Два подарка полиции. К чему приведет переход ФМС и ФСКН под начало МВД

Спустя 13 лет МВД вернуло себе антинаркотическое и паспортно-визовое подразделения: в структуру ведомства влились ФСКН и ФМС. Сами службы в результате слияния получают дополнительные полномочия, о которых давно просили

Президент России Владимир Путин во вторник, 5 апреля, объявил о подчинении Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и Федеральной миграционной службы (ФМС) Министерству внутренних дел России (МВД). Оба ликвидируемых ведомства после присоединения к МВД реализуют свои давние планы — увеличение полномочий.

ФСКН

Вопрос о слиянии ФСКН и МВД обсуждался больше года. Как сообщал РБК источник, близкий к администрации президента, против ликвидации ФСКН был глава ведомства Виктор Иванов. На должность руководителя ФСКН Иванов был назначен в мае 2008 года, до этого он долгое время работал в администрации президента Владимира Путина, в частности с 2004 по 2008 год занимал должность помощника президента по кадровым вопросам.

Последние несколько лет ФСКН старалась расширить круг своих интересов, в частности ведомство хотело монополизировать сферу реабилитации и социализации наркозависимых. ФСКН даже разработала государственную программу, которая предполагает объединение под эгидой ФСКН около 500 существующих в России реабилитационных центров. Они, как планировалось, должны были иметь возможность получать гранты от государства для помощи наркозависимым. Первоначально на эти цели ФСКН запрашивала у государства более 150 млрд руб. Впоследствии предполагаемые расходы на программу сократились до 1,5 млрд.

Полномочия оказывать финансовую и организационную поддержку реабилитационных НКО ведомство получило в августе 2014 года указом Путина. Но реализовать программу у Иванова так и не получилось, поскольку Минфин отказывался выделять под нее деньги. Не удалось ФСКН и утвердить профильный закон о службе, который был разработан еще в 2013 году. Этот закон существенно расширял полномочия службы: ведомство хотело проводить медосвидетельствование, выносить предписания компаниям и индивидуальным предпринимателям, чтобы те «принимали меры по недопущению незаконного оборота наркотиков», и даже через суд приостанавливать работы компаний, если те не исполнили предписание службы.

Но за свою основную работу — по противодействию обороту наркотиков — ФСКН подвергалась критике со стороны экспертов, которые сравнивали показатели службы с показателями МВД. Полицейские занимаются раскрытием нетяжких преступлений, связанных с наркотиками, или преступлений средней тяжести. Эксперты Санкт-Петербургского ​​​института проблем правоприменения в докладе, посвященном эффективности работы двух ведомств, констатировали, что МВД опережает ФСКН в количестве раскрытых преступлений, а ФСКН опережает МВД в объемах изъятых наркотиков.

Весной 2015 года Иванов, комментируя слухи о возможной реорганизации своего ведомства, говорил, что у МВД выше показатели по задержаниям рядовых наркопотребителей, но в поле зрения ФСКН — крупные поставщики и дистрибьюторы наркотиков. «90% всех оптовых партий наркотиков изымает именно ФСКН», — подчеркивал Иванов.

Что будет с более чем 30 тыс. сотрудников ФСКН, которые числятся в штате ведомства, пока неясно. Об увольнениях в ФСКН Путин на встрече с представителями ведомств не сообщал, он лишь заявил, что «вся эта структура будет работать самодостаточно, самостоятельно, но в рамках Министерства внутренних дел». В самой ФСКН в середине января объявили о том, что проводят оптимизацию структуры и штата.

Какое структурное подразделение будет создано в МВД в связи с присоединением к ФСКН, пока не объявлялось. До создания ФСКН борьбой с наркотиками в МВД занималось Главное управление по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ГУБНОН). После расформирования были созданы антинаркотическое управление в структуре Главного управления уголовного розыска и спецотделы в регионах. Как писал «Коммерсантъ», после ликвидации ФСКН предполагается передать наркополицейских именно в подразделения угрозыска. Кроме того, по данным газеты, ​обсуждается и возможность воссоздания ГУБНОН.

ФМС

ФМС стала самостоятельным подразделением в 2004 году, когда ведомство вышло из состава МВД. В последние годы в ФМС жаловались, что служба не входит в число правоохранительных органов и не обладает функциями, необходимыми для работы с мигрантами, объясняет собеседник РБК в ФМС. На прошлой неделе о недостатке полномочий на круглом столе в Общественной палате говорила замначальника отдела мониторинга департамента по организации работы с иностранными гражданами ФМС Надежда Воронина.

Весной 2014 года ФМС разработала законопроект «Об иммиграционном контроле», существенно расширяющий полномочия ведомства и превращающий его в полноценную силовую структуру. Если бы этот закон был одобрен Госдумой и подписан президентом, сотрудники службы могли бы проводить проверки юридических лиц, аннулировать лицензии и изымать разрешения у работодателей. Кроме того, сотрудники ведомства были бы вправе возбуждать и расследовать уголовные дела по факту организации незаконной миграции, проверять документы у граждан и применять оружие.

В компетенцию ФМС до ее ликвидации входили вопросы предоставления гражданства, выдача виз на въезд в Россию, оформление и выдача паспортов гражданам Российской Федерации, депортация и запрет на въезд для нарушителей миграционного законодательства. Руководство ведомства состоит из представителей силовых органов. Трое из восьми замов руководителя ФМС Константина Ромодановского — выходцы из органов госбезопасности, как и он сам, еще трое — выходцы из МВД.

В ФМС после сокращения штатной численности летом 2015 года работало 36 тыс. человек. Уже известно, что ФМС сократит еще 30%: об этом говорится в указе Путина о слиянии структур. Сам факт возвращения ФМС в состав МВД не означает, что «самостоятельное состояние было признано неудачным», рассказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков журналистам. «Просто в результате межведомственной проработки пришли к мнению, что на данном этапе более целесообразна такая структура», — пояснил Песков.

Судьбу нынешнего главы ФМС Ромодановского будет решать Путин, сказала во вторник РБК замруководителя ФМС Екатерина Егорова.

Президент фонда «Миграция XXI век», бывший замдиректора ФМС Вячеслав Поставнин в разговоре с РБК заметил, что решение о слиянии ведомств напрашивалось давно, поскольку в последнее время часть функций миграционной службы получило Министерство внутренних дел. По его словам, есть два варианта подчинения ФМС МВД. Первый вариант предполагает, что ФМС остается службой, но в рамках МВД, а руководитель миграционного ведомства становится заместителем министра внутренних дел.

«Второй вариант заключается в том, что ФМС превратится, по сути, в паспортно-визовый центр при МВД, которым она и была раньше. Функции контроля за мигрантами и регулирования миграции тогда нужно будет кому-то отдать, поскольку этим МВД не занималось», — добавляет Поставнин. По его словам, функции выдачи трудовых патентов мигрантам можно отдать либо регионам, как это происходит в Москве, либо Минтруду.

После присоединения к МВД ФМС в какой-то степени реализовала свое желание расширить полномочия, уточняет Поставнин. Но эти полномочия — дознание, допрос, оперативная работа — сотрудникам службы, скорее всего, не понадобятся, уверен Поставнин. Непосредственной работой с мигрантами, по его мнению, будут заниматься полицейские — участковые, постовые и т.д., поскольку ФМС сконцентрируют на паспортно-визовой работе.

Вячеслав Козлов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *