До кибуца, до колхоза. Вернут ли советский строй на село

Депутат Госдумы от партии КПРФ Вадим Соловьев направил обращение на имя премьер-министра Дмитрия Медведева, предложив восстановить государственные колхозы. Похожую идею озвучил глава Иркутской области коммунист Сергей Левченко, который анонсировал создание 20 коллективных хозяйств в регионе. Стоит ли селам ожидать возвращения в СССР или речь идет о модели альтернативного социализма, разбиралась «Лента.ру».

В 90-е годы прошлого столетия практически все колхозы и совхозы в стране были преобразованы в акционерные общества. Часть сумела адаптироваться к рыночным условиям: колхоз имени Фрунзе в Белгородской области, «Казьминский» в Ставропольском крае, «Путь Ленина» в Кировской области. Остальные были скуплены, порой за бесценок, и объединены в крупные агрохолдинги, рассказывает директор ЗАО «Совхоз имени Ленина» Павел Грудинин.

Депутат Соловьев считает, что реформы в сельском хозяйстве «провалились по полной программе», в результате страна лишилась половины своих сельхозземель. Фермерство, уверен депутат, доказало свою несостоятельность, его доля на российском рынке всего 5-7 процентов, и производимая фермерами продукция не в состоянии удовлетворить даже внутренние потребности. Именно поэтому идея возрождения коллективных хозяйств приобрела актуальность и не раз обсуждалась в кулуарах партии.

«Мы должны быть реалистами — если колхозы более эффективная форма хозяйствования и способна накормить страну, значит, нужно ее использовать. Надо брать из советского периода все лучшее, что там было, а там было очень много хорошего», — говорит депутат.

Советский формат с поправкой на настоящее

По словам иркутского губернатора Левченко, колхозы или их подобие — народные предприятия, появятся в сибирском регионе уже в этом году и в разных сферах, в том числе в сельском и коммунальном хозяйстве. Им, вероятно, предоставят льготы. «Только так можно выжить в этих суровых условиях. Все другие варианты частного либерального плана на территории таких крупных субъектов, как наша область, не работают», — заявил Левченко на пресс-конференции. По мнению главы региона, особенно актуальны колхозы для северных районов области, где трудно создавать полноценные крупные предприятия.

«В качестве примера успешного опыта создания сельскохозяйственного производственного кооператива могу привести Усольский свинокомплекс. Это народное предприятие. Там неделимая собственность, где каждый участник кооператива получает дивиденды от вложенного труда. Есть у нас и другие примеры такой успешной работы», — отмечает по этому поводу депутат Госдумы от Иркутской области Евгений Рульков. Он уверен, что современные коллективные хозяйства можно организовать за счет государственно-частного партнерства.

Эксперты не думают, что речь идет именно о колхозах в их традиционном понимании. «Я бы не стал называть это коллективными хозяйствами или народными предприятиями, все-таки колхоз или совхоз у нас, по большому счету, ассоциируется с провалом. Здесь уместнее говорить о федерации нескольких частных подсобных хозяйств, объединенных по принципу долевого участия», — уточняет Альберт Давлеев из консалтинговой компании «Агрифуд Стретеджис».

По его мнению, для развития сельхозпроизводств сегодня важны четыре фактора: наличие земли, квалифицированные кадры, техника и финансирование. Также необходимо добиться, чтобы подобные кооперации были рентабельными, а для этого нужна грамотная калькуляция и бизнес-план.

Помехи для колхозной идиллии

Основной причиной несостоятельности советских народных предприятий специалисты называют то, что при колхозном строе человек был лишен индивидуальности, не принадлежал себе, а поэтому не был заинтересован в собственном труде.

Сейчас развитию АПК на северных территориях, где собираются внедрять современный формат колхозов, мешает неразвитая транспортная инфраструктура и отдаленность от населенных пунктов. Это не позволяет вывозить производимую продукцию даже за пределы конкретного района, не то что региона. Связь с областным центром в ряде случаев обеспечивается малой авиацией, на которую в последнее время катастрофически не хватает денег. Также отмечается общий низкий уровень жизни населения, технической, социальной и жилищно-коммунальной инфраструктуры.

Местные товары банально неконкурентоспособны по сравнению с продукцией крупных сельхозхолдингов, производящих те же продукты в массовом порядке и с более низкой себестоимостью. Именно поэтому в Иркутской области существуют, например, сложности с реализацией производимого в регионе молока, и местные предприниматели продолжают завозить молоко извне. Также есть проблема переработки собственной продукции.

«Иркутская область и вообще территории Восточной Сибири, Забайкальский край, Еврейская автономной область и другие — проблемные зоны. Они мало заселены, и рынок сбыта не очень большой. Даже при огромных расстояниях доставка сельхозпродукции или животноводства в Сибирь, к примеру, из Белгородской области более выгодна, чем ее производство на месте», — рассуждает Давлеев.

По словам эксперта, начинание представителей КПРФ разумнее рассматривать в первую очередь в рамках госпрограммы развития сельских территорий, которая вполне реализуема при определенной поддержке местных властей.

Вернуть колхозы — личная инициатива Левченко, которая опирается больше на политические взгляды, чем на экономические реалии, считает профессор НИУ ВШЭ Олег Матвейчев. «Учитывая принадлежность губернатора к коммунистической партии, возможно, он считает эту форму хозяйствования эффективной. Если губернатор сумеет организовать людей в колхозы и они покажут свою результативность, то это можно только поддержать — флаг ему в руки! Очень даже любопытно посмотреть, что из этого получится», — комментирует политолог.

С завтрашнего дня в приказном порядке…

Но пронести этот флаг над российскими сельхозугодиями — непростая задача, хотя зарубежный опыт действительно выглядит заманчиво.

«Подобная структура отлично работает в европейских странах: в Голландии, Германии, Испании, Франции. Там много сельскохозяйственных коопераций, и они работают успешно не потому, что получают господдержку, а потому что интегрируются», — подчеркивает Давлеев. В свою очередь депутат Соловьев обращает внимание на опыт Израиля, где уже на протяжении почти столетия успешно функционируют кибуцы — примерные аналоги коммунистических колхозов.

Ключевыми факторами успеха западных сельхозобъединений Давлеев называет юридическую культуру, бизнес-этику и историю отношений европейских фермеров. Она иная, чем в России, отмечает эксперт, в психологическом плане в нашей стране это работает сложнее. «Основная проблема именно в людях. Инициатива должна идти не только от властей, но и снизу, а когда начинается перетягивание одеяла на себя, неизбежно возникают проблемы. Боюсь, что это может стать главной трудностью — или один из факторов не выстрелит, или пайщики в кооперативе не смогут договориться», — резюмирует он.

Смогут ли власти зажечь электорат ностальгической идеей в России — тоже большой вопрос. «Не думаю, что с завтрашнего дня Сергей Левченко в приказном порядке заставит всех в области, включая детишек, работать в колхозах. Скорее всего, возьмет пару хозяйств и попытается объединить, поговорит с мужиками, постарается убедить их, и сам посмотрит, и другим покажет», — подытоживает Олег Матвейчев.

«Успех производств, в целом, зависит от экономических законов конкретной страны, от управленцев, возглавляющих организацию, от работников. Все формы собственности имеют право на жизнь. Хотя, если задуматься, кибуц — это совсем не наш вариант, русские не смогут жить в догмах», — считает Павел Грудинин из «Совхоза имени Ленина».

Главное, по его словам, сделать сельхозпредприятия выгодными, а это возможно только через повышение уровня жизни населения. Если у населения повысится спрос, тогда можно будет говорить о развитии предприятий и запущенных сельхозтерриторий. А пока государству порой выгоднее покупать на стороне, чем производить самому.

Виктория Токарева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *