Дмитрий Быков: Во власти убеждены, что россияне в восторге от репрессий

16 марта 2021
Пресс-обзор

Демонстративное задержание участников форума «Объединенные демократы» – еще одна иллюстрация того, что цель Кремля – негнетание страха.

Хочется только понять: кто истинные бенефициары этих мер? Нельзя же думать, что силовики получают удовольствие от задержания ни в чем не повинных людей: процент патологических садистов в мире не столь велик.

Кому же хорошо от атмосферы страха? Ведь насаждают ее в преддверии выборов в Госдуму явно не для того, чтобы эти выборы сорвать, обеспечить их бойкот, снять с голосования всех, кроме единороссов, – это как раз кратчайший путь к народному недовольству. Стало быть, этот страх – для кого-то предвыборный подарок вроде пирожка на избирательном участке. Во власти искренне убеждены, что большинству россиян такая атмосфера в стране нравится, что она соответствует их представлениям о порядке и стабильности. И это самая беспримесная русофобия, какую я когда-либо наблюдал.

Видимо, Владислав Сурков, которому нет больше места в Кремле (от чего он испытывает большое облегчение, если не лукавит), формировал концепт «глубинного народа» именно на основе кремлевских представлений о россиянах. Им там, сверху, кажется, что основой сталинизма была именно глубинная радость при виде репрессий. Им там кажется, что россияне восторгаются арестами, что они аплодируют, когда их берут по ночам, – ведь берут всегда «не нас». А если иногда ошибаются и берут нас, то это тоже нормально – лишь бы американцам насолить. Они ведь там, в Кремле, почему-то уверены: когда у нас берут невиновных – американцы тоже боятся. Ведь это показатель нашей силы. Это мы показываем им и всему миру, что можем себе позволить сажать решительно за все: за слухи о подорожаниях, за мирные депутатские собрания, за оценки погоды…

Им кажется, что репрессии – признак силы, что их будут за это уважать, потому что больше, при всем желании, не за что. Им кажется, что атмосфера страха и подозрительности, злобы и неуверенности – любимый климат нашего народа; что мы способны ценить только ту власть, в которой нет ничего человеческого; что подглядывание за соседом и восторг при его аресте заменяет нам любую заграницу, любую зарплату, любой личный успех. Это они так про нас думают и продолжают при этом наклеивать ярлык русофоба на любого, кто скажет слово «свобода».

И такое мнение о себе мы не только терпим, но всеми силами подтверждаем. «Ведь вы этого достойны», как говорилось когда-то в провидческой телевизионной рекламе.

Дмитрий Быков