Долг платежом красен. Совет Европы посоветовал России выплачивать компенсации своим гражданам

Венецианская комиссия (консультативный орган Совета Европы по конституционному праву) на прошлой неделе официально высказалась относительно новых полномочий Конституционного суда России по блокированию исполнения решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и других международных судов.

Комиссия напомнила российским властям об обязательном соблюдении решений ЕСПЧ, а также об «обязанности российских властей находить альтернативные меры для выполнения международных решений», говорится в официальном сообщении Совета Европы.

Кроме того, Венецианская комиссия рекомендует российским властям не игнорировать те решения Страсбургского суда, исполнение которых Россией будет признаваться «противоречащим Конституции». Конституционный суд России, по мнению комиссии, не может переоценивать само существо решений ЕСПЧ, а оговорка о возможности их «неисполнения» не может касаться выплаты компенсаций.

«Венецианская комиссия рекомендует, чтобы индивидуальные меры, такие как приказы о выплате компенсаций, вообще не направлялись на рассмотрение в Конституционный суд», — пояснила «Новой газете» представитель Совета Европы Татьяна Баева.

При вынесении заключения Совет Европы учел недавнее постановление Конституционного суда по делу «Анчугов и Гладков против России» об избирательных правах осужденных. Напомним, в решении по делу Сергея Анчугова и Владимира Гладкова суд в Страсбурге указал на нарушение прав заявителей на свободные выборы. По мнению суда, закрепленное в Конституции России ограничение избирательных прав заключенных «носит абсолютный, автоматический и недифференцированный характер», поскольку касается всех осужденных вне зависимости от тяжести и вида совершенного преступления, срока наказания и индивидуальных обстоятельств. ЕСПЧ предложил России предоставить некоторым заключенным возможность голосовать, интерпретировав Конституцию «в гармонии с положениями Конвенции».

Конституционный суд, в свою очередь, не увидел возможности для исполнения спорного решения в той части, где Страсбург предлагает реформировать российское законодательство, сохранив некоторым категориям осужденных избирательные права. И КС в итоге нашел невозможным исполнить решение ЕСПЧ в отношении Анчугова и Гладкова, поскольку оба осуждены за совершение особо тяжких преступлений, а значит, «заведомо не могли рассчитывать на доступ к активному избирательному праву ни по Конституции РФ, ни по международным правовым стандартам».

Юридический директор правозащитного центра «Мемориал» Кирилл Коротеев считает неэффективным диалог Совета Европы с Россией по острым вопросам.

«Венецианская комиссия действует, исходя из презумпции добросовестности государств, — сказал «Новой газете» Коротеев. — То есть если Россия в очередной раз поступает отвратительно, Совет Европы думает, что она так делает из лучших побуждений, чего-то в этой жизни не понимая, и предлагает «об этом поговорить». Вот эта презумпция добросовестности государств для Совета Европы просто неопровержима, что понятно, поскольку они стараются максимизировать свою полезность. На мой взгляд, Совет Европы ушел от существа проблемы. Тут нужно не конференции с участием сторон в дорогих отелях проводить, а жестко стоять на защите механизмов работы Европейского суда. Статья 46 Европейской конвенции не допускает какой-то «частичной» обязательности решений ЕСПЧ».

Дискуссия о том, чьи решения в России — КС или ЕСПЧ — имеют приоритет, разгорается всякий раз при вынесении Страсбургом решений по резонансным делам. На недавнем Международном Петербургском юридическом форуме в Санкт-Петербурге судья Конституционного суда Сергей Князев заметил, что в споре с Европейским судом «мы только в начале пути».

Юлия СЧАСТЛИВЦЕВА —
специально для «Новой газеты»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *