Другой протест

Власть до сих пор не может прийти в себя после всероссийской акции оппозиции 26 марта, инициированной Алексеем Навальным. Даже «митинги скорби» после теракта в Санкт-Петербурге, наспех организованные по всей стране, выглядят чем-то вроде попытки показать, что на улицы выходят не только противники коррупции в верхах. Власть, без стеснения используя трагический повод, пытается перехватить уличную повестку.

Власть — впервые за долгие годы — вынуждена отвечать оппозиции. Отвечает угрозами президент, кивает на «западные спецслужбы» спикер Госдумы Вячеслав Володин, с фирменным косноязычием рассуждает про «чушь, бумажки и компот» премьер-министр Дмитрий Медведев на заводе «Тамбовский бекон». В регионах ответы проще — там участников митингов увольняют с работы (см. Меры пресечения), а то и вовсе пытаются упрятать в психушку (см. С ума сойти можно).

Ответы в регионах проще, зато ситуация — куда сложнее. Длится акция дальнобойщиков против системы «Платон», особенно активны ее участники в Дагестане. Их поддерживают местные жители, и, хотя их колонны во время протестных автопробегов сопровождает бронетехника Росгвардии, власти республики пока не решаются жестко расправиться с протестующими. Протестуют против обязательной установки системы ГЛОНАСС на подержанные легковушки автомобилисты Владивостока (см. Возмущенные на колесах). Тысячные митинги собираются в Самаре — там жители недовольны отменой льгот. Удержать краснодарских фермеров, готовивших «тракторный марш» на Москву удалось, только задержав лидеров по надуманным обвинениям (см. Меры пресечения).

Это другой протест. Пенсионеры Самары совсем не похожи на «поколение интернета», составившее костяк мартовских антикоррупционных митингов. Дальнобойщики избегают политических требований. Фермеров интересуют не далекие дворцы, яхты и виноградники в Тоскане, а возможность честно конкурировать с крупными агрохолдингами, которые поддерживает бывший губернатор Краснодарского края, а ныне — министр сельского хозяйства Александр Ткачев.

Но от социального протеста до политики — один маленький шаг. В Самаре уже звучат требования отставки губернатора и даже вопросы к Владимиру Путину, который не хочет навести порядок в регионах. Пока власть — особенно на местах — может относительно легко разобраться с политической оппозицией, все еще немногочисленной, — объявить митингующих по доброй традиции провокаторами и агентами Госдепа, оглушить штрафами и административными арестами. Но что делать с людьми, которые политикой впрямую не озабочены, о гражданских свободах не размышляют, а просто требуют нормальной жизни, право на которую, кстати, заработали? Трудно судить, что там на месте совести у разнокалиберных чиновников, но обзывать бабушку, лишившуюся льготы на проезд в автобусе, агентом чужих спецслужб даже у этих людей наглости не хватит.

Это потихоньку тянется к улице, выходит протестовать, требует своего то самое путинское большинство, которое поддерживало любые действия власти и до сих пор обеспечивает президенту невероятный рейтинг. И президентская кампания у президента с невероятным рейтингом может получиться куда интереснее, чем все, включая и его самого, ожидали. Не то чтобы это совсем уж просто — уловить связь между купленным на краденые деньги виноградником в Тоскане и отсутствием льготы на проезд, но все-таки можно.

Ну и, кстати, о рейтингах. По данным «Левада-Центра», электоральный рейтинг Навального за последний месяц вырос вдвое и теперь составляет 10%. 38% россиян одобряют мартовские протесты. А сторонники Навального открывают четыре новых региональных штаба — в Воронеже, Ростове-на-Дону, Краснодаре и Ставрополе.

Иван Давыдов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *