется во многих странах мира либо как основная и единственная технология голосования, либо как дублирующая (резервная) технология, например, в случае выхода из строя машин для голосования. Эта старинная «ручная» технология тайного голосования является на сегодняшний день единственной удовлетворяющей всем требованиям избирательного права и криптографической стойкости, предъявляемым к подобного рода электоральным системам, но только в том случае, если избирательная комиссия состоит из кристально честных людей, которые ставят свою честь и доброе имя выше, чем собственную жизнь и благополучие своё и своей семьи. К сожалению, как показывает история российских электоральных кампаний, задача сформировать все избирательные комиссии, состоящие из кристально честных людей, практически не реализуема.

Как показывает анализ, изложенная в этих законах процедура голосования является абсолютно не легитимной с точки зрения российского конституционного и избирательного права. Чтобы убедиться в этом, достаточно внимательно прочитать тексты российских базовых федеральных электоральных законов.

Преамбула федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации гласит: » Демократические, свободные и периодические выборы в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также референдум являются высшим непосредственным выражением принадлежащей народу власти. Государством гарантируется свободное волеизъявление граждан Российской Федерации на выборах и референдуме, защита демократических принципов и норм избирательного права и права на участие в референдуме». Статья 3 этого закона перечисляет принципы проведения в РФ выборов и референдума. В частности, утверждается, что: Гражданин РФ участвует в выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании;
Участие в выборах является свободным и добровольным. Никто не в праве оказать воздействие на избирателя с целью принудить его к участию или неучастию в выборах, а также на его свободное волеизъявление.
Далее в статье 7 говорится: Голосование на выборах является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина.

А теперь посмотрим, в какой мере эти продекларированные права и принципы избирательного права соблюдаются при практической реализации тайного голосования на избирательных участках нашей Родины.

Начнем с прямого избирательного права. Этот принцип означает, что избиратель голосует непосредственно за того или иного кандидата, или за вопрос, вынесенный на голосование. Прямое избирательное право может быть реализовано только при условии проведения прямых выборов. В действительности используемые в России процедуры тайного голосования позволяют проводить не прямые, а «псевдопрямые» выборы. На практике, голосуя, избиратель опускает бюллетень в ящик (урну) для сбора и временного хранения бюллетеней непосредственно за того или иного кандидата. Но в процесс установления итогов выборов включена избирательная (счетная) комиссия или машина (автомат) для тайного голосования. При использовании такой процедуры голосования российский избиратель лишен права контролировать правильность учета выбранного им конкретного варианта голосования при подведении итогов выборов. Это право в соответствии с российским избирательным законодательством избиратель делегирует избирательным комиссиям различного уровня (от участковой избирательной комиссии до Центральной Избирательной Комиссии). Такое положение противоречит статье 3 Конституции Российской Федерации, которая торжественно провозглашает: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». В действительности в России единственным источником власти фактически является «его величество российский чиновник».

Устранить этот фундаментальный недостаток любых российских выборов можно с помощью нового поколения юридически значимых, социально безопасных, прозрачных технологий тайного голосования избирательными бюллетенями с ретроспективным контролем. Эти технологии предоставляют каждому избирателю право и техническую возможность при желании самостоятельно и конфиденциально проверить результат учета его «голоса» при установлении общих итогов голосования. Родиной этого нового поколения технологий тайного голосовая является Россия. Они защищены 13 патентами РФ. Один из возможных вариантов этих технологий тайного голосования используется на выборах в Республике Казахстан. Более подробно с этими технологиями можно ознакомиться в статье автора «Борис Макаров: Электоральный опиум для народа».. Сейчас российскому избирателю вопреки требованиям статьи 3 конституции РФ предоставлено только усеченное (ограниченное) активное избирательное право. То есть он может выбрать вариант голосования, сделав соответствующую отметку в бумажном или электронном бюллетене и «опустить» бюллетень в ящик для сбора и хранения бюллетеней-голосов, но лишен права осуществлять контроль, за тем, правильно ли учтен его бюллетень при подведении общих итогов голосования. Разработанные в России прозрачные технологии тайного голосования, предоставляют каждому избирателю полное активное избирательное право и техническую возможность самому следить за правильностью учета его «голоса» при публикации окончательных итогов голосования.

Посмотрим теперь, являются ли выборы свободными и добровольными. Не может ли кто-то осуществлять контроль за волеизъявлением избирателей. Свободное «волеизъявление» означает, что никто не может прямо или косвенно оказывать какое-либо давление на избирателя. Тем не менее, в России появился новый способ давления на избирателя, с помощью которого его заставляют проголосовать за того или иного кандидата. Этот способ появился из-за расплывчатой формулировки в статье 64 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав ……..», пункт 7 которой гласит: » Голосование проводится путем нанесения избирателем ………в избирательном бюллетене любого знака в квадрате (квадратах), относящимся (относящихся) к кандидату (кандидатам) или списку кандидатов, в пользу которого (которых) сделан выбор …….». Аналогичная запись содержится в статье 75, пункт 8 федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации» и статье 69, пункт 8 федерального закона «О выборах президента Российской Федерации» и в соответствующих статьях других электоральных законов страны и регионов.

Такая расплывчатая формулировка «любой знак», то есть отсутствие конкретизации о форме и способе документирования выбранного избирателем варианта голосования сделало возможным в России способ голосования, который можно назвать «директивным или подконтрольным голосованием«. Родиной этой инновации в избирательном процессе считается одна из российских республик Северного Кавказа. Этот метод «давления» на избирателей получил широкое распространение во многих регионах страны, особенно там, где велик так называемый «административный ресурс». Именно его широкое использование дает возможность получать 90% результаты голосования в пользу кандидатов и партий, поддерживаемых федеральной, региональной властью или местными олигархами.

Суть способа состоит в следующем. До начала выборов представители местной администрации или «общественных организаций» совершают обход всех домов и квартир на территории избирательного участка и предлагают всем проживающим в этом доме или квартире проголосовать за кандидата «А» или за партию «Б». А в качестве знака, внесенного (поданного голоса) за указанного кандидата или партию вписать конкретную букву, цифру или иной знак. Далее следует прозрачный намек: если после вскрытия урны для голосования обнаружится, что количество бюллетеней с «рекомендованными, правильными» вариантами голосования окажется меньше, чем число избирателей в вашей квартире (доме), то отключим газ и воду, а у вас и ваших детей могут быть неприятности, например, уволят с работы и т.д. Как правило, такую «агитацию» среди избирателей проводят работники ЖЭКов и ДЭЗов, участковые полицейские, работники системы социального обеспечения, нанятые волонтёры-общественники и т.д. Они адресно посещают граждан, имеющих задолженность по квартплате, получающих жилищные субсидии, нелегально сдающих жилищную площадь, одиноких стариков, хронических больных, нуждающихся в уходе и дорогих медикаментах и т.п. По сути этой категории избирателей предлагают выборы без выбора. Или проголосовать за угодного кому-то кандидата, или выселение из квартиры за неуплату, лишение жилищных или иных субсидий, возбуждение уголовного дела за незаконное занятие коммерческой деятельностью и так далее. В терминах уголовного права эти действия квалифицируются как шантаж избирателя. Такое формально «свободное» голосование по существу является издевательством над принципами демократии. Можно ли такие выборы называть «свободными и тайными»? Центральная Избирательная Комиссия РФ, Государственная Дума, Совет Федерации РФ прекрасно осведомлены об использовании таких инноваций, но никаких мер по пресечению этого безобразия не принимают. Поможет ли пресечь эти безобразия закупка на миллиарды рублей и установка на избирательных участках веб- камер? Ответ очевиден — НЕТ. Абсолютно не помогает и присутствие на избирательных участках отечественных и иностранных наблюдателей.

Для решения этой проблемы можно, как в ряде зарубежных стран, законодательно ограничить виды отметок, которыми избиратель может зафиксировать в бюллетень свой выбранный вариант голосования. Так, избирательное законодательство ряда штатов США требует, чтобы избиратель для отметки выбранного варианта голосования использовал только либо крестик, либо галочку. Причем эта отметка не должна выходить за рамки прямоугольника напротив фамилии кандидата или вопроса голосования, или напротив варианта — «против всех кандидатов». Можно также при голосовании использовать принцип «ненужное зачеркнуть». Такой способ фиксации в бюллетене выбранного варианта голосования известен уже более ста лет и до 12 декабря 1993 года он использовался и на выборах в СССР и России. Имеются и другие процедуры и технологические операции, устраняющие этот дефект.

Повторим еще раз: отсутствие в российских базовых электоральных законах требований о конкретизации и о форме и способе документального закрепления выбранного избирателем варианта голосования — это своеобразные операционно- технологические закладки, позволяющие оказывать давление на определенные группы избирателей в пользу конкретного кандидата или вопроса, вынесенного на голосование. Попутно отметим, что в этой проблеме Россия не одинока, подобная закладка имеется в тексте избирательного законодательства Украины. Смотрите статью автора: «Украина: выборы без выбора».

Избирательные законы России также не уточняют, чем должен быть нанесен «любой знак» в избирательный бюллетень. Он может быть нанесен карандашом (простым или цветным), ручкой, фломастером с чернилами различного цвета. Он может быть проколот шилом, ножом, отверткой, электродрелью, компостером и т.д. Наконец этот знак может быть нанесен с помощью отпечатка пальца или кончика носа, предварительно покрытых красящим веществом. На некоторых избирательных участках избирателям предлагают для выбора варианта голосования воспользоваться ручками с исчезающими через некоторое время чернилами, в результате чего после вскрытия урн из них извлекают пачки чистых бюллетеней, которые избирательная комиссия может повторно заполнить по своему «вкусу». Поэтому, направляясь на избирательный участок, гражданин обязательно должен захватить свою ручку.

Теперь рассмотрим, обеспечивается ли анонимность (конфиденциальность) голосования избирателя. Статья 7 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав ……» декларирует: «Голосование на выборах является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением избирателя». Но, тем не менее, такой контроль может быть обеспечен в полном соответствии с пунктом 16 статьи 63 федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав …….». Этот пункт гласит: «На лицевой стороне всех бюллетеней, полученных участковой комиссией, в правом верхнем углу ставятся подписи двух членов участковой комиссии, которые заверяются печатью участковой комиссии». (Аналогичная запись содержится в пункте 12 статьи 67 федерального закона «О выборах президента РФ» и в пункте 17 статьи 73 федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы ….».)

Появление такой законодательной нормы было мерой защиты от вала фальшивых бюллетеней. Но этот способ защиты позволяет проводить скрытое кодирование бюллетеней, которое может осуществляться с помощью:
a) Изменения персонального состава членов избирательной комиссии, ставящих свои подписи на бюллетень;
b) Изменения порядка следования двух подписей (в строке или в столбце);
с) Изменения наклона подписей (вверх или вниз);
d) Изменения характера подписи (пропуская в подписи одну или несколько букв и т.д.);
e) Изменения места расположения и ориентацию оттиска печати и т.д.
Такая простая операция позволяет, во-первых, скрытно закодировать тысячи бюллетеней, а во-вторых, при желании осуществлять контроль за волеизъявлением каждого избирателя, контролируя выбранный им вариант голосования. В самом простейшем случае избирательные бюллетени могут быть дополнительно пронумерованы невидимыми «симпатическими» чернилами, сложены в стопку по порядку номеров и выданы избирателю после регистрации с отметкой в отдельном списке: кому какой номер бюллетеня выдан.

Аналогично, скрытое кодирование можно осуществить, наклеивая на лицевой или оборотной стороне бюллетеня марку со специальной голографической защитой. Наклеивая марку в определенной области листа, можно скрытно закодировать все бюллетени, и затем также разложить их стопкой и отмечать, кому какой бюллетень был выдан.

Поэтому процесс голосования такими «краплеными» бюллетенями, допускающий такие процедуры их скрытого кодирования, не может считаться свободным и тайным. Таким образом, (повторим еще раз) используемые на российских выборах базовые неавтоматизированные технологии тайного голосования (опирающиеся на бумажный бюллетень и «ручной подсчет бюллетеней-голосов») обладают следующими принципиальными недостатками:
1. Выборы, проводимые в России с их использованием, фактически являются не прямыми, а псевдопрямыми, так как, избирателю не предоставлена техническая возможность следить за тем, как учитывается выбранный им вариант голосования при подведении итогов выборов по участковой избирательной комиссии. Фактически российскому избирателю предоставлено только ограниченное (усеченное) активное избирательное право, так как итоги голосования, без какого-либо участия и контроля со стороны избирателя подводят члены избирательных комиссий. Это обстоятельство создает условия для всевозможных потенциальных и реальных злоупотреблений со стороны избирательных комиссий различного уровня, прежде всего, участковых.
2. Не соблюдается конфиденциальность (тайна голосования), так как избирательная комиссия имеет возможность скрытно закодировать избирательные бюллетени.
3. Голосование не является свободным, так как вместо унифицированного знака в квадрате напротив выбранного варианта голосования законодательство позволяет ставить любой знак. По сути, на любых российских выборах может использоваться не свободное, а подконтрольное голосование.

Имея доступ к таким скрытно закодированным бюллетеням и к соответствующей сопутствующей выборам избирательной документации, на основе выбранных избирателями вариантов голосования можно создавать закрытые базы данных о электоральных предпочтениях граждан и на их основе поделить весь электорат на «правильных» (заслуживающих доверия) и «неправильных» (неблагонадежных). И в нужный момент незаметно вносить коррективы в жизнь и судьбу «неправильных» граждан. Например, при приеме на работу, повышении по службе, предоставлении кредита, наложения штрафов и взысканий, вынесения судебных приговоров и т.д. Причем, в нарушении закона о защите персональных данных такие электоральные сведения могут собирать и хранить не только правоохранительные ведомства, но отдельные представители региональных и муниципальных властей и даже частные фирмы для обслуживания отдельных небедных заказчиков.

Заметим, что вышеуказанные недостатки российской официально-государственной версии неавтоматизированной технологии тайного голосования во многом являются результатом невежественной «модернизации» общепринятой в цивилизованном мире этой базовой неавтоматизированной технологии.

Даже такой беглый анализ российских технологий тайного голосования на соответствие Конституции РФ, федеральным базовым избирательным законам и международным обязательствам страны в области избирательных систем, позволяет сделать вывод, что Конституция России провозглашает одни принципы организации избирательного права, а фактически «классическая» базовая технология тайного голосования реализуют совершенно другие принципы. В России проводятся не прямые, а «псевдопрямые» выборы, не обеспечивается анонимность (конфиденциальность) голосования, оно не является свободным. По сути, на всех российских выборах осуществляется директивное (подконтрольное) голосование краплеными бюллетенями. Не сумев навести хотя бы относительный порядок при использовании «классической» технологии голосования, опирающейся на принципы австралийского, секретного, бумажного избирательного бюллетеня, и ручной подсчет голосов, российские власти начали поспешно и активно внедрять машины для голосования. Это так называемые Комплексы Обработки Избирательных Бюллетеней (КОИБ), использующие технологию оптического сканирования бумажных бюллетеней с помощью оптоэлектронных устройств и последующего компьютерного распознавания изображений. Внедрение в практику выборов этих машин осуществляется в рамках создания Государственной Автоматизированной Системы «Выборы». В последнее время в практику голосования активно внедряются также Комплексы Электронного голосования (КЭГ). Причем, агитируя за внедрение в практику тайного голосования таких машин, их сторонники приводят ложные аргументы, лукавые доводы и откровенные небылицы. Ограниченный объем статьи не позволяет привести результаты подробного анализа особенностей голосования с помощью КОИБов и КЭГов. Но о достоинствах и недостатках этих любимых игрушек российской ЦИК можно подробно узнать в статье автора: «Россия: Особенности национального голосования.» Ознакомившись с этой статьей, читатель узнает, что использование машин для голосования не только не устраняет перечисленные выше дефекты технологий российского «ручного» тайного голосования, но и даже порождает целый ряд новых проблем. Фактически все заявленные конкурентные преимущества машинного голосования не более, чем красивый миф. Прочитав эти материалы, возможно читатель задаст себе вопрос – зачем и на что были потрачены и продолжают тратиться десятки миллиардов рублей бюджетных денег.

Выводы
1. Россия к федеральным и региональным выборам 18 сентября 2016 года не готова.
2. Применяемые на российских выборах технологии тайного голосования не обеспечивают анонимность избирателя и его свободное голосование, что гарантируется Конституцией и базовыми федеральными электоральными законами.
3. В нарушение принципов, изложенных в статье 3 конституции Российской Федерации, избирателю не предоставлено полное активное избирательное право.
4. Формируемые с помощью этих дефектных технологий тайного голосования органы федеральной, региональной и муниципальной власти не являются законно избранными и легитимными.
5. Тупое игнорирование поднимаемых в данной статье проблем неминуемо приведет нашу страну к гражданской войне. Гражданскую войну страна, обладающая ядерным оружием, может не пережить.
6. В случае углубления экономического кризиса и ухудшения жизненного уровня народа можно дать 100% гарантию, что в стране могут появиться новые «Минины» и «Пожарские», которые активно и успешно разыграют вышеизложенную электоральную карту-проблему.
7. Поэтому указом президента РФ назначенные на 18 сентября 2016 года выборы надо отменить и перенести на более поздний срок.
8. Одновременно продлить срок полномочий депутатов Госдумы РФ.
9. Внести коррективы в избирательное законодательство РФ, устраняющие все вышеперечисленные в статье недостатки российских технологий тайного голосования и принять новые редакции базовых электоральных законов и одновременно скорректировать связанные с ними документы ЦИК РФ.
10. Указом президента РФ объявить новые выборы в Госдуму России.

Если эти шаги не будут реализованы, то вместо честных, прозрачных и свободных выборов 18 сентября 2016 года будет проведен очередной избирательный балаган, а победителей этих выборов вполне можно обвинить в незаконном присвоении властных полномочий.

Если кратко охарактеризовать позорно-катастрофическое положение в электоральном законодательстве России, то в наибольшей степени для этой цели подходит шутливый афоризм, высказанный знаменитым американским писателем-гуманистом Марком Твеном (1835-1910 гг.): «Если бы от нас что-то зависело на выборах, нас бы туда просто не пустили…».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *