Добровольцы, вперед?!

6 декабря 2017
Я так считаю

Тут наше многомудрое Правительство РФ поднатужилось-поднапружилось да и внесло в Госдуму законопроект №313759-7 “О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам добровольчества (волонтерства)“.

К сожалению, у меня нет ни времени ни сил для надлежащего анализа этого документа, но даже при бегло-диагональном просмотре глаз натыкается на всякие сучкИ и задоринки, разной степени неудобоваримости.

Приведу пару примеров.

Начну с определения понятия “добровольческая (волонтерская) организация”:
Добровольческая (волонтерская) организация – некоммерческая организация в форме общественной организации, общественного движения, ассоциации (союза), фонда или автономной некоммерческой организации, которая для осуществления своей деятельности на постоянной или временной основе привлекает труд добровольцев (волонтеров) и осуществляет руководство их деятельностью“.

Все.

Согласно этому определению добровольческой организацией является не объединение добровольцев, что было бы логично, и даже не НКО, основную часть общественно полезной деятельности которой выполняют добровольцы, а любая некоммерческая организация в форме общественной организации, общественного движения, ассоциации (союза), фонда или автономной некоммерческой организации, которая для осуществления своей деятельности на постоянной или временной основе привлекает труд добровольцев (волонтеров). Подчеркиваю, любая НКО, созданная в указанных формах, вне зависимости от того, сколько добровольцев и как часто принимают участие в ее деятельности, каково соотношение добровольцев и штатных сотрудников, какую долю в общей работе организации выполняют именно добровольцы.

Приэтом проект предусматривает, что добровольческие (волонтерские) организации имеют право получать поддержку органов государственной власти и органов местного самоуправления в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Для сравнения, чтобы приобрести статус благотворительной НКО должна не менее 80% расходов направлять на благотворительные программы и не вправе использовать на оплату труда административно-управленческого персонала более 20 % финансовых средств, расходуемых этой организацией за финансовый год. Только соответствуя этим требованиям, организация может именоваться благотворительной и рассчитывать на льготы и прочие меры поддержки, предусмотренные для благотворительных организаций.

А тут в НКО с пятью десятками сотрудников на зарплате пришли 2 добровольца забили 3 гвоздя и организация сразу подпадает под определение добровольческой и может рассчитывать на соответствующие статусу добровольческой права и иные предусмотренные проектом коврижки.

При этом те двое, вместе забившие 3 гвоздя, согласно проекту приобретают право (велик и могуч русский язык!) “получать /…/ награждение за добровольный труд.”

Удивительная, однако, и не только с точки зрения русской филологии, правовая конструкция: не органы власти, органы местного самоуправления или собственно НКО согласно проекту, получат право поощрять, в т.ч. награждать добровольцев, а доброволец имеет право “получать /…/ награждение”. И причем не за успехи, большой (выдающийся) вклад и т.п., а собственно за добровольный труд вне зависимости от его количества, качества и общественной ценности, т.е. за сам факт хоть какого-то добровольческого участия.

Вот гвоздь забил и со всей присущей нашему воспитанному на скрепах человеку скромностью…

– Нет, ребята, я не гордый.
Не загадывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.

(А. Твардовский. “Василий Теркин”)

Впрочем, для добровольца в проекте предусмотрены не только бонусы, но и обязанности.

Их всего две.

Одна из них: “…при осуществлении своей деятельности /…/ не нарушать Конституцию Российской Федерации и законодательство Российской Федерации”, – просто радует глаз чистейшей как слеза младенца практической бессмысленностью.

Можно подумать, что во всякое прочее время нарушать Конституцию и иное законодательство можно вдоль и поперек, и только в случаях, специально оговоренных законом, например, при осуществлении добровольческой деятельности, “ни-и-и-з-з-з-я-я-я”.

Зачем здесь это “ни-и-и-з-з-з-я-я-я”? В чем его сакральный смысл?

Ну, да Бог с ним, с этим положением. Пользы от него никакой, но и вреда лишь потраченная бумага, да краска. Хотя деревья жалко.

Со второй обязанностью дела обстоят хуже.

Доброволец (волонтер) при осуществлении своей деятельности обязан /…/ не разглашать ставшие ему известными в ходе осуществления добровольческой (волонтерской) деятельности сведения, относящиеся к охраняемой законом информации“.

В принципе правильно, но…

Коллеги, откуда добровольцу, особенно если он взаимодействует с благополучателем непосредственно от своего имени (а такая возможность проектом предусмотрена) знать, что относится к охраняемой законом информации. а что нет, а также что является ее разглашением, а что не является. Мы где живем? У нас что страна повальной и всеобщей правовой грамотности?

Или добровольцами могут быть только граждане имеющие юридическое образование (пусть даже среднее специальное)? Что-то я такого положения в проекте не видел.

Дай Бог, если некоторые добровольцы хоть этот закон прочтут. Почему было сразу в этом закон(опроект)е не сделать разъясняющую оговорку (или примечание), хотя бы корреспондирующую к соответствующим нормам других законов?

Без этого существует внятный риск того, что одни добровольцы будут по незнанию распространяться о персональных данных благополучателей, а другие отказываться от дачи свидетельских показаний ибо обязаны не разглашать.

В общем смотрите, коллеги, внимательно.

Разумеется, значительную часть всех перечисленных и не перечисленных мной чудесатостей этого проекта можно будет поправить дополнительными законами и подзаконными актами. Возможно, что-то подправят в процессе принятия во втором чтении.

Но боюсь, что ничего приличного из этого проекта не получится.

Зачем было это полупережеванную словесную массу из Правительства изрыгать в Госдуму? Кому это было надо?

Пока вижу лишь две категории реальных бенифициаров от принятия этого словоизлияния:
– тех наших коллег, которые оседлали тему развития добровольчества и планируют дальше собирать государственные и муниципальные коврижки в качестве Центров поддержки добровольчества (волонтерства);
– отставной козы барабанщиков – бывших чиновников, под которых такие Центры поддержки будут создаваться, в т.ч. в виде государственных (муниципальных) учреждений (чиновники сами будут создавать себе такие запасные аэродромы-кормушки, да и для чиновной родни там местечки с окладами найдутся).

На все это пойдут наши налоги, но нас об этом не спросят.

Ну, и власти наши, наконец, почувствуют глубокое удовлетворение. Наконец-то они эту буйно цветущую поляну заровняют и закатают законодательным асфальтом.

Игорь Карлинский