Держиморда и бунтовщица. Два эпизода из жизни оскорбляющих власть и превышающих полномочия

Помимо постыдных побед, которые в наших шемякиных судах государство почти всегда одерживает над гражданами, случаются изредка и чудесные его поражения. Оттого грезится, что и новое Болотное дело не станет хроникой сплошного произвола и беззаконий

Он, допустим, стоит на страже закона, а иной раз на страже закона ходит быстрым шагом и бегает. А она, к примеру, участвует в несогласованном, что бы это ни значило, шествии, и вот их пути пересеклись. Тогда происходит неизбежное. Он на нее смотрит, он видит эту девушку в первый раз, он выделяет ее из толпы и, повинуясь приказу, а также некоему внутреннему порыву, за ней гонится и ее задерживает. Как правило, в толпе себе подобных, преследующих таких, как она.

А дальше разное может случиться, что порой находит отражение в новостных сводках и судебных исках. Бывает, она при этом первом свидании ведет себя настолько дерзко, что мужчина в полицейской форме чувствует себя обиженным и даже оскорбленным. Но бывает и так, что он, не сдержавшись, допускает некоторые отклонения от нормы, предписанной ему в обращении с девушками и другими людьми. Вообще все это весьма сложные материи, которых не постичь без погружения в конкретику. Как минимум два конкретных эпизода, привлекших общественное внимание в последние дни, помогут нам хоть немного разобраться в этих запутанных делах.

Эпизод первый. 10 августа у Гостиного двора в Петербурге, где проходила акция солидарности с независимыми кандидатами в Мосгордуму, встретились и познакомились Мария и Виктор. В ходе этого знакомства юная активистка Иванова сообщила замначальника городской полиции по охране общественного порядка Борисенко, что он — бессовестный, и чья-то бесстрастная камера зафиксировала, как задет был этим словом немолодой мужчина в форменной рубашке с черным галстуком. Как он, уже покинувший поле вербального боя и подбадриваемый криками «позорище!», скорым шагом вернулся, услышав, что у него совести нет, и заявил, что его оскорбили.

Тут запись обрывалась, но мы, пожалуй, без труда можем воссоздать то, что произошло потом. Сперва замначальника пожелал ближе сойтись с девушкой, записав ее паспортные данные, а теперь намерен призвать ее к ответу. То есть засудить по той статье УК, которая карает российских граждан за «оскорбление представителя власти».

Эпизод второй. В тот же день безымянный покуда омоновец, работавший в центре столицы и участвовавший в задержании москвички Дарьи Сосновской, повел себя не вполне по-джентльменски. Как-то так получилось, что он ударил ее кулаком в печень. Другая бесстрастная камера зафиксировала эту незабываемую сцену, и героя, по установившейся уже традиции укрытого шлемом от любопытных глаз, с тех пор ищут. За него назначена и даже вручена награда: предполагается, что пробитый по «Базе» боец 5-го батальона 2-го ОПП ГУ МВД по Москве Сергей Цыплаков как раз и является тем вспыльчивым полисменом, который бил девушку.

Правда, в пресс-службе данного ведомства эти сведения опровергают, извещая нас о том, что «информация… о личности сотрудника… якобы ударившего задержанную, не соответствует действительности», однако не до конца ясно, что имеется в виду. То ли журналисты оклеветали указанного Цыплакова, то ли в пресс-службе не верят глазам своим, исследуя видеозапись. Однако сама потерпевшая хорошо помнит, как ее волокли по асфальту, выламывая руки, как она теряла очки, как кричала, что ей больно, как после удара «сразу свело все, не могла вздохнуть, замкнулось все вот здесь вот, печень, ребра…» И как еще били по голове. Она сейчас в больнице и тоже хочет привлечь к ответственностиобидчика — за «превышение должностных полномочий».

«Девушка и полицейский» — сюжет интригующий, поскольку неизвестно, чем в итоге обернется знакомство и какие приговоры прозвучат в судах, если до них дело дойдет. Закрадывается, однако, мысль, что у оскорбленного Борисенко есть неплохие шансы на победу, а что касается избитой Сосновской, то мы сильно удивимся, ежели увидим Цыплакова, или как его там зовут, на скамье подсудимых. Эта мысль закрадывается потому, что замначальника в Санкт-Петербурге и «космонавт» в Москве будут играть в этих следственных кабинетах и судах, как бы поточнее выразиться, на своем поле. Там, где любое полицейское вранье слепо принимается на веру, а любая несогласная девушка считается заведомо виновной. И не только девушка, разумеется. Скажем, дизайнер Константин Коновалов, который имел неосторожность пробежаться рядом с полицейскими за пару часов до начала протестной акции, уже уведомлен о том, что ногу ему сломали правильно.

Впрочем, помимо постыдных побед, которые в наших бастрыкинских органах и шемякиных судах государство почти всегда одерживает над гражданами, случаются изредка и чудесные его поражения. Как это было с Иваном Голуновым, которого неожиданно удалось вытащить прямо из пасти российского правоохранительного Левиафана. Как это вышло с Ильдаром Дадиным. Оттого грезится, что и новое Болотное дело, которое уже по праву названо Мосгоризбиркомовским, не станет хроникой сплошного произвола и беззаконий.

«Девушка и полицейский» — сюжет таинственный. Непонятно же, что происходит в головах у тех блюстителей порядка, которые в состоянии ежеминутного стресса зачищают от жителей улицы больших городов. И что с ними происходит в дальнейшем, когда все приказы исполнены и все смутьяны повязаны. Может, у иных и кошки на душе скребут, как знать. Вообразите только, что у Борисенко вдруг проснется совесть и он отзовет свой иск, и тут выяснится, что девушка в нем ошиблась. А боец внезапно осознает, что натворил, и покается, и уволится, и пойдет замаливать грех.

Так мог бы завершиться сюжет про девушку и полицейского, и по-человечески очень жаль, что такой финал в нем едва ли предусмотрен. Кончится все как-то проще, разрушая веру в чудеса, столь характерную для нынешней эпохи, когда верить вроде больше не во что и незачем.

Илья Мильштейн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *