День опричника, или как Большой брат боролся с Касьяновым

Они любить умеют только мертвых… Нет, теперь не так: они бояться могут только мертвых.

Хороший Немцов — мертвый Немцов, так, возможно, предполагали убийцы оппозиционера. А теперь: мертвый Немцов — страшный Немцов. Борис Ефимович погиб, но дело его живет. Контора (глубокого бурения) продакшн представляет. Телевизионный фильм «Эксгумация Немцова» (при участии «Новых русских сенсаций»).

Молодая женщина (имя уже неважно). Ее называют последней любовью Немцова. Маленький сынишка на руках по имени Борис Борисович (двух мнений быть не может!). Она готова мстить всем: предыдущим женщинам Немцова, либеральной оппозиции, которая ее предала, отвергла в трагический момент… Она любит только одного человека (двух мнений быть не может!), поэтому походя сообщает на камеру о его неимоверных миллионах. Она вообще все делает на камеру… Так любит, что с лопатой наперевес идет к его могиле. Чтобы выкопать тело для эксгумации. Доказать всем, чей это сын. И получить причитающееся с погибшего отца.

Голливуд утирает слезы, Голливуд отдыхает. Потому что когда говорят и показывают «Новые русские сенсации» — никакой Тарантино вместе со Спилбергом им в подметки не годятся. «Оскар» в студию!

Но Контора гуманна, оставляя мертвым хоронить своих мертвецов. Через свой сливной бачок из трех букв она снимает кино и про живых. Картина маслом называется «Касьянов день». В главной мужской роли… Угадайте с трех раз. Да, глава партии ПАРНАС, любитель пробовать кремовые торты не по своей воле Михаил Касьянов. Камера, в которой он еще, слава богу, не сидит, залезла к нему в постель.

Давно пора! Наконец-то государство проявило волю и вопиющую нравственность. В главной женской роли — товарищ по партии. Не волнуйтесь, она женщина!

Государство бдит. Большой Брат всегда думает о вас. Он вас любит безмерно и хочет, чтобы вы оставались морально чистыми. Не изменяли жене, идеалам, не бросали детей на произвол судьбы. Не воровали, наконец!

Государство должно контролировать процесс. И половой акт тоже. Иначе мы все разболтаемся, наделаем глупостей. Пойдем опять на Болотную, на Сахарова чего-то требовать, митинговать, кричать: «… (на этом месте могла быть ваша реклама), лыжи, Магадан».

Государство любит вас, оно хочет сделать вас лучше. Поэтому оно должно поставить везде жучки. Чтобы наставить на путь истинный. К вам вчера приходил слесарь? А вы уверены, что это не подполковник спецслужб? Надо жить по Кафке. Или по Замятину («Мы»), чтобы каждый гражданин под своей литерой и личным номером имел возможность заниматься сексом строго по расписанию — по вторникам и четвергам с 19 до 20 нуль-нуль. Под присмотром всевидящего ока, само собой. А иначе беспорядок, бардак и «оранжевая революция». «Я целую чьи-то губы, но подозреваю, что не те» («Ногу свело»).

Я двумя руками «за», я готов смотреть это «детям до 16» от заката до рассвета (хотя показывали постельные сцены-2016 еще до программы «Спокойной ночи, малыши»!). Но что такое государство? Я? Ты? Он? Она? Вместе целая страна? Раз пошла такая пьянка, я хочу видеть продолжение банкета. А эти милые люди, которые смотрят за нами, — образцы чистоты аки херувимы? У которых на плечах прорезаются крылышки. Или погоны? Они не изменяют женам? Не воруют? Не отнимают последнее?

Покажите нам кино про себя, ребята. А то нечестно. Получается, у вас есть нелюбимые и любимые дети. Друзьям всё, остальным закон?

Покажите всю правду, всю голую правду. Иначе я вспомню Владимира Сорокина, его «День опричника». Читали? Там в самом конце есть коллективная сцена, групповая, я бы сказал. Родившаяся в воспаленном мозгу писателя? Или от глубоких знаний нравов нашего Большого Брата?

Который, конечно, как жена Цезаря, вне всяких подозрений. Свят-свят…

Для справки: глава 19 УК РФ «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». Статья 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни»:

«Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан, — наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев».

Александр Мельман

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *