Два пути для трех церквей

После решения Константинополя православные на Украине стоят перед выбором между новой Поместной церковью и верностью Москве. Выбор будет историческим

Процесс создания Поместной церкви в Украине продолжается. 10 октября синод Вселенской церкви сделал еще один важный шаг. Ранее каноничными считались только приходы и епархии митрополита Онурфия, подчиненного Московской Патриархии, а две других юрисдикции, Киевский Патриархат (УПЦ КП) и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) были непризнанными. Константинополь снял запреты с этих двух юрисдикций и таким образом уравнял в положении все православные приходы Украины.

Возникает совершенно новая ситуация. После получения «томоса» исчезнет старое представление о том, что Украина — это каноническая территория Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП). Возникает каноническая территория Поместной церкви Украины.

ПРОМОСКОВСКИЕ ПРИХОДЫ
Перед приходами УПЦ КП и УАПЦ выбор менее сложный: если они не вольются в процесс объединения, то они потеряют всякую надежду обрести каноничность. Ведь они и ранее рассчитывали на то, что в будущем получат признание Вселенского патриархата. И вот эта возможность возникла.

А для митрополита Онуфрия — это тяжелый выбор. И он носит исторический характер. Остаться в каноническом подчинении Москвы — это означает поставить приходы в довольно странное положение. Каково их будущее? В новой исторической ситуации они неизбежно будут маркироваться как «московские» приходы. Киевские гражданские власти подчеркивают, что государство не будет вмешиваться в процесс объединения. Но даже если это и так, очевидно, что произойдет «зеркальный переворот» всей картины. Московские приходы были единственным канонически признанными и Константинополем, и всеми православными церквами, а теперь — хотя они и останутся канонически признанными, но уже на положении «приходов диаспоры», т. е. на положении заведомо «промосковских» приходов — на фоне новой канонической поместной церкви.

Глядя в будущее, трудно понять, зачем украинскому епископату связывать себя с концепцией «канонической территории» Московского патриархата, которая неизбежно рассыпется. Поскольку она покоится только на «географической карте» российской империи, Советского Союза и геополитике периода двухблоковой системы.

В новой реальности ничего этого нет. Какой бы спор вокруг документов XVII века о полномочиях московской кафедры сегодня ни шел, ясно, что Москва не сможет в будущем опираться на свою воображаемую имперскую карту.

Есть даже и мнение внутри российских православных, что для России было бы лучше завершить всю историю «экзархатов» за границами современной РФ и остаться в пределах «национальной церкви». Например, архимандрит Кирилл (Говорун), выступая в Праге 9 октября, сказал, что процесс создания Поместной церкви настолько сложный, что мы не можем прогнозировать его результаты для Украины, а вот для России он точно был бы благом.

РУССКОГОВОРЯЩАЯ ЦЕРКОВЬ
Поместная церковь Украины — как и любая национальная церковь, не будет национальной в этническом смысле. Ровно так же, как и украинская армия — ведь в ней на стороне Украины воюют и погибают солдаты и офицеры с русскими фамилиями, сражаясь против агрессии Москвы.

Храмы канонической церкви, признанные Константинополем, создадут новый феномен — это будет не только большая украиноговорящая Церковь, но и русскоговорящая.

А это заставляет вспомнить о «русском экзахарте» митрополита Евлогия (управлял православными приходами в Западной Европе в 20-40-е годы прошлого века). Ведь в 30-е годы русские православные в Париже находились в подчинении Константинополя. Георгий Федотов, Антон Карташов, Василий Зеньковский, о.Георгий Флоровский, а затем о.Иоанн Мейендорф — наследие этих богослов изучают в православных семинариях всех стран. Они — общее наследие. А они были «константинопольцами».

Понятно, что никакого «раскола» мирового православия на почве создания Поместной Церкви в Украине не может быть. Для православных открыты храмы всех юрисдикций.

Но будет формирование с одной стороны, большой Поместной церкови в границах европейски ориентированной Украины. А с другой стороны, ухудшение имиджа Московской Патриархии, которая решила привязать себя к конкретному политическому курсу в постсоветской России. Ясно, что митрополиту Онуфрию и ему епископату неизбежно придется обдумывать последствия этого грандиозного исторического выбора.

ВЕРОЯТНОСТЬ КОНФЛИКТОВ
Пока неясно, какими темпами пойдет создание Поместной церкви. Гражданские власти Украины, для которых важно соблюдать европейские нормы в отношении свободы совести, будут, конечно, осторожны в отношении московских приходов. Но конфликты будут.

Уже видно, как конструируется линия пропагандистского конфликта: часть русскоязычных украинских ресурсов публикует заведомо искаженную картину всего сюжета с автокефалией, затем это подхватывается кремлевскими медиа. Все это падает на голову широкой русскоязычной аудитории обеих стран. Кремль ровно так же действовал в странах Балтии во многих случаях, поощряя малопосещаемые местные русскоязычные ресурсы, а затем широко используя их сообщения в своих медиасетях с огромной аудиторией.

Московская Патриархия оказывается втянутой в игру Кремля против Украины. Но кончится это ровно так же, как и когда-то кончилось ее вынужденное сотрудничество с Политбюро СССР — тяжелой исторической травмой.

Александр Морозов — российский политолог, научный сотрудник Карлова университета (Прага)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *